Сычевский Аркадий О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6802
фото           7317








Первый литературный портал:



Рассказ
Невезуха

Рассказ
Гений






Разделы по теме

История Амурской области



















Статьи по теме

Военные губернаторы
















Сычевский Аркадий Валерьевич

25 августа 2019 г.

   До недавнего времени об Аркадии Валерьевиче Сычевском было известно немного. Так, в «Очерках истории Читинской областной организации КПСС», изданном в 1975 году, это имя упоминается в связи с подавлением выступления в Читинских железнодорожных мастерских летом 1906 года.

   «Рабочие Главных железнодорожных мастерских избили предателя и провокатора мастера Кизерецкого. Об этом доложили генерал-губернатору Сычевскому, - рассказывается в «Очерках». - Губернатор сам приехал в мастерские в сопровождении роты солдат и арестовал 29 человек. Рабочие потребовали освободить арестованных. «Я, - писал позже Сычевский командующему войсками на Дальнем Востоке генералу Гродекову, - приказал командиру 3-й роты 18-го полка открыть огонь, но люди сего приказания не исполнили и винтовок не зарядили, вызвав энтузиазм толпы; пережил унизительные минуты». На донесение Гродеков ответил: «Относительно 29 арестованных рабочих как бы не сделать ошибки... Рекомендую спокойнее относиться к рабочим и без нужды их не раздражать. Прежде чем предъявить к ним требование, надо его тщательно взвесить».

   Первая серьезная информация о нем появилась уже в XXI веке, когда в 2001 году была издана книга краеведа и архивиста Татьяны Константиновой «Губернаторы Забайкалья 1851 - 1917 гг.». Правда, об Аркадии Сычевском Татьяне Андреевне удалось узнать немного. И все же благодаря этому исследователю стали известны первые данные о биографии этого человека:

   «Родился 21 января 1860 года, происходил из дворян Петербургской губернии, сын отставного генерал-майора. В службу вступил юнкером 1-го военного полка Полтавского училища в 1877 году. В 1879 году закончил Александровскую военно-юридическую академию. С 1887 no 1893 годы занимался юридической деятельностью в Московском военном округе. В 1904 году Сычевский был командирован в г. Ляоян для усиления Приамурского военно-окружного суда, затем переведен в 17-й Восточно-Сибирский стрелковый полк. За штурм укреплений Путиловской сопки в октябре 1904 года ему вручен орден Святого Георгия IV степени».

   По данным амурских архивистов, его послужной список в этот период был более разнообразным. Вскоре его назначили временно командующим 19-м Восточно-Сибирским стрелковым полком. Служил он более чем успешно, а потому был назначен командиром полка, затем временно командующим бригадой 1-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии, потом командиром бригады 9-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии.

   Интереснейшие воспоминания о нем оставил один из командиров полков Маньчжурской армии, ветеран еще русско-турецкой войны полковник Л. Белькович. Они назывались «После войны - из армии в недра читинской революции» и были впервые опубликованы в 1911 году в журнале «Русская старина»:

   «Это был еще молодой человек с очень приятной и влекущей к себе внешностью; мягкий, деликатный, но в то же время твердый и мужественный, - писал о Сычевском его боевой товарищ. - Грудь генерала была украшена Георгиевским крестом, который он получил в то время, когда, командуя полком, показал храбрость и доблесть в период шахэйских боев. Говорили, что он-то и был настоящим героем так называемой Путиловской сопки».

   Из книги амурского историка Н. Шиндялова «Первая русская революция на Амуре», изданной в Благовещенске в 1985 году, узнаем следующее: «22 января (1906 г.) рабочие Читы начали сдавать оружие. Коварную роль в разоружении города сыграл генерал Сычевский, начальник бригады 9-й Восточно-Сибирской дивизии, ближайший помощник Ренненкампфа, - писал в духе времени автор. - Прибыв в Читу 20 января, он начал переговоры с руководителем революционных организаций, одновременно подтягивая из пригородов надежные части 17-го Восточно-Сибирского полка. В ночь с 21 на 22 января четыре роты этого полка окружили казармы и разоружили части железнодорожного батальона, вызвав растерянность и замешательство в рядах защитников города, таким образом была сорвана организация вооруженной обороны Читы».

   А вот что о тех событиях поведал их участник, полковник Л. Белькович: «Слухи о разных забастовках, прокламациях, марсельезах, красных тряпках и прочих благоглупостях, конечно, достигали и нас... Про Читу рассказывали нечто невозможное: говорили, что там полная анархия, что губернатор (Холщевников. - Авт.) и командующий войсками в этом городе находятся всецело в руках революционеров, посещают их митинги и будто бы сочувствуют образу действий «просвещенных товарищей»...

   Заехав к брату-артиллеристу, в конце декабря 1905 г. Белькович прибыл в Харбин, где начальник тыла предложил отправиться в Читу с первым эшелоном 5-й Восточно-Сибирской дивизии. По прикидкам офицеров, должны были прибыть в Читу через 3 - 4 дня. Но путь растянулся почти на три недели. Приходилось восстанавливать движение, арестовывать забастовщиков на станциях. Особых акций не было, арестованных везли с собой. В 70 верстах от Читы подошел эшелон 2-го батальона, с которым следовал генерал Сычевский, назначенный губернатором Забайкальской области. Генерал пересел в эшелон 1-го батальона, чтобы первым прибыть в Читу во главе войск.

   «Здесь в первый раз я познакомился с этим благороднейшим человеком и всегда буду благодарен судьбе за то, что она в это тяжелое время подчинила меня такому разумному и внушающему к себе полное уважение человеку, каким был Аркадий Валерианович Сычевский».

   Далее события развивались следующим образом. Вечером 19 января их части подошли к Песчанке, где были госпитальные бараки. Сычевский с одной ротой поехал в Читу «с тем, чтобы приступить к действию, не теряя ни минуты. О своих планах и намерениях он никому из нас не сказал, и в этом проглядывалась, конечно, его твердая воля, которая не нуждалась в трудную минуту ни в чьих советах», - писал Л. Белькович.

   Аркадий Сычевский решил ехать на Дальний вокзал и переговорить с руководством восставших - один на один, чтобы обеспечить добровольную сдачу оружия. Впоследствии ходили разговоры о том, что его могли бы взять заложником, и революционеры coжалели, что не арестовали губернатора.

   «Не знаю, - размышлял Л. Белькович, - чем в самом деле объяснить подобное упущение с их стороны, но думаю, что формула «никто, как бог» есть единственное объяснение этого счастливого для Аркадия Валериановича и всех нас, бывших с ним, исхода. Генерал Сычевский не имел обыкновения садиться за письменный стол тогда, когда обстоятельства дела требовали его личного присутствия там, где это присутствие было неминуемо сопряжено с опасностью для его жизни. В таких случаях нередко генерал летел к месту происшествия даже без конвоя, а просто садился на первого попавшегося ему извозчика и мчался вдаль. Конвой уже потом карьером догонял его, причем нередко заставал уже его в самом центре беспорядка».

   Сычевский взял с собой жандармского ротмистра, полицмейстера, адъютанта и 10 казаков. В конторе чиновники были на рабочих местах, пригласили руководителей забастовщиков. Генерал с офицерами сняли шашки, по их примеру забастовщики убрали винтовки. Аркадий Валерианович остался наедине с руководителями восстания, офицеры ожидали в соседней комнате.

   «Как потом рассказывал генерал Сычевский, - писал Л. Белькович, - между всеми этими представителями революционеров только и был один человек, по-видимому довольно образованный и начитанный. Кажется, это был студент какого-то университета, который, собственно, и вел переговоры, остальные были здесь в качестве статистов. Разговор не привел к соглашению. Закоперщики упирались, однако большинство приняло мысль о ненужности кровопролития. Во всяком случае, после этого разговора немногие стали приходить на митинги, оружие побросали, боевые группы распались».

   Лидеров восставших отследили шпики жандармского ротмистра Балабанова, и вскоре они были арестованы, но это уже другая история.

   «Генерал Сычевский рад и доволен, - читаем дальше воспоминания, - по-видимому, он чувствует, что взятая им на себя миссия, столь рискованная и опасная, выполнена им, хотя революционеры не выказали ему окончательно о своем намерении положить оружие. Но они были сильно поколеблены его основательными доводами, и он был вполне уверен в том, что когда последует приказание о выдаче оружия, то оно будет выдано.

   И действительно, так и получилось на самом деле: через два-три дня мы снова были на вокзале и на этот раз уже расхаживали по мастерским, в которых так недавно собирались тысячи вооруженных людей и раздавались речи ораторов, старавшихся заставить этих людей прибегнуть к силе выданного им на руки оружия».

   Переговоры с революционерами не всем пришлись по душе. Потому в адрес начальника штаба ушла телеграмма, в которой было написано: «Читу надо было разгромить...»

   Сразу после подавления так называемой Читинской республики, а точнее, читинского восстания, 8 января 1906 года Аркадий Валерианович Сычевский был назначен военным губернатором и наказным атаманом Забайкальской области. Он выполнял все, что от него требовали правительство и ситуация. Положение в Чите оставалось еще долгое время неспокойным: забастовки, спекуляция продовольственными товарами, грабежи. Но в целом ему удавалось поддерживать порядок.

   В последний раз Сычевский справился с такой ситуацией в начале августа 1906 года, когда в очередной раз начались беспорядки в Читинских железнодорожных мастерских, с которыми он справился быстро и как всегда лично, а главное - без кровопролития.

   Еще более тяжелая ситуация к концу лета 1906 года сложилась в Амурской области. Туда на аналогичную должность военного губернатора и был направлен А. Сычевский. Вот что писала об этом периоде его деятельности (понятно, в строго советском духе) историк Т. Колыхалова в книге «Социал-демократическое движение на Амуре в период революционной борьбы с самодержавием (янв. 1905 - февр. 1917 гг.)»: «...военным губернатором стал Сычевский - правая рука Ренненкампфа, «герой расправ над читинскими рабочими». Сычевский, пытавшийся первое время лавировать, вскоре отдал приказ зейскому горному исправнику в чисто треповском духе: «При употреблении оружия во время беспорядков не должны производить выстрелов боевыми патронами вверх, а действовать в таких случаях согласно высочайше утвержденных 7 февраля 1906 года правил о призыве войск для содействия гражданским властям».

   Начались аресты в городе и области. Были арестованы участники казачьего съезда и забастовки почтовиков. Всех их в срочном порядке вывезли во Владивостокскую крепость. В сентябре 1907 г. Приамурский военный суд приговорил их к длительным срокам каторги и ссылки.

   На этом посту А. Сычевский находился до 23 июля 1910 года. Согласно «Рукописным спискам по старшинству генералов, штаб- и обер-офицеров Амурского и Уссурийского казачьих войск 1880 - 1917 гг.», он был начальником 10-й Сибирской стрелковой дивизии в 1910 году, начальником Заамурского округа Отдельного корпуса пограничной стражи в 1913 году. Надо заметить, что в этот период под его руководством служили многие будущие деятели белого движения, в том числе и генерал Лавр Корнилов.

   Позже бывший военный губернатор участвовал в Первой мировой войне, имел множество наград, в том числе золотое Георгиевское оружие. Понятно, что Февральскую революцию он не принял, да и она его тоже. В мае 1917 года Аркадий Валерианович был переведен в резерв чинов при штабе Одесского военного округа, тогда же уволен со службы «с мундиром и пенсией».

   Последующие же дни жизни генерала Сычевского остаются пока тайной. Он служил Отечеству так, как считал должным, не роняя честь и достоинство, сохраняя верность раз и навсегда данной присяге.

   

   Валерий Филоненко, краевед. Чита


   Дополнительно по данной теме можно почитать: