Фальшивые деньги О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6884
фото           7330








Первый литературный портал:



Рассказ
О чём Ромео и Джульетта

Повесть
Золото трёх китов. 03 - Блокнот белого офицера






Статьи по теме

Народное хозяйство











Статьи по теме

Торговля
























Большевик Мухин сбывал фальшивые рубли

07 сентября 2019 г.

    Фальшивые купюры появляются время от времени. При современной технике это не такое уж сложное дело, но и в прошлом профессия фальшивомонетчика не была в диковинку. Причем занимались этим известные на Амуре люди.

    В июле 1908 года в Благовещенске с парохода «Владивосток», прибывшего из Харбина, сошли два пассажира. Сначала они поселились в гостинице, а затем сняли комнату у местного жителя Чижикова. Но это была вымышленная фамилия - под ней скрывался будущий председатель совнаркома Амурской социалистической республики Ф.Н. Мухин, который в 1906 году прибыл из Забайкалья. За участие в забастовках ему там грозил арест, и он с поддельными документами скрылся в Благовещенске.

    Как позднее выяснилось, квартирантами Мухина были Евгения Руденко и ее гражданский муж Роберт Левентей, выдававший себя за бывшего офицера. Немецкий художник, фотограф, мастер на все руки, он уже имел опыт изготовления фальшивых денег в Харбине, но под угрозой провала выехал оттуда, уговорив и Руденко, ставшую его сожительницей.

    В Благовещенске фальшивомонетчик нашел сообщников в лице Мараковского, Милюкова и на квартире последнего по его клише начали печатать фальшивые трехрублевки. В их сбыте участвовал и Мухин.

    Позднее, уже в 1917 году, когда это стало известно в социал-демократической организации и его исключали из партии, Федор Мухин объяснял это нуждой. Он и его безработные товарищи, прибывшие из Забайкалья, жили коммуной и сбывали липовые деньги, оставляя себе половину дохода.

    По фальшивым документам он получил в конторе Мордина, куда ему удалось устроиться на работу, 500 рублей. Но подлог раскрылся, Мухин был арестован. Суд определил ему тюремное заключение на год. Провел Мухин в Благовещенской тюрьме 13 месяцев. Арест в декабре 1908 года избавил его от другого суда, когда в феврале 1909 года полиции удалось выйти на группу фальшивомонетчиков.

    На квартире Милюкова был произведен обыск, найдено 197 фальшивых купюр и орудия производства. Мараковского, Милюкова и Фрейбота арестовали. Левентей в это время был на приисках, и это спасло его от ареста. 20 - 21 января 1910 года состоялся суд, определивший всем по четыре года каторжных работ. Мухин по этому процессу не проходил.

    Вернувшись с приисков, Левентей сколотил другую группу, в которую вошли Рохлин, Дунаевский, Серганов и Семеров. Весной 1909 года Серганов и Левентей выехали в Ивановку, где снова начали изготавливать фальшивые деньги. Теперь уже 25-рублевого достоинства. Напечатали 12500 рублей и тем же летом вернулись в Благовещенск. Там для них Дунаевский приобрел билеты на пароход, и они выехали в Хабаровск, затем перебрались во Владивосток. Там закупили краски, бумагу и перебрались в Сретенск, где продолжили печатание фальшивых денег. «Липа» переправлялась в Благовещенск.

    Однако полиции удалось выйти на их след, и те решили убраться подальше. Выехали сначала в Иркутск, но, решив поставить это дело на массовое производство, перебрались в Варшаву, а затем в Ниццу. Здесь штамповали сторублевые купюры, причем с водяными знаками. Связь с Благовещенском поддерживалась постоянно.

    В 1910 году, напечатав несколько сот тысяч поддельных банкнот, фальшивомонетчики завозили их в Москву, Благовещенск, сибирские города. Полиция начала систематическую слежку за перемещавшимися через границу. И вскоре на таможне в Александрове в багаже Дунаевского и его сожительницы Саяпиной, в чемодане с двойным дном, были обнаружены сторублевки на 140 тысяч 800 рублей.

    Сообщники спешно разъехались кто куда: Рохлин в США, Семеров в Москву, Левентей в Сибирь. Он сбывал фальшивые сторублевки в Томске, Барнауле, Hoвo-Николаевске (Новосибирск), Нижнеудинске... Но 30 июля 1912 года был арестован в Красноярске.

    Деятельность этой группы фальшивомонетчиков из Благовещенска приобрела исключительно широкий размах. Полиция начала систематическую разработку, и в течение двух лет были арестованы более 70 человек. В 1913 году в Варшаве состоялся суд. Всего к суду был привлечен 71 человек, в том числе благовещенские жители Семенов, Семеров, Исаев, Дунаевский, Саяпина, Рохлин. Все участники группы были осуждены на различные сроки каторжных работ и тюремного заключения. Так закончилась эта длившаяся несколько лет эпопея с липовыми банкнотами.

    Дело о фальшивомонетчиках приобрело широкую известность: материалы публиковались во многих всероссийских газетах. Уделила ему внимание и амурская пресса. Изложение сути дела широко освещала газета А. И. Матюшенского «Благовещенское утро». Материалы этого процесса Матюшенский использовал затем для подготовки очередного детектива «Фальшивые сторублевки». В 1917 году, когда Мухин вернулся в Благовещенск и стал членом местного Совета рабочих и солдатских депутатов, его сподвижники начали кампанию за лишение Мухина этого права под предлогом, что он с таким небезукоризненным прошлым не должен компрометировать Совет. Попытка эта не получила поддержки, но руководство Амурской областной организации РСДРП исключило Мухина из своих рядов. В дальнейшем Федор Мухин входил в группу беспартийных депутатов.

    Когда в октябре 1917 года в Благовещенске сформировалась самостоятельная группа большевиков, Ф.Н. Мухин обратился с заявлением принять его в члены партии. Учитывая прошлые прегрешения Мухина, было принято решение создать специальную комиссию по данному вопросу. В течение двух месяцев тщательно изучались все известные в Благовещенске материалы о прошлом Мухина.

    28 ноября 1917 года на общем собрании большевиков Благовещенска были озвучены все факты прошлой его деятельности. Мухин не отрицал своего участия в сбыте фальшивых купюр и получения денег по подложному документу в конторе Мордина. Но все это, мол, было сделано не в корыстных целях, а от нужды и во имя спасения от голодной смерти своих товарищей по коммуне.

    Комиссия сделала вывод, что «Мухин занимался этим не ради своекорыстных целей, а только для того, чтобы помочь товарищам, очутившимся вследствие гонения полиции и жандармерии в крайне тяжелом положении...» Бывшие на собрании члены мухинской коммуны Нестеров и другие подтвердили это. Собрание приняло решение: «признать т. Мухина вполне искупившим свое прошлое и принять его членом партии без ограничения его активной деятельности».

    

    Николай Шиндялов, доктор исторических наук, профессор. Благовещенск


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   Крах Амурской компании

   Мухин Фёдор Никанорович