Контрабандная торговля О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6884
фото           7330








Первый литературный портал:



Рассказ
Дядька Влас и Димка

Повесть
За отчим порогом. 2 - Гололёд






Статьи по теме

Народное хозяйство











Статьи по теме

Торговля
























Контрабанда с того берега

07 сентября 2019 г.

    К каким только ухищрениям не прибегали контрабандисты сто лет назад! Они использовали в своих целях пароходы, отдельных людей и даже религиозные праздники. О том, как изощрялись нелегальные переносчики дешевой водки и разных товаров из Поднебесной, рассказывает статья, помещенная в издании «Сибирские вопросы» № 4 от 31 января 1911 г. Публикуется в изложении.

    Чуть ли не ежедневно, в особенности летом, приходится наблюдать в Благовещенске такую картину, пишет автор из далекого 1911 года. Намеренно ободранный и грязный доброволец-контрабандист, с билетом и пропуском в китайский Сахалян, полученным из городского полицейского управления, садится на перевоз и с независимым видом едет «за границу»... Там он покупает себе по вкусу пришедшийся костюм, переодевается с головы до ног и с контрабандной папиросой в зубах надменно проходит сквозь таможенные рогатки обратно в Благовещенск...

    Если же не желает встречаться с таможенными стражниками, то в верстах 5—6 выше Благовещенска переправляется без всяких стеснений на китайский берег Амура и направляется прямо в Сахалян, а оттуда тем же путем возвращается в Благовещенск, привозя с собой целые тюки контрабанды. При всей своей энергии таможенная стража тут поделать ничего не может...

    Как известно, по Руси, 6 января (19-го по новому стилю) бывает водосвятие. Ходят с крестом и иконами на реку, где и совершают особый чин богослужения. Наш Благовещенск тоже не представляет в этом исключение. И вот этот-то, кажется, самый любимый на Руси обряд сделался уже второй год традиционным днем проноса «контрабанды»...

    Водосвятие устраивается обыкновенно посредине Амура, недалеко от русского и китайского берегов. Этим-то «счастливым обстоятельством» и воспользовались довольно успешно в прошлом году контрабандисты-одиночки, вполне основательно рассчитывая на недогадливость «таможенных аргусов».

    Да если бы таможенные и знали об их затее, то за огромным движением публики, заполнявшей всю поверхность Амура, им невозможно было бы уследить за контрабандой, преимущественно водки. Подобная хитрость прошла благополучно, и многие вместо бутылок «со святой водой» пронесли дешевую «Харбинку»...

    На следующий год таможенное ведомство выхлопотало себе в помощь роту солдат для установки цепи около места водосвятия. Но и эта мера оказалась малодейственной. Движение и скопление публики оказалось небывалое, а в сравнении с минувшим годом увеличилось также и число «контрабандистов» с бутылями в руках, пришедших «на иордань»… К тому же нужно добавить, что солдаты опоздали и пришли только к 9 часам утра. А «богомольцы» стали собираться часа на два раньше и сразу же «потянулись» к «заповедным местам». Заметив это движение, таможенная стража попробовала было задержать эту волну квази-богомольцев, но из толпы в ответ раздались протесты, угрозы и крики, затем в них полетели льдины, палки, и «таможенные должны были ретироваться»...

    Толпа благополучно перебралась на китайский берег, где к их услугам было приготовлено все, что нужно. Прибывшая рота солдат оцепила молящихся и тем самым преградила доступ к китайскому берегу. В критическом положении очутились те «счастливцы», которым удалось пробраться на китайскую сторону еще до прибытия солдат. Слиться с толпой молящихся было невозможно. Тогда толпа возвращавшихся решила прорвать цепь солдат. Часть из нее «проскочила» и затерялась в толпе богомольцев, а часть была оттеснена обратно.

    Стали пытаться проходить сквозь цепь «отдельными личностями», среди которых был и мальчик Раскопин. Миновав благополучно таможенных стражников, он попал в цепь солдат и был ранен в живот штыком и упал на лед… Красные пятна крови на белом льду, необычная картина религиозного торжества и возраст раненого вскипятили возмущавшуюся толпу.

    Послышались крики: «Бей их! Убийцы!», и в таможенных и полицию снова посыпался град палок, бутылок и кусков острого льда. Осаждаемые отступили… В результате «много раненых солдат, полицейских и таможенных». Раны, правда, «сравнительно легкие». Из «буянов задержано только около 30 человек, остальных толпа не выдала»... Так закончился обряд водосвятия, осложненный хитроумными контрабандистами.

    Помню свою последнюю поездку из Харбина в Благовещенск на одном из пароходов крупного амурского мукомола, продолжает автор статьи в «Сибирских вопросах». Пароход должен был спуститься от Харбина вниз по реке Сунгари до слияния ее с Амуром, а потом вверх по последнему подняться до Благовещенска; по пути нужно было миновать таможенную заставу в Лахасусу, где каждый из харбинских пароходов подвергается «тщательному осмотру».

    Велико было удивление, когда пассажир, сидя на палубе парохода, заканчивавшего свою нагрузку в Харбине, увидел множество жестяных банок со спиртом, перетаскиваемых на пароход вместе с мешками маньчжурской пшеницы.

    На вопрос: что это значит? — какой-то досужий сосед-пассажир разъяснил, что спирт контрабандный, перевозится в Благовещенск, и чтобы не нашли его таможенные в Лахасусу и Благовещенске, банки со спиртом спускаются на дно трюма парохода, а уже затем, поверх них, укладываются кули с пшеницей.

    — Не будут же на таможне разгружать все 30—40 тысяч пудов хлеба, чтобы очистить весь трюм, — заметил собеседник...

    Оказывается, что почти на каждом пароходе, идущем из Харбина в Приамурье, всегда провозится большее или меньшее количество контрабанды. Все делается открыто, на виду у всех, но, несмотря на это обстоятельство, редким явлением в Приамурье бывает конфискация запрещенных предметов ввоза. Точно таможенные чиновники, по приезде на Амур, теряют зрение и слух…

    Остановка парохода в Лахасусу отчасти объяснила эту непонятную метаморфозу органов зрения и слуха у таможенных… Только что пароход бросил якорь и перекинул на берег сходни, как целая группа представителей Лахасусской таможни вошла на пароход.

    Через некоторое время чиновники сидели за ужином в кают-компании 1-го класса, а любезный командир парохода усиленно дополнял их рюмки тоже контрабандной водкой, запасенной пароходным буфетчиком еще в Харбине... Пока в кают-компании пили и шумели, низшие таможенные стражники осматривали багаж пассажиров, отбирая спички, чай, ананасы, веера и т. п. мелкие, ничего не стоящие вещи.

    Уже поздно вечером вышли, наконец, на палубу захмелевшие гости и пошли осматривать пароходный трюм... Масляный фонарь в руке боцмана тускло освещал полупьяные лица таможенных чиновников, устремивших свои остекленевшие глаза в трюм, где неподвижно лежали неуклюжие мешки с хлебом...

    

    По материалам Общества изучения Амурского края, Владивосток.


   Дополнительно по данной теме можно почитать: