Денежные знаки Амурской области О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6884
фото           7330








Первый литературный портал:



Рассказ
О чём Ромео и Джульетта

Повесть
Золото трёх китов. 03 - Блокнот белого офицера






Статьи по теме

Народное хозяйство











Статьи по теме

Денежное обращение















Радиосериал Амурские волны.
История банковского дела в Приамурье







С гербом Дальневосточной республики

18 сентября 2015 г.

   На портале есть статьи с изображениями бон, о которых идёт тут повествование:
   Государственный Кредитный билет Дальне-Восточной республики, пробные в/з орлы. 1920 год
   Денежные знаки Дальневосточного Совета Народных депутатов (председатель Краснощёков). 1918-19 год
   Кредитные билеты Дальне-Восточной республики. 1920 год
   Не выпущенные Кредитные билеты банка ДВР. 1922 год

    

   За станцией Татаурово Забайкальской железной дороги по реке Селенге проходила граница РСФСР и ДВР. Поезд взбегал на мост, у которого стоял красноармеец в шлеме с пятиконечной звездой, а когда съезжал с моста, за окном возникала фигура бойца Народно-революционной армии Дальневосточной республики. На его голове красовалась лохматая папаха, а на левом рукаве шинели был нашит красно-синий ромб.

    По этому мосту пересек границу в 1921 году красноармеец Петр Фартушнов, решивший вместе со своими товарищами «добивать за Байкалом контру». Но предоставим ему самому слово, потому что рассказ П. И. Фартушнова имеет к нашему «делу о полутора миллионах» прямое отношение.

    «В Верхнеудинск поезд прибыл утром. Я спал, когда меня стали тормошить:
   — Петро, вставай, давай деньги! Гляди, чем торгуют.
   В нашей семерке я числился казначеем. Аттестаты на пропитание и сорок семь миллионов рублей денежных знаков хранились у меня... Я поднялся и выглянул в окно. Под дощатым навесом у перрона на столах перед торговками лежали жареные утки, куски мяса, рыба, румяные лепешки, ягоды, молоко. После скудного красноармейского пайка в голодный 1921 год все это нам показалось диковинным. Мы высыпали на перрон. Пожилой китаец окликнул нас и на ломаном русском языке стал расхваливать свой товар:
   — Капитана, пампушка купи надо!..
   Мы окружили торговца, и вскоре все содержимое его короба — румяные булки, вареная курица и три круга колбасы — исчезло в нашем провизионном мешке.
   — Сколько платить? — спросил я, вынимая пачки денег из кармана.
   — Рубли и пятьсат копейка, — ответил китаец.
   — Полтора рубля? — переспросил я, не веря своим ушам.
   Торговец кивнул головой в знак согласия, и я отвалил ему миллионную бумажку в надежде получить ¦ сдачи.
   — Такой таньга принимай нету, — замотал головой китаец, — солото, сирбло давай...
   — Да пойми ты, мил человек, — заспорил Матвеев, — деньги-то настоящие даем тебе...
   Но китаец отрицательно мотал головой, приговаривая:
   — Солото, сирбло...»
[01].

    Этот случай произошел в период, когда Дальневосточная республика перешла на металлическое денежное обращение. До этого же ей пришлось пережить и взлеты и падения, связанные с выпуском бумажных денежных знаков.

    Первой столицей Дальневосточной республики довелось стать Верхнеудинску. В ночь с 1 на 2 марта 1920 года революционные части и партизанские отряды, гнавшие армию генерала Каппеля, освободили город. Наступление на Читу развивалось успешно, но у Петровского завода, из-за вмешательства японцев, революционные войска вынуждены были остановиться. 3 марта в Верхнеудинске было образовано Дальневосточное бюро ЦК РКП (б), а 5 марта создана временная земская власть Прибайкалья.

    Через месяц, 6 апреля, Учредительный съезд трудящихся Прибайкалья, созванный временной земской властью, провозглашает создание Дальневосточной народной республики, «объединяющей области Забайкальскую, Амурскую, Приморскую, Сахалин и полосу отчуждения КВЖД», — говорилось в декларации, принятой на съезде. Фактически же во время провозглашения ДВР власть ее распространялась только на Прибайкалье. В Чите сидел атаман Семенов, в Амурской области. 6 февраля была восстановлена Советская власть, в Приморье существовало правительство областной земской управы. Для того, чтобы объединить остальные дальневосточные области,, прежде всего требовалось ликвидировать «читинскую пробку» — вышибить из столицы Забайкалья атамана Семенова.

    Стремясь избежать войны с Японией, ЦК РКП (б), по предложению В. И. Ленина, 18 февраля принял решение временно отказаться от провозглашения на восточной окраине страны власти Советов и создать здесь буферную Дальневосточную республику. 17 мая 1920 года Совет Народных Комиссаров РСФСР признал образование ДВР.

    На территории временной земской власти Прибайкалья некоторое время обращались «сибирки», но к концу марта 1920 года купить на них что-нибудь уже было невозможно, и временная земская власть решила выпустить свои денежные знаки. В Иркутске были обнаружены не дошедшие до Колчака «государственные кредитные билеты» американского изготовления (о них подробно говорилось в главе «Приморский рубль борется»). По заказу Верхнеудинска Иркутская фабрика государственных бумаг наложила на их лицевой стороне не гриф, покрывший двуглавого орла: «Временная земская власть Прибайкалья». Вертикальные надписи на бонах гласили: «Обязателен к обращению и обеспечен достоянием государства» и «Подделка сего билета и надписи на нем преследуется по закону». На двадцатипятирублевом билете надпечатка сделана красной краской, на сторублевом — синей. Подписей управляющего и кассира на билетах нет. Остался незагрифованным и 1918 год, хотя, как и в Приморье, выпущены они были в 1920 году, причем уже не временной земской властью Прибайкалья, а правительством ДВР.

    После изгнания Семенова Чита становится центром Дальневосточной республики. В конце октября 1920года здесь созывается конференция областных правительств Дальнего Востока. Радостно встретила освобожденная Чита делегации соседних областей. На конференции прибыли представители Приморской, Амурской, Сахалинской областей, Восточного Забайкалья и Камчатка. Конференция избрала центральное правительство ДВР и объявила столицей республики Читу. Решением конференции правительства областей упразднялись, они превращались в органы местного самоуправления.

    Постановлением правительства ДВР от 11 ноября 1920 года утверждаются флаг и герб республики. Флаг ДВР был красным, с синим четырехугольником сверху у древка и буквами: «ДВР». Изображение герба сейчас проще всего найти на кредитных билетах Дальневосточной республики и почтовых марках. Гербов, собственно два: конституционный и несколько упрощенный, получивший наибольшее распространение. Главными элементами последнего были сноп с перекрещенными, на подобие серпа и молота, якорем и старательским одноконечным кайлом. Этот герб изображен на денежных знаках, листовках, лотерейных билетах, выпущенных в помощь голодающим Поволжья. Утвержден же был герб, на котором описанные выше символы окружал хвойный венок со звездой вверху, внутри венка, снизу нарисовано восходящее солнце. А на венке треугольником расположены буквы: «ДВР». Этот герб можно встретить на почтовых марках республики и кредитных билетах пятисотрублевого номинала, причем на этом билете, очевидно по недосмотру художника, нарисовано двухконечное кайло.

    Кредитные билеты с грифом временной земской власти Прибайкалья были не совсем удобны в обращении, так как имели всего два номинала. За товары и продукты, стоившие на рынке 18, 20 или 21 рубль, приходилось отдавать 25 рублей, вместо 80 или 90 — платили 100 рублей. Поэтому по заказу правительства ДВР летом 1920 года в Иркутске печатаются кредитные билеты сначала достоинством в 1, 3, 5 и 10 рублей, затем — в 500 и 1000. Отпечатаны кредитные билеты ДВР на бумаге без водяных знаков, но хорошего качества. Автору пока не приходилось встречать ни в документах, ни в печати фамилии художника, сделавшего рисунки кредитных билетов Дальневосточной республики. Но необходимо сказать, что это оказался наиболее удачный выпуск, осуществленный силами местных художников и полиграфистов. На билетах от pyбля до десяти, кроме орнамента и виньеток, выразительно изображен герб ДВР, символизирующий единение трех основных регионов, входивших в республику: Приморья (якорь), Приамурья (сноп), Забайкалье (кайло). Билеты первых четырех номиналов одинаков по размеру (88x51 мм).

    На лицевой стороне пятисотрублевых кредитный билетов, кроме «конституционного» герба, помещен медведь и лиса на фоне приамурского пейзажа. На оборотной стороне — пейзаж Приморья с парусными баркасами, рыбацкой шлюпкой, сетями, якорем и якорной цепью.

    В отличие от просто «кредитных билетов» тысячерублевый знак назван «государственным кредитным билетом». На его лицевой стороне — таежный пейзаж с плугом на переднем плане, а на обороте — крестьянин с косой у своего поля, уставленного снопами.

    У многих коллекционеров, собирающих боны Дальнего Востока, кроме кредитных билетов ДВР, есть и так называемые «расчетные знаки Дальневосточной республики» номиналом в 25 и 50 рублей. И рисунок их, и печать, и бумага гораздо хуже, чем у кредитных билетов. Надо сказать, что правительство Дальневосточной республики к их выпуску никакого отношения не имеет. Эти расчетные знаки — плод самостоятельного творчества Амурской области.

    Войдя в состав ДВР, Амурская область получала из Читы кредитные' билеты преимущественно пятисот и тысячерублевого достоинства. Чтобы разрешить «разменный кризис», в Благовещенске было решено выпустить свои разменные знаки с грифом и гербом ДВР. На них имеется надпись: «Обязателен к обращению наравне с кредитными билетами». Отпечатанные в бывшей типографии Чурина в середине года и тогда же поступившие в обращение, они были узаконены правительством ДВР 15 ноября.

    Закон этот — о хождении кредитных билетов и денежных знаков на территории Дальневосточной республики — не допускал к обращению все виды семеновских и колчаковских бон. Им утверждалось обращение кредитных билетов, выпущенных правительством ДВР, и денежных знаков, выпущенных в Благовещенске от имени этого правительства, утверждалось также хождение кредитных билетов, выпущенных временной земской властью Прибайкалья, и 25- и 100-рублевых билетов. Приморского земского правительства. Пункт третий, закона объявлял: «Денежные и расчетные знаки Российской Социалистической Федеративной Советской! Республики всех видов и достоинств, обращающиеся Советской России, в силу особого договора от 4 сентября 1920 года имеет хождение на равных условиях перечисленными в пункте первом настоящего постановления денежными знаками» [02].

    Японское правительство, которое пользовалось любым поводом, чтобы доказать, что Дальневосточная республика не является самостоятельным государством, узнав об этом законе (опубликован 17 ноября 1920 года в газете «Дальне-Восточная республика») обратилось со специальной нотой к правительству республики, в которой указывало на этот факт как на признак вассальной зависимости ДВР от РСФСР.

    И. П. Калманович, занимавший в то время пост заместителя председателя комиссии по иностранным делам ДВР, в письме ко мне сообщал следующие интересные подробности реакции на ноту Японии: «Председателем правительства и министром иностранных дел ДВР был тогда А. М. Краснощекое, человек, не лишенный юмора. Он ответил на эту ноту примерно так: «Деньги РСФСР имеют хождение на территории ДВР согласно существующему договору. Если императорскому правительству Японии будет угодно, правительство ДВР готово рассмотреть вопрос о хождении иены наравне с денежными знаками ДВР». Дипломатическая изюминка этого ответа заключалась в том, что иена была тогда одной из самых устойчивых валют мира, а деньги ДВР не имели никакой ценности.

    Я помню, как тогда смеялись над этой умной дипломатической дерзостью. Японцы прикусили язык. На эту тему кто-то сложил эпиграмму, в которой говорилось, что Краснощеков... Скрестил с самим Токоянаги Дипломатические шпаги...

    Денежные знаки Дальневосточной республики утверждались с трудом. На территории, для которой они были выпущены, с 1918 года шла гражданская война и все еще продолжалась интервенция. Не один раз эту территорию наводняли всякие «временные деньги» — сначала миллиарды «керенок», потом разрушительные наводнения «сибирок» и семеновских «голубков», в восточных районах республики обращались денежные знаки Приморской управы и разбойничала японская иена. И это не считая многочисленных местных выпусков городов, кооперативов и частных лиц. Только в одной Чите с 1917 по 1920 год выпускались, кроме названных выше, боны лагеря военнопленных, Сибирский кредитный билет правительства Центросибири достоинством в 50 рублей, из-за фигуры молотобойца (рисунок художника Верхотурова) билеты эти назывались «кузнецами» или «молотками», гербовые и контрольные марки Читинского отделения госбанка, описанные в главе «Самые оригинальные», авансовые карточки Читинского городского общества «Эконом», Забайкальского горного кооператива, Дальневосточного горного кооператива, боны кооператива «Объединение», общества потребителей служащих почтово-телеграфной конторы, Союза связи ДВР, сельскохозяйственного кооператива, пчеловодного товарищества, второго общественного собрания, коммерческого собрания и даже буфета Яровикова.

    Кандидат исторических наук Н. А. Авдеева в работе «Дальневосточная республика» пишет: «Государственный бюджет ДВР составлялся с огромным дефицитом который покрывался только при помощи Советской России. Долг Дальневосточной - народной республик РСФСР достигал 100 миллионов рублей. Причины не благоприятного баланса ДВР — разрушенное интервентами и белогвардейцами хозяйство, упорное сопротивление, оказываемое буржуазными слоями населения хозяйственным мероприятиям правительства, анархия в денежном обращении, вынужденное превышение импорта над экспортом, затруднение в сборе налогов — почти единственной статье доходов республики» [03].

    Все это привело к тому, что Совет министров ДВР в мае 1921 года прекратил выпуск бумажных кредитный билетов и принял закон о переходе на металлическое денежное обращение. Безусловно, республика не имела возможности чеканить собственную металлическую монету, как это сделало в 1918 году Армавирское отделение государственного банка, выпустив медные разменные знаки достоинством в 1, 3 и 5 рублей. Законом от 16 мая 1921 года в ДВР устанавливалось хождение российской звонкой монеты царской чеканки — золотой, серебряной медной. Тысяча рублей бумажными кредитными билетами приравнивалась к шести металлическим копейкам.

    Интересно, что до закона о переходе на металлическую монету население не принимало серебро. Вот отрывок из письма, отправленного К. Серовым 20 декабря 1920 года со станции Бочкарево во Владивосток Зое Секретаревой (оба сейчас персональные пенсионеры). В этом личном письме мы читаем:
   «...А сейчас мы были в поселке (поселки здесь очень богатые: Завитая, Бочкарево и др.)... крестьянин предлагает картошки.
   — Сколько?
   - 6 фунтов.
   — Только-то. Да что мы с ней будем Делать?!
   — 6 фунтов соли.
   (Мы ничего не понимаем).
   — Я вам даю мешок картошки за 6 фунтов соли.
   — А-а-а! (Мы сами с трудом достали полтора фунта соли).
   Давали ему 5 серебряных рублей, он тронул вожжи и поехал...»

    Но серебряные монеты быстро вернули свою популярность. Первую заработную плату в звонкой монете решено было выдать всем, кто находился на государственной службе, — от стрелочника до министра ;— в сумме пяти рублей. Денежная реформа оживила экономику Дальневосточной республики.

    «Это был крутой поворот в экономике ДВР, — пишет П. М. Никифоров в книге «Записки премьера ДВР». — Во-первых, денежная реформа вызвала усиление товарооборота местных рынков. Крестьянство повезло в города продукты сельского хозяйства, оживились заготовительные операции, у населения оказались значительные запасы золота» [04].

    Недаром удивились красноармеец П. И. Фартушнов и его товарищи, приехавшие «добивать за Байкалом контру», когда торговец потребовал с них за целую сумку продуктов всего полтора рубля.

    Бывший премьер Дальневосточной республики вспоминает в своей книге также и о том, что золотым обращением в «красном буфере» заинтересовались и в Советской России. Народный комиссариат финансов и комиссариат торговли направляли в ДВР комиссию, которая внимательно изучала финансовую систему республики.

    

    Примечания:
   01. Из воспоминаний П. И. Фартушнова, в сб.: «Этих дней не смолкнет слава», Хабаровск, 1957, стр. 235.
   02. Собрание узаконений и распоряжений правительства Дальневосточной республики. Чита, 1 декабря 1920 года, № 1, стр. 9.
   03. П. М. Никифоров. Указанное соч., стр. 268.
   04. Н. А. Авдеева. Дальневосточная народная республика (1920—1922 гг.), Хабаровск, 1957, стр. 42.

    

    Наволочкин Н. Д.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Наволочкин Н. Д. Дело о полутора миллионах. Хабаровск. Кн. изд., 1982 — 144 с
   Электронная версия - Коваленко Андрей, главный редактор портала "Амурские сезоны"