Денежные знаки Амурской области О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6884
фото           7330








Первый литературный портал:



Рассказ
О чём Ромео и Джульетта

Повесть
Золото трёх китов. 03 - Блокнот белого офицера






Статьи по теме

Народное хозяйство











Статьи по теме

Денежное обращение















Радиосериал Амурские волны.
История банковского дела в Приамурье







С печатных станков Благовещенска

15 сентября 2015 г.

   На портале есть статьи с изображениями бон, о которых идёт тут повествование:
   Амурский Областной Разменный Билет Амурского Областного Исполкома. 1918 год
   Благовещенские городские боны городского самоуправления. 1920 г.
   Благовещенский городской разменный билет. 1917-18 год
   Гербовая марка Амурского областного земства. 1919 год

    

   Благовещенск на два года старше Хабаровска и на четыре -Владивостока. История его начинается с 1856 года, когда на месте нынешнего областного центра был заложен военный пост Усть-Зейск. Но в начале XX века младшие братья постепенно обогнали его и по численности населения, и по развитию промышленности, зато по количеству и разнообразию различных денежных знаков, выпущенных с 1917 по 1920 год, Благовещенск не отстал от Владивостока, а Хабаровск значительно обогнал. Самая крупная эмиссия Хабаровска — выпуск денежных знаков Дальневосточного Совета народных комиссаров — немногим превысила 11 миллионов рублей, в Благовещенске же только один выпуск отделения государственного банка в 1920 году достиг 9 миллиардов 718 миллионов 83 тысяч рублей «куксинок» (названных так по подписи управляющего банком Куксинского).

    Самые первые местные деньги, появившиеся на Дальнем Востоке, сошли с печатных машин города Благовещенска. Еще в 1917 году город с деревянными тротуарами и четко спланированными кварталами таких же деревянных домов, магазинами вездесущих фирм «Кунст и Альберс» и «Чурин и компания» и оживленной пристанью выпустил свои «Благовещенские городские разменные билеты».

    Весь семнадцатый год городская управа Благовещенска кое-как перебивалась, пользуясь сначала царскими кредитками, потом тысячерублевыми «думками» Временного правительства, которые поступали с июня до ноября.

    Но тысячерублевые государственные кредитные билеты, размером почти с тетрадную страницу, с рисунком здания Государственной думы, тремя свастиками и буддийским знаком благополучия в орнаменте, разменивать было нечем. А Временное правительство почему-то присылало в Благовещенск именно эти крупные знаки. Тогда Благовещенское отделение государственного банка, с разрешения Петрограда, пустило в качестве разменных знаков купоны к различным процентным бумагам. Израсходовав и эти заменители денег, городская управа по договоренности с банком напечатала наконец городские разменные билеты.

    Выпущены они двух достоинств — в 1 и 3 рубля. На лицевой стороне, в окружении знамен, колосьев и лавровых ветвей, изображен герб Амурской области — на щите три восьмигранные звезды, под ними голубая извилистая полоса, символизирующая многоводный Амур. Под щитом на полотнище прописью обозначен номинал. Здесь же надпись: «Благовещенский городской разменный билет». На обороте знаков нарисован одноглавый орел, довольно мирно беседующий со змеей, и напечатано сообщение об обмене городских билетов на государственные.

    Подписаны городские разменные билеты кассиром, бухгалтером и городским головой Алексеевским. К слову сказать, городской голова не стеснялся и выпустил свои разменные билеты на 1 миллион 305 тысяч 800 рублей.

    Но прославился бывший преподаватель духовной семинарии эсер Алексеевский не только на поприще денежного творчества. Это при нем, в сентябре 1918 года, когда в Благовещенске пала Советская власть и бывший городской голова стал председателем «Амурского правительства», было арестовано и брошено в тюрьму более двух с половиной тысяч горожан, заподозренных в симпатиях к большевикам. Тем же аккуратным yчительским почерком, каким подписаны боны, Алексеевский подмахивал постановления об аресте активистов, а в том числе С. М. Серышева, В. Шимановского и многих других прославленных борцов за власть Советов.

    Благовещенские городские разменные билеты, отпечатанные в 1917 году, поступили в обращение в январе 1918. А 1 февраля этого года Благовещенский Совет объявил себя высшим органом власти в городе и области.

    Председателем областного Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов стад пламенный революционер-большевик Федор Никанорович Мухин. Трудящиеся области хорошо знали своего председателя. Участник революции 1905 года в Забайкалье, в годы реакции он был одним из руководителей подпольной социал-демократической организации в Благовещенске. За революционную деятельность отбывал заключение здесь же в городской тюрьме. В Благовещенске проходил солдатчину.

    По наследству от «временных» областному Совету осталась пустая казна. Фактически, кроме клише городских разменных билетов, в банке ценностей не оказалось. Весь тираж городских билетов — миллион триста пять тысяч восемьсот рублей — земское бюро и городской голова успели растратить. И не только эту' сумму, а также все те денежные знаки, которые поступали в область от Временного правительства.

    В апреле и мае областной Совет, использовав готовые клише, выпускает трехрублевый городской разменный билет и десятирублевый Амурский областной разменный билет. Рисунок на них остался прежний, а подписи были поставлены новые. Билеты подписали председатель «СКР и СД» (Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов) Ф. Мухин, комиссар госбанка С. Курочкин, а также комиссар казначейства П. Тилин.

    Тогда же начался выпуск новых Амурских областных разменных билетов пяти достоинств — от 5 до : 100 рублей. Размером они меньше городских, на лицевой стороне остался рисунок амурского герба, окруженного ветвями дуба, на оборотной стороне — новый текст о порядке обмена и подписи. Только билет номиналом в 25 рублей (он был выпущен первым) сохранил и размер, и рисунок городских разменных билетов.

    Выпуск Амурских областных разменных билетов продолжался до середины сентября 1918 года. Билеты Амурского областного исполкома имели широкое хождение и в других областях Дальнего Востока. Оповещения о их выпуске можно встретить в газетах Николаевска-на-Амуре, Хабаровска, Читы. 22 августа комиссариат финансов Дальсовнаркома издает специальный приказ № 207, в котором говорилось: «Дальневосточный Совет народных комиссаров... доводит до всеобщего сведения, что выпущенные в обращение Советом народных комиссаров Амурской области разменные денежные знаки, так называемые амурские боны, имеют хождение на всем Дальнем Востоке наравне со всеми общегосударственными кредитными денежными знаками...» [01].

    20 сентября, после эвакуации Дальсовнаркома в город Зею, в Благовещенске как раз вылез Алексеевский в роли председателя «Амурского правительства». В этом же прояпонском «правительстве» оказался и казачий атаман эсер Гамов, поднимавший контрреволюционный мятеж в Благовещенске еще в марте 1918 года.

    «Социалисты-революционеры», возглавившие «Амурское правительство», сразу же наглядно показали, что. несла партия эсеров русскому народу. В декларации, опубликованной 20 сентября, объявлялось, что все национализированные Советской властью предприятия, прииски, пароходы возвращаются прежним владельцам. Оказана была любезность и японским оккупантам — декларация узаконивала свободное обращение, японской иены в Амурской области. «Амурское правительство», не имея других денежных знаков, продолжало выпуск сторублевых областных разменных билетов, подписанных Ф. Н. Мухиным, и рублевых благовещенских городских разменных билетов.

    По данным, приведенным в сборнике «Наше денежное обращение» [02], менее чем за десять дней — с 25 сентября по 4 октября 1918 года — «Амурское правительство» выпустило «мухинок» на сумму 18 033 600 рублей, или, в пересчете на золотые рубли, — на три миллиона сорок три тысячи триста пятьдесят золотых рублей. Аппетит гигантский!

    А в это время Ф. Н. Мухин готовил восстание в зейских селах Амурской области и руководил подпольной работой в самом Благовещенске. За его поимку было обещано большое вознаграждение, кстати, пожертвованное для этой цели купцами и золотопромышленниками.

    8 марта 1919 года белогвардейским ищейкам удалось схватить руководителя большевиков Амурской области. На следующий день, якобы при попытке к бегству, Федор Никанорович Мухин был убит.

    ...У многих коллекционеров имеются денежные знаки Благовещенского отделения государственного банка выпуска 1920 года. На них довольно любопытная надпись: «Выпущен с разрешения Всероссийского правительства». Надпись эта в наши дни может вызвать законное недоумение. Единственным Всероссийским правительством в 1920 году был Совет Народных Комиссаров РСФСР. В то же время на благовещенских денежных знаках 1920 года изображен двуглавый орел. ;

    На груди у него герб Амурской области, над головам! Георгиевский крест, а в лапах меч и держава. В этом гербе мы легко узнаем герб «всероссийского правителя». Да, герб на денежных знаках Благовещенского отделения госбанка явно колчаковский. Но Колчак еще 4 января 1920 года «сложил» с себя власть, а 7 февраля «приказал долго жить».

    Что же все-таки за история у этих денежных знаков?

    Амурская область, как и другие районы Дальнего Востока, пережила нашествие колчаковских обязательств, кредитных билетов, займов и купонов к ним. Чтобы как-то поддерживать денежное обращение, в оборот пускались заштемпелеванные займы, собственные земские марки, чеки Благовещенского отделения госбанка. В конце 1919 года Благовещенский банк запросил у правительства Колчака разрешение на выпуск местных денежных знаков. Центральному управлению колчаковского банка, бежавшему из Омска в Иркутск, фактически было уже все равно — выпустит Благовещенск свои деньги к тем миллиардам, что оно само успело напечатать, или не выпустит, — и Благовещенску в декабре было дано разрешение на выпуск сторублевых денежных знаков на сумму 20 миллионов рублей.

    В январе 1920 года новые деньги поступили в обращение. Почти всю оборотную сторону их занимало сообщение о том, что выпущены они с разрешения «всероссийского правительства», хотя самозванное «всероссийское правительство» уже вылетело в трубу. А коли так, то нечего с ним было считаться, и Благовещенский банк только за январь вместо 20 миллионов рублей выпустил денежных знаков на 63 миллиона, то есть в три раза больше, чем ему было «разрешено».

    4 февраля из Благовещенска, окруженного партизанами, бежали колчаковские ставленники — управляющий Амурской областью Прищепенко и атаман Кузнецов. Причем, как писал бывший в 1920 году военным комиссаром Амурской области, а затем командующим Амурским фронтом С. М. Серышев в статье «Вооруженная борьба за власть Советов на Дальнем Востоке» [03], Кузнецов «молил японское командование поддержать его и тем спасти положение. Генерал Ямада предложил Кузнецову, взамен спасения положения, спасти свою голову. Это предложение, как видно, устраивало Кузнецова. Незадачливый кандидат в диктаторы Амурской области атаман Кузнецов, заваленный на грузовике японским хламом, благополучно прибыл в г. Сахалян».

    Вечером следующего дня революционными подпольными организациями был образован временный исполком Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, восстановивший в городе Советскую власть, призыву профсоюзов население Амурской области объявило бойкот всем японским учреждениям и организациям: «Ничего не покупать у японцев, ничего не про давать! Ни в какие отношения не вступать!» Окруженные партизанской армией, войска интервентов начали эвакуацию с территории «Красного острова».

    Сложилось действительно необычное положение. На западе, в Забайкалье, сохранялась власть атамана Семенова. На юге, в Маньчжурии, нашли пристанище десятки белогвардейских отрядов и банд, на востоке, за пределами области, все еще стояли войска империалистической Японии, и только в единственной дальневосточной области — в Амурской — вновь победила Советская власть.

    «Тюрьма немедленно была разгружена, — пишет в своих воспоминаниях «Борьба за власть Советов на Амуре» Степан Михайлович Серышев. — В числе вышедших на свободу был и пишущий этот очерк. После одного дня отдыха все сидевшие в тюрьме с головой ушли в работу. А работы, за что ни возьмись, был край непочатый. Чувствуя свое падение, белогвардейцы постарались оставить нам в наследство совершенно пустую казну и совершенно разрушенный аппарат хозяйственной жизни края».

    Амурский областной исполнительный комитет, отрезанный от Советской России, вынужден был продолжать выпуск денежных знаков Благовещенского отделения государственного банка. Всего их пять номиналов — в 100, 500, 1000, 3000 и 5000 рублей. Размер знаков примерно одинаковый, кроме денежного знака в 3000 рублей. Он, по-видимому, выпущен позже других, когда уже не было подходящей бумаги, да и той оказалось мало, и поэтому бона в 3000 рублей меньше остальных чуть ли не на две трети.

    Благовещенские денежные знаки — самые крупные по номиналу из всех выпущенных на Дальнем Востоке, да и сумма этой денежной эмиссии достигла почти астрономической цифры (по отчету Дальневосточного банка за 1923 год — более девяти миллиардов рублей!) Но в области, денежное обращение которой было подорвано сначала «керенками», затем «сибирками», в области, где перед этим было выброшено на рынок немало собственных знаков и, кроме того, бумажных денег соседей, без денежной реформы, без девальвации прежних денег иначе поступить было нельзя.

    По иронии судьбы боны, выпущенные с разрешения колчаковской администрации, а потом перешедшие в руки народа, помогли вооружить почти тридцатитысячную Амурскую армию, участвовавшую в штурме «Читинской пробки», и ликвидировать там семеновщину, помогли, пусть скромно, даже по тем тяжелым временам, одеть и обуть бойцов Восточного фронта под Хабаровском.

    В сентябре 1920 года, когда «Красный остров» присоединился к Дальневосточной республике, денежные знаки Благовещенского банка вместе с «сибирками», чеками Благовещенского банка были обменены на «буферки» — кредитные билеты ДВР.

    

    ПРИМЕЧАНИЯ
   01. Дальсовнарком 1917—1918 гг., стр. 300—301.
   02. Наше денежное обращение. М., стр. 275.
   03. Красный остров. Хабаровск, 1967, стр. 22.

    

    Наволочкин Н. Д.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Наволочкин Н. Д. - "Дело о полутора миллионах". Хабаровск. Кн. изд., 1982 — 144 с
   Электронная версия - Коваленко Андрей, главный редактор портала "Амурские сезоны"