Распопова Нина Максимовна О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6884
фото           7330








Первый литературный портал:



Рассказ
О чём Ромео и Джульетта

Повесть
Золото трёх китов. 03 - Блокнот белого офицера






Статьи по теме

Культура и спорт


































Радиосериал Амурские волны.
История театра в Приамурье









Распопова Нина Максимовна

17 января 2019 г.












   Родилась 31 декабря 1913 г. в п. Магдагачи Амурской области в семье рабочего, выросла в с. Черновка Свободненского района. Русская. Окончила горнопромышленный техникум в г. Благовещенске, летную школу и курсы усовершенствования командного (офицерского) состава при Центральном аэроклубе в Москве. Работала геологом, инструктором-летчиком в аэроклубах Омска и Мытищи Московской области. В армии с октября 1941 г.

   На фронтах Великой Отечественной войны с мая 1942 г. Командир звена 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка. К концу войны совершила 805 боевых вылетов, нанеся большие потери врагу в живой силе и боевой технике.

   Звание Героя Советского Союза присвоено 15 мая 1946 г.

   Награждена орденами Ленина, Красного Знамени (дважды), Отечественной войны I степени (дважды), медалями.

   Живет в г. Мытищи. На здании Благовещенского политехнического техникума открыта мемориальная доска.

   

   «Ночная ведьма»

   Фашисты прозвали их «ночными ведьмами», а они воспринимали это как должное, дескать, раз ведьмами фрицам кажемся, выходит, боятся они нас! Хотя посмотришь на снимки военных лет из альбома Нины Максимовны Распоповой и невольно залюбуешься -«ведьмы», как на подбор, молодые, красивые, улыбчивые. Им бы любить, детей рожать, а они в фронтовом пекле за мужскую работу взялись, став летчицами ночной бомбардировочной авиации. За каждый сбитый «кукурузник», за штурвалами которых сидели эти девчата-красавицы, фашистское командование поощряло своих воздушных асов железным рыцарским крестом.

   В последний раз Нина Максимовна приезжала из подмосковных Мытищ, где сейчас живет, к нам, в Приамурье, около трех лет назад. Тогда ее родная Черновка отмечала свое 90-летие, вот земляки и позвали Распопову на юбилей. Нина Максимовна, несмотря на то что всего лишь на пару лет моложе своего села, быстро и легко собралась в дорогу. Уже в воздухе экипаж рейсовой «тушки», узнав, что у них на борту среди прочих пассажиров находится прославлен-ная летчица военной поры, Герой Советского Союза, пригласил Распопову к себе в кабину. «Чуток, но посидела за штурвалом», - похвасталась потом нам, благовещенским журналистам, Нина Максимовна и глянула этак победно, дескать, можем еще!

   В свои восемьдесят с хвостиком она выглядела бодро и... молодо. И это после дальнего перелета! Высокая, статная, с хорошей прической и со вкусом одетая, умеющая не только говорить, но и слушать... Родятся же дамы в нашей, амурской глухомани!

   - Селу нашему, как я сейчас понимаю, жизнь дала Амурская железная дорога, - делилась с нами Распопова. - Строили дорогу, а одновременно и поселки, станции вокруг нее. Черновка в основном была заселена не крестьянами, а железнодорожными рабочими, которые трудились рядом, на станции Бузули. Наше село появилось даже чуть раньше, чем соседний с ним город Алексеевск, теперешний Свободный. А вот мой отец был не железнодорожником, а при-искателем - всю жизнь золото мыл. Наверное, от него и я потянулась к геологии. Окончив семь классов в Черновке, уехала в Благовещенск и поступила в горнопромышленный техникум. Здесь настигло новое увлечение - авиация. Вся страна тогда ею «заболела». В 1933 году прямо на Благовещенской городской комсомольской конференции мне вручили путевку в Хабаровскую летную школу. Оттуда попала в Омский аэроклуб, а потом направили инструктором планерного спорта в Центральный аэроклуб имени Валерия Чкалова. В Москве и застала меня война.

   Первые походы Нины Распоповой в военкомат закончились безрезультатно, но вот когда в октябре 1941-го комсомол объявил добровольный набор девушек в Красную Армию, ей уже отказать не смогли. Формирование женского авиационного соединения шло в городе Энгельсе. Девчата переучивались летать на По-2 - «кукурузниках». Вроде немудреная машина, но заниматься приходилось по 13-14 часов в сутки. В начале 42-го из группы формирования был выделен 46-й полк легких ночных бомбардировщиков, в котором все должности - и летные, и технические - занимали женщины. 20 экипажей, командиром одного из которых стала Распопова.

   - Нина Максимовна, на вашем счету немало боевых вылетов. Какой-то из них запомнился больше других?

   - Наверное, тот, когда в первый раз пришлось на вынужденную посадку идти. Было это, как сейчас помню, 9 сентября 1942 года, я уже командиром звена была. Базировались мы тогда под Грозным. На задание пошли в паре с экипажем Ольги Сапфировой. На подходе к цели самолет Ольги попал в лучи прожекторов, и немцы стали его расстреливать. Надо было отвлечь их. Я, снизившись до предела, пошла прямо на прожектора. Мой штурман Лариса Радчикова отбомбилась по ним, но не совсем удачно. От машины Ольги мы внимание прожектористов отвлекли, а сами в перекрестие лучей попали. Подбили нас, мотор заглох, и я и Лариса оказались ранены. Внизу Терек блестит в ночи. До своих не дотянуть...

   И тут случилось почти невероятное: порыв попутного ветра подхватил машину, позволил мне чуть-чуть продлить полет. Я же до войны планеристкой была! Села на нейтральной полосе. Немцы по самолету постреляли, а потом затихли, видимо, решив, что с нами покончено. Стали мы с Радчиковой к своим пробираться. А у обеих ноги прострелены - каждый шаг как подвиг, в сапогах кровь, будто вода, хлюпает. Спасибо пехоте, она нас подобрала у своих окопов. А прошли мы, оказывается, всего метров 700, но... по минному полю. Ведь я не знала, что сделала вынужденную посадку именно на минное поле...

   После трудных боев на Кубани 46-й женский авиаполк стал гвардейским, за участие в освобождении Таманского полуострова он получил почетное наименование Таманский. С Южного фронта полк перебросили на 2-й Белорусский...

   Уже после того как отгремели победные залпы в Берлине, командир полка гвардии подполковник Евдокия Бершанская, заполняя наградной лист на будущего Героя Советского Союза Нину Распопову, писала:

   «Гвардии старший лейтенант Распопова в полку находится с первых дней его организации. На фронте борьбы с немецкими захватчиками проявила себя волевым, работоспособным, бесстрашным командиром. От рядового летчика выросла до командира звена. Произвела лично 805 боевых вылетов, налетав при этом более 1000 часов. Сбросила ПО тонн боевого груза...»

   - Скажите, а вам, женщине, не страшно было на войне? - решилась на вопрос одна из моих юных коллег.

   - Деточка, в той обстановке не страшно нормальному человеку быть не могло, - как-то вдруг устало обронила Нина Максимовна. - Но побороть это противное чувство можно. Тем более если знаешь, что рискуешь собой ради великой цели. Если уверен, что тебя всегда поддержат, тебе помогут и главное - не предадут. Сегодня, увы, жить бывает страшнее, чем тогда воевать. Во что сейчас превратили тот же Грозный, за который я свою кровь пролила?

   В зале, где проходила эта импровизированная пресс-конференция, вдруг стало тихо, как перед грозой. Но Распопова быстро взяла себя в руки. Улыбнулась как-то извиняюще:

   - Простите, нервы ни к черту стали. Спасибо, что помните нас, фронтовиков. Живите счастливо, по совести...

   

   А. Филоненко


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   "Амурцы-герои. В трёх томах. Том 1". Автор проекта В.Ф.Саяпин, ред. А.В.Мальцев. - Благовещенск: 2005. ФГУП Издательско-полиграфический комплекс "Приамурье"
   Электронная версия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей