Очистки вместо семечек О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6814
фото           7326








Первый литературный портал:



Стихотворение
Козы

Стихотворение
Испытанный приём






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

ДЕТИ ВОЙНЫ



























Очистки вместо семечек

23 декабря 2019 г.

   Анна Вакуловна Зенкова, в девичестве - Запорощенко, родилась 16 мая 1935 года в селе Белоруссовка Кагановического района, ныне Ромненского, Амурской области. В 30-ые годы прошлого века в ней насчитывалось около тридцати домов, расположенных на одной улице, она еще не входила в состав Ромненского района, а новорожденных регистрировали в Ясной Поляне.

   У родителей Вакулы Ильича и Ольги Николаевны кроме Ани росло еще пятнадцать детей, до нынешнего дня вместе с нашей героиней дожило семь - Надежда, Федор, Ольга, Нина, Антонина и Евдокия. Всех их судьба разбросала по свету, кто-то живет в Приамурье, некоторые за его пределами. Глава многодетной семьи трудился скотником, конюхом и трактористом в колхозе «Вторая пятилетка», в 1948 году объединенным с калиновским «Крестьянский труд» и ставшим колхозом им. Калинина.

   Мама работала дояркой. Садика в то время не существовало, поэтому женщине пришлось взять бразды воспитания сыночков и дочек полностью в свои руки, занявшись надомной работой - выпеканием хлеба и латанием мешков, которые затем передавались в колхоз.

   Стертая сегодня с лица земли деревня находилась в 7 км, по соседству, от Калиновки. Образования у Анны пять классов. После смерти вождя советского народа И.В. Сталина всех учеников почему-то распустили по домам, на том школьная пора и закончилась. Само же образовательное заведение тогда еще располагалось по ныне существующей в районном центре улице Советской. Но к рассказу о дальнейшей жизни вернемся позже. Пока вспомним о военном лихолетье и послевоенных годах со слов Анны Вакуловны.

   На момент обрушения большой беды на страну девчушке было 6 лет.

   С наступлением уборочной на поля присылали множество чужих рабочих рук. В среду местных колхозников на этот период вливались приезжие солдаты, студенты, колхозные шофера. К чему разговор об уборочной?

   Когда рабочий день на колхозных картофельных раздольях заканчивался, на них, стараясь не попасться на чужие глаза, пробиралась ребятня, в надежде найти оставленную гнилую картошку. Каким-то непостижимым образом для нынешнего поколения, не познавшего военных тягот, принесенная добыча после некоторых незамысловатых кулинарных манипуляций превращалась в подобие оладушек. Высушенные на печке картофельные очистки заменяли семечки.

   Труднее было с одеждой и обувью. Ребенок войны признается, что обутой стала ходить лишь когда замуж вышла. А в школу ходили в тех же одеяниях, в которых приходилось спать.

   Из односельчан, что отправились на фронт бить врага, не вернулись те, кто попал на передовую. Однако все же многих мужиков уберегла жизнь от смерти. Вернулись Сергей Максак, Максим Становкин и другие бойцы. На одного из солдатов, Сашко Швец, приходило целых две похоронки, а после войны во время уборочной он явился живым. Филипп Назарович Дворецкий, на теле которого в память о горьких днях, пропахнувших дымом пороха и заполненных грохотом разрывающихся снарядов, остались раны, забитые вшами, в скором времени занял пост председателя колхоза им. Калинина. Федор Грищенко пришел домой раненым, но зато с усыпанными на груди заслуженными орденами.

   Радостную весть об окончании войны сообщили жители других деревень, тогда еще ни радио, ни света не было, ездили по деревням и новостями делились. А школьники любили петь песню «22 июня, ровно в четыре часа, Киев бомбили, нам объявили, что началась война». Голосистых ребят возили на выступления в Ромны на подмостки местного клуба, где раньше была церковь. Концертных костюмов у юных певцов особо не водилось, но благо находились платки, красиво завязанные, они придавали нарядный вид.

   Вообще на уроках пения в почете были музыкальные произведения на военную тему, которая, кажется, просочилась в массы и через кинематограф. Летом кино показывали на зерновом дворе, а зимой мини-кинозал устраивали в доме семьи Запорощенко, который стал достаточно просторным для проведения такого культурного досуга. В лентах, в основном, рассказывалось про деревни, войну, отношения между людьми. На следующий день ромненский киномеханик вез культурную поклажу на конях в Морозовку.

   Магазины в то далекое время редкостью не считались, в Белоруссовке райповская лавка располагалась в чьем-то доме.

   По воспоминаниям Анны Вакуловны, рис стоил 88 копеек, сахар - 99. Кроме того, населению предлагались соль, спички, килька, доставляемая в бочках. Привозили керосин. Ткань на каждый двор выдавали строго по два метра. Огороды засаживали больше гектара, а вот выращенной на нем картошки хватало только до нового года. Многие под картошку использовали колхозные земли. Зрелые семечки, молотые и сушеные, домашние и колхозные увозили на продажу на базар в Комсомольск.

   А ведь еще от налогов никуда не спрячешься. Держишь кур - неси яйца в магазин, а если две коровки в хозяйстве, то одну опишут в госсобственность, в качестве налога также шло топленое масло. По этой причине ничего Запорощенко не стали держать в последнее время. Собранную ягоду, в основном, голубику также сдавали в торговую точку, ее, ссыпанную в бочки, увозили в Ромны.

   Однажды ребятишки решили порыбачить, скучились в толпу и пошли на «коммунарку», которая находилась в 3 км от Белоруссовки. Вдруг бежит мужчина, приближаясь к детям, спросил, где находится Амаранка. Опешившая Аня, на самом деле не зная, в какой стороне стоит деревня, просто показала: «Туда». Беглец попил воды и вновь продолжил быстрый путь. Неизвестно, это сбежавший пленный или заключенный, но испуганные рыбаки тут же отправились домой, и больше на место не ходили. В послевоенное время в пищу стали употреблять сорванные щавель и «курочки». При этом, конечно, давали пшеницу и трудодни.

   На хорошем уровне существовало почтовое сообщение. Почтарь на коне доставлял корреспонденцию сельчанам, даже в те годы выписывали различные издания.

   После школы Анна летом трудилась на разных работах в колхозном поле, а потом две зимы подряд трудилась на лесозаготовках. Первый раз попала в Архаринский район, жили работники - мужчины и женщины, отдельно друг от друга в больших рубленых бараках. Воду брали прямо из ключа, не замерзающего в стужу. Девчата сначала грузили лесовозы, но после происшествия с одной из напарниц, на это дело поставили парней. На второй год девушка попала в поселок Сиваки, где стволы деревьев пилили уже не вручную, а электропилой, что, несомненно, облегчило процесс. В теплое время года пришлось побыть весовщиком, в Калиновке - на зерновом дворе и уборщицей в клубе.

   С будущим мужем Николаем Федоровичем они познакомились на полевом стане, а как закончилась уборка в 1958 году - поженились. В 1970-м переехали в Ромны, где супруг устроился токарем-инструментальщиком, а жена после рождения сына поступила на должность уборщицы в столовой, откуда ушла на пенсию в начале 90-х годов. Общий трудовой стаж составляет более сорока лет. Вместе Зенковы прожили 53 лет, вырастили трех сыновей Николая, Михаила и Андрея, стали бабушкой и дедушкой для семерых внуков и четырех правнуков.

   Кстати, Анна Вакуловна - преданная читательница «районки». Выписывает ее давно, предпочитая всем другим газетам. По весне, перед 9 Мая, вместе с соседкой Клавдией Ивановной Шепелевой посещает мероприятия, проводимые для детей войны. Хоть до годовщины 70-летия со дня окончания Великой Отечественной войны еще не близко, уже сейчас желает тем, кто оказался с ней в одном «детском полку», здоровья и не забывать праздничный майский день.

   

   Автор: Анастасия Емельянова корреспондент


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Портал газеты "Знамя Победы"