Великая отечественная О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6805
фото           7317








Первый литературный портал:



Стихотворение
Согласные

Стихотворение
Наконец и угли догорели...






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Ветераны ВОВ



















































Военное строительство на Востоке в 30-х годах

23 декабря 2019 г.

   В рамках преобразований, проводившихся в отечественных Вооруженных Силах в 30-е гг. XX в., предполагалась и корректировка национального военного строительства. Отметим в данной связи, что в первые послеоктябрьские годы оно исходило из программных установок большевиков, базирующихся на марксистской теории по национальному вопросу. Однако развернувшаяся гражданская война и интервенция побудили большевиков несколько изменить прежние подходы, разрешив свободное группирование воинов по национальному признаку в рамках единого войскового соединения. На этот счёт уже 17 ноября 1917 г. было издано соответствующее распоряжение Народного комиссариата по делам национальностей. А принятый в январе 1918 г. Декрет ВЦИК Республики об организации Рабоче - Крестьянской Красной Армии открыл доступ в её ряды почти сорока национальностям, не проходившим военную службу в дореволюционной России. Всего за годы гражданской войны и интервенции по национальному признаку были сформированы шесть армий, один корпус, четыре дивизии, сотни бригад, полков, батальонов и других частей. Их личный состав достигал порядка 540-550 тысяч чел., что составляло 10% от общей численности РККА.

   Незаменимость национальных частей, с политической точки зрения, проявилась в условиях реализации тезиса о братской помощи пролетариату национальных окраин, особенно учитывая сложность национально-сударственного устройства России. Ибо присутствие среди частей РККА одразделеннй, укомплектованных местными национальными кадрами, плавало проводившимся операциям справедливый характер освобождения гнёта буржуазии и помещиков тех или иных республик, автономных |бластей и трудовых коммун. В противном случае, действия бойцов и мандиров РККА выглядели бы элементарной оккупацией лимитрофов, пробованный ранее в условиях Украины, Белоруссии и Закавказья, соответствующий «план действий» применялся и в других аналогичных [туациях на сопредельных с РСФСР территориях. В полной мере это относится к ситуации, связанной с судьбой Дальневосточной Республики.

   В период проведения массовой демобилизации и сокращения ооруженных Сил начала 20-х гг., национальные части, созданные в годы гражданской войны и интервенции на добровольных началах, подлежали рассформированию. Однако после провозглашения Союза ССР в декабре 1922 г., вновь встал вопрос о национальных военных формированиях. Этим и |бъясняется столь пристальное внимание к нему со стороны делегатов XII съезда РКП (б), состоявшегося в марте 1923 г. На основе принятых высшим партийным форумом рекомендаций, ЦК РКП (б) с 9 по 12 июня 1923 г. организовал работу совещания с ответственными работниками национальных республик и областей. Его участниками было принято специальное постановление «О практических мерах организации национальных войсковых частей». Законодательное закрепление процесс национального военного строительства получил в Декрете Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР от 8 августа 1923 г. «Об организации территориальных войсковых частей и проведении военной подготовки трудящихся».

   Отметим в данной связи, что военно-политическое руководство СССР преследовало целью не только создание условий для полнокровного и равноценного участия наций и народов СССР в укреплении его обороноспособности. Тяжелое экономическое состояние государства, делающее для него кадровую армию роскошью, обусловило как сокращение войск, так и перевод их на новый принцип комплектования. И в этом смысле ему наиболее органично соответствовали национальные части. Тем самым их создание преследовало двоякую цель: продемонстрировать полное равноправие советских народов во всех областях жизни и удешевить содержание Вооруженных Сил, направив сэкономленные средства на решение хозяйственных проблем страны. Тем самым национальные части решали задачу нивелирования вклада союзных и автономных республик в содержание РККА, одновременно прививая их населению необходимые военные навыки и выводя народы Советского Союза на единый уровень военной подготовки.

   Развитие национальных частей в советских Вооруженных Силах 30-х гг. Характеризовалось преобразованием стрелковых соединений в горнострелковые, переводом основных их видов в кадровые и увеличением количества национальных дивизий. Соотношение последних к общему числу всех частей и соединений РККА по состоянию на 01.01.1938 г. можно представить следующим образом. Так, среди кадровых стрелковых дивизий национальные части представлены не были. Однако среди девяти кадровых горнострелковых дивизий их было пять (или 55, 5 %). А среди 34-х кадровых кавалерийских дивизий - 12 (или 34,8 %). В целом, из 131 кадрового общесоюзного формирования национальные части были представлены семнадцатью (или 13 % от общего числа частей и соединений РККА). Что же касается территориальных отдельных полков, то из двух существующих ош. были представлены двумя национальными частями (или 100 %).

   Такие показатели в значительной степени объяснялись как результатами проводившихся маневров, так и инспекторскими проверками Народного комиссариата обороны СССР: и те и другие демонстрировали, что национальные части не уступали общесоюзным войсковым формированиям по уровню боевой подготовки и воинской дисциплины. Не случайно Народный комиссариат обороны СССР не только поощрял их личный состав правительственными наградами, но и нередко принимал решения о присвоении им номерных литеров.

   Наиболее наглядным в этом отношении примером служит Отдельный бурят-монгольский кавалерийский дивизион, входивший в Забайкальскую группу войск Особой Краснознаменной Дальневосточной Армии. В конце 1932 г. он был развернут в полк, командиром которого назначен ML Кундо, а начальником штаба - И. Дадинов. Спустя два года в данном полку были организованы курсы по подготовке красных командиров, поступающих или планирующих поступить в центральные военные академии. В 1935 г., на основе результатов очередной инспекторской проверки, было предложено сформировать на базе полка бригаду. Это было оформлено соответствующим приказом Наркома обороны СССР от 1 ноября 1936 г. Согласно новой структуре, бурят-монгольская кавалерийская бригада состояла из двух кавалерийских полков, бронетанкового и саперного эскадрона, а также эскадрона связи. В свою очередь, каждый полк включал четыре кавалерийских эскадрона, пулеметный эскадрон, полуэскадрон связи, саперный и химический взводы, полковую батарею 76-мм пушек и полковую школу.

   Позитивные достижения в национальном военном строительстве не исключали влияние ряда аспектов, тормозивших развитие интересующего нас процесса. Вынужденная обособленность национальных частей, различия имевшиеся в культурно-бытовых условиях отдельных союзных и автономных республик и областей, не позволяли в полной мере обеспечивать высокое качество обучения личного состава и должный уровень боевой подготовки формирований такого типа. Ограниченное их число и территориальный принцип комплектования затрудняли военную подготовку всего военнообязанного населения союзных и автономных республик по всему перечню специальностей для Вооруженных Сил СССР и накопление необходимого объема военно-обученного запаса. Кроме того, неизбежная в таких случаях замкнутость в рамках своего полка или дивизии лишала эмандный состав национальных частей перспектив нормального их продвижения по карьерной лестнице.

   В этой же связи нельзя не упомянуть и о влиянии факторов идейно-| политического характера, которыми в первую очередь руководствовалась ОДосква, определяя всё национальное, в том числе и военное, строительство. А I именно здесь ситуация претерпела принципиальные видоизменения в связи с принятием нового Основного Закона СССР в декабре 1936 г. Содержащаяся I «конституции победившего социализма» констатация достижений в сфере I равноправия свобод всех советских граждан, влекла за собой весьма серьезное, следствие. Ибо надобность в учреждениях, обеспечивающих равномерное представительство всех наций и народностей Союза ССР в решении Г общегосударственных задач, теперь отпадала. Это предопределило и упразднение национального подхода к строительству Вооруженных Сил. К тому [же, к началу 40-х гг. исчезли и надежды на скорую социалистическую ; революцию в Европе, а вместе с ними - и шансы потенциального использования национальных частей в качестве апробированного в начале 20-х гг. «инструмента» международной политики. Ведь советское военно-политическое руководство держало их на оперативных направлениях, удобных для оказания «интернациональной братской помощи» зарубежному пролетариату в случае его возможного выступления для захвата политической власти.

   Как следствие, 7 марта 1938 г. было принято совместное партийно-правительственное постановление «О национальных частях и формированиях РККА». Построенный на его основе приказ НКО СССР от 16 апреля 1938 г. предписывал произвести преобразование национальных частей, военных училищ и школ в общесоюзные учреждения, комплектующиеся по экстерриториальному принципу, а также переход граждан национальных республик и областей к призыву на военную службу и её прохождение на общих основаниях.

   

   Источники:
   1. Иванов В.В. Национальные воинские части в СССР: опыт строительства и применения. Екатеринбург, 1996 173 с.
   2. Краснознаменный Дальневосточный. Хабаровск, 2003. 352 с.
   3. Маркарян В.О. Исторический опыт КПСС по организации и руководству национальными частями Красной Армии в годы мирного социалистического строительства (1922-1938 гг.). Баку, 1975. 46 с.
   4. Намнанов Д.С. Национальные формирования Красной Армии: Дисс... канд. ист. наук. Улан-Удэ, 1997. 194 с.

   

   А.В. Кузин, д.и.н., Благовещенский государственный педагогический университет, г. Благовещенск


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   Памятник ветеранам ВОВ в селе Серышево

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Дальневосточники во второй мировой войне. Материалы региональной научно-практической конференции «Дальневосточники на фронте и в тылу» (октябрь 2010 г.). Изд.: Амурский областной краеведческий музей им. Г.С. Новикова-Даурского. Благовещенск, 2011
Электронная версия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей