Великая Отечественная О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6805
фото           7317








Первый литературный портал:



Стихотворение
Согласные

Стихотворение
Наконец и угли догорели...






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Ветераны ВОВ



















































Участие женщин в Великой Отечественной в составе войск ПВО

23 декабря 2019 г.

   Хозяйки фронтового неба.

   В годы Великой Отечественной войны тысячи советских женщин и девушек сражались в Военно-Воздушных Силах СССР. Это было результатом Целенаправленной политики государства в предвоенные годы по вовлечению женщин во все сферы жизни общества и поощрению стремления молодежи овладеть военными специальностями. Большую роль в таком обучении с начала 1930-х годов сыграло Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству (Осоавиахим). Сотни тысяч девушек освоили многие специальности, в том числе авиационные. В начальный период войны они были резервом для пополнения действующих на фронте частей Красной Армии. В подготовке кадров для них активно участвовали и женщины. Так, летчик-инструктор Мария Цуранова всю войну по 15-17 часов не покидала кабину учебного самолета УТ-2 в областных аэроклубах Читы, Перми, Воткинска, Сарапула. И хотя она всем сердцем рвалась на фронт, командование рассудило иначе. Ведь обстановка на фронтах требовала не только новых истребителей и бомбардировщиков, но и тысячи хорошо обученных пилотов.

   Бесстрашно сражались за чистое небо Родины выпускницы Улан-Удэнского аэроклуба Е.И. Левицкая, Е.Г. Шабельская, Л Н. Фадеева, В.А. Чебунина. В авиаполку «Нормандия-Неман» служила синоптиком учительница Л. Н. Сиднева-Смирнова.

   За годы войны в стране были сформированы 3 женских авиаполка. 588-й полк, более известный как 46-й Таманский гвардейский ночной бомбардировочный авиационный полк (гнбап), лётчиц которого фашисты прозвали «ночными ведьмами», имеет особую историю. На протяжении всей войны этому полку удалось сохранить исключительно женский состав от техника до командира. Боевая деятельность 46-го гнбап - одна из самых героических страниц женских формирований мировой военной истории. Боевые заслуги лётчиц полка 22 раза отмечались в приказах Верховного Главнокомандующего. Лётчицы женских авиационных полков, как наша землячка Н. М. Распопова, вели бои с противником, расчищали путь пехоте, танкам, помогали им в прорыве вражеской обороны. Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский дал высокую оценку ратным подвигам летчиц. Он писал: «Нас, мужчин, всегда поражало бесстрашие летчиц, которые поднимались в воздух на тихоходных самолетах У-2, изнуряли врага бесконечными бомбардировками. Одна в ночном небе, над вражескими позициями, под сильным зенитным обстрелом, летчица находила цель и бомбила её. Сколько вылетов - столько встреч со смертью».

   Из 29 лётчиц страны, удостоенных в годы войны звания Героя Советского Союза, 23 из 46-го полка! В послевоенное время ещё двум было присвоено звание Героя России. Одна из них - наша землячка, уроженка с. Черновка Свободненского района Нина Максимовна Распопова.

   «Селу нашему, как я сейчас понимаю, жизнь дала Амурская железная дорога, - делилась воспоминаниями с журналистом Александром Филоненко Нина Максимовна. - Строили дорогу, а одновременно и посёлки, станции вокруг неё. Черновка в основном была заселена крестьянами, а также железнодорожными рабочими, которые трудились рядом, на станции Бузули. Наше село появилось даже чуть раньше, чем соседний с ним город Алексеевск, теперешний Свободный. А вот мой отец был не железнодорожником, а приискателем - всю жизнь золото мыл. Наверное, от него и я потянулась к геологии. Окончив 7 классов в Черновке, уехала в Благовещенск и поступила в Горнопромышленный (ныне политехнический) техникум. Здесь настигло новое увлечение - авиация. Вся страна тогда ею «заболела». В 1933 году прямо на Благовещенской городской комсомольской конференции мне вручили путёвку в Хабаровскую лётную школу. Оттуда попала в Омский аэроклуб, а потом направили инструктором планерного спорта в Центральный аэроклуб имени Валерия Чкалова. В Москве и застала меня война».

   Первые походы Нины Распоповой в военкомат закончились безрезультатно, но вот когда в октябре 1941 -го комсомол объявил добровольный набор девушек в Красную Армию, ей уже отказать не смогли. Формирование женского авиационного соединения шло в городе Энгельсе. Девчата переучивались летать на По-2 - «кукурузниках». Вроде немудреная машина, но заниматься приходилось по 13-14 часов в сутки. В начале 42-го года из группы формирования был выделен 46-й полк лёгких ночных бомбардировщиков, в котором все должности - и лётные, и технические -занимали женщины. 20 экипажей, командиром одного из которых стала Нина Распопова.

   «Нина Максимовна, на вашем счету немало боевых вылетов. Какой-то из них запомнился больше других?
   - Наверное, тот, когда первый раз пришлось на вынужденную посадку идти. Было это, как сейчас помню, 9 сентября 1942 года, я уже командиром была. Базировались мы тогда под Грозным. На задание пошли в паре с экипажем Ольги Сапфировой. На подходе к цели самолёт Ольги попал в лучи прожекторов, и немцы стали его расстреливать. Надо было отвлечь их. Я, снизившись до предела, пошла прямо на прожектора. Мой штурман Лариса Радчикова отбомбилась по ним, но не совсем удачно. От машины Ольги мы внимание прожектористов отвлекли, а сами в перекрестие лучей попали. Подбили нас, мотор заглох, я и Лариса оказались ранены. Внизу Терек блестит в ночи. До своих не дотянуть... И тут случилось почти невероятное: порыв попутного ветра подхватил машину, позволил мне чуть-чуть продлить полёт. Я же до войны планеристкой была! Села на нейтральной полосе. Немцы по самолёту постреляли, а потом затихли, видимо, решив, что с нами покончено. Стали мы с Радчиковой к своим пробираться. А у обеих ноги прострелены - каждый шаг как подвиг, в сапогах кровь, будто вода, хлюпает. Спасибо пехоте, она нас подобрала у своих окопов. А прошли мы, оказывается, всего метров 700, но.... по минному полю. Ведь я не знала, что сделала вынужденную посадку именно на минное поле...»

   После трудных боев на Кубани 46-й женский авиаполк стал гвардейским, за участие в освобождении Таманского полуострова он получил почетное наименование Таманский. С Южного фронта полк перебросили на Белорусский...

   Уже после того как отгремели победные залпы в Берлине, командир полка гвардии подполковник Евдокия Бершанская, заполняя наградной лист на будущего Героя Советского Союза Нину Распопову, писала:
   «Гвардии старший лейтенант Распопова в полку находится с первых дней его организации. Выполняла боевые задания по разгрому немцев на Таманском и Крымском полуостровах, в Белоруссии, Польше и в самой Германии. Проявила себя волевым, работоспособным, бесстрашным командирам. От рядового летчика выросла до командира звена. Произвела лично 805 боевых вылетов, налетав при этом более 1000 часов... Сбросила для уничтожения мотомехчастей и живой силы противника 10 тонн бомбового груза. Точными бомбовыми ударами в стане врага было вызвано 135 сильных взрывов, 96 очагов пожара, уничтожено и повреждено три переправы противника, один железнодорожный эшелон, подавлен огонь трёх артиллерийских батарей. Взорван склад с боеприпасами, уничтожены прожектор и шесть автомашин с горючим и боеприпасами. Эффективность показана по далеко не полным данным...
   В ночь на 9-е сентября 1942 г. тов. Распопова получила боевое задание уничтожить войска противника в районе Моздок. При заходе на цель прямым попаданием зенитной артиллерии был пробит бензобак. Н.М. Распопова осколками снарядов быча ранена. Штурман экипажа также получила ранение. Истекая кровью, не теряя... самообладания экипаж вывел самолёт из под обстрела, отбомбился точно по цели, в результате чего был вызван сильный очаг пожара. Идя от цели, экипаж вынужден был приземлиться на нейтральной полосе. Истекая кровью, Н.М. Распопова ночью вместе со штурманом, напрягая все силы, пробралась на свою территорию к наземным войскам. Спасла жизнь себе и штурману»
.

   Таких примеров героизма и самопожертвования во имя Родины, а также высокого летного мастерства в наградном документе приводится несколько.

   Нина Максимовна ушла из жизни в возрасте 90 лет. Она активно трудилась в Мытищах, воспитала двух сыновей, имела четверых внуков. До последних лет прославленная летчица поддерживала тесные контакты с амурцами. Так, Амурскому областному краеведческому музею она передала свою фронтовую гимнастерку, боевые реликвии, фото, вырезки из газет, изданных в областях страны, чьё небо она защищала от ненавистных фашистов.

   Хранится в областном краеведческом музее фотография ещё одной из 29 лётчиц - Героев Советского Союза, - Галины Ивановны Джунковской (по мужу Маркова). В послевоенные годы она продолжала службу на Дальнем Востоке. Боевой путь штурмана эскадрильи 125-го бомбардировочного полка Г. Джунковской начался в Сталинграде. Она прокладывала курс бомбардировщикам ПЕ-2 в небе Северного Кавказа, Новороссийска, Орла, Брянска, Смоленска, Орши, Риги, Мемеля и Лиепаи. Только на 22 декабря 1944 года она сбросила, как это явствует из наградного листа, на головы врагов 39995 кг бомб, сбила в групповом бою два истребителя противника типа ФВ-190. 68 боевых вылетов совершила Г.И. Джунковская, дважды горела в машине. Заслуги отважной летчицы отмечены орденами Красного Знамени, Красной Звезды, медалями. Ныне Галина Ивановна живет в Москве, активно участвует в работе Советского комитета ветеранов войны.

   В первые же дни войны вместе с мужем ушла на фронт из города Свободного Варвара Ляшенко. Вначале летала на ПО-2, а затем на штурмовике. Армейская газета «Защитник Отечества» 8 марта 1943 г. поместила портрет летчицы, снабдив его следующим текстом: «Отважная дочь советского народа, воспитанница ОСОАВИАХИМа, лейтенант В. Ляшенко успешно громит фашистскую погань. На её боевом счету 41 вылет».

   В одном из боев, штурмуя вражеские позиции, мужественная летчица погибла смертью храбрых. Ныне в Краснодаре ей сооружен памятник, с постамента которого в мирное небо Кубани устремился краснозвездный самолет. Хотелось бы, чтобы дело о восстановлении ратных подвигов Варвары Ляшенко стадо в центре внимания молодых следопытов нашей области.

   Эту девушку в грозные годы Великой Отечественной войны знали многие летчики. В 1943 году на аэродромах страны появился плакат: «280 боевых вылетов Ольги Лисиковой спасли жизни многим раненым бойцам и офицерам Красной Армии». Отважная летчица побывала на всех фронтах от Баренцева до Черного моря, доставила на линию огня десятки тонн боеприпасов, медикаментов, продовольствия. Родилась она во Владивостоке. В Приморье прошли её детские годы. По комсомольской путевке Ольга Лисикова была направлена в Батайскую лётную школу. Через три года она уже летала на линии Ленинград - Москва. В ходе советско-финляндской войны О. Лисикова на санитарных самолётах вывозила раненых с поля боя.

   В годы Великой Отечественной войны Ольга Лисикова летала в осажденный Ленинград, доставляя туда боеприпасы, продовольствие, горючее; а обратным рейсом вывозила больных, раненых.

   Отчаянная летчица обратила на себя внимание командования, и ее' направили в лётный центр учиться на командира транспортного самолёта.

   Полёты за линию фронта следовали один за другим. Однажды поступил приказ: «Во что бы то ни стало прорваться к партизанам и сбросить десантников, боеприпасы, продовольствие». Это было в Белоруссии, где народные мстители оказались в критической ситуации - много раненых, нехватка боеприпасов...

   Под сильным огнем противника задание было выполнено. «Когда мы возвратились на свой аэродром, - вспоминает О. Лисикова, - мой самолет был весь изрешечен. Мы недосчитались товарищей. Но была и радость: через несколько дней мы узнали, что, получив подкрепления, партизаны прорвали вражескую блокаду и вышли из окружения».

   Еще много раз летала Оля Лисикова к партизанам. Были и другие задания. Так, в одну из воздушных частей под Краснодаром надо было перебросить большую партию авиационных моторов. Почти неделю летала она по восемнадцать часов в сутки. Это было на грани человеческих возможностей. В те дни Оля Лисикова побила рекорд длительности пребывания в воздухе. На аэродромах появился еще один плакат «Летайте так, как летает командир корабля Ольга Лисикова».

   В 1943 году на пресс-конференции один американский журналист спросил Ольгу о том, откуда она черпала силы и как она, девушка, смогла побить мужской рекорд по пребыванию в воздухе. Она ответила: «Я видела ленинградцев и ленинградских женщин. Видела умирающих, но не сдавшихся, ослабевших от голода, холода, но не падавших духом людей. Я училась их мужеству, вбирала их выносливость, черпала свои силы в их стойкости».

   На её счету уже было более 350 боевых вылетов, когда старшему лейтенанту О. Лисиковой доверили особо важное правительственное задание, еи дали новую машину, специальное оборудование для полётов в глубокий тыл врага...

   Отважно сражалась с ненавистным врагом уроженка Республики Саха (Якутия) Вера Захарова. Она совершила более 180 боевых вылетов и спасла жизни свыше 200 раненых.

   С лета 1942 года и до конца Великой Отечественной войны находилась на фронте воспитанница Иркутской военной школы авиационных техников С.И. Озеркова. Закончила она свой боевой путь в Германии старшим инженером женского авиационного полка. Труд и боевые заслуги капитана технической службы С. И. Озерковой по достоинству оценены Родиной. Она награждена орденами Красного Знамени, Отечественной войны (двумя). Красной Звезды (двумя) и многими медалями.

   М. Щелканова, служившая под командованием С.И. Озерковой, впоследствии рассказывала: «С первых же дней организации полка к нам прибыла старший лейтенант С.И. Озеркова — строгая, по-военному подтянутая, физически закаленная. Весь коллектив механиков и техников невзлюбил её за то, что она начала с «муштровки», выправки, строгого соблюдения уставных правил. Она требовала, чтобы мы дословно повторяли её приказания, докладывали об исполнении, подходили и отходили по форме. А мы, пришедшие с гражданской службы, считали соблюдение воинской дисциплины ненужной формальностью. Мы были убеждены, что и без соблюдения буквы устава честно и самоотверженно выполняем свой долг. А Озеркова была неумолима и не шла ни на какие уступки. В любое время — днем и ночью, в мороз и бурю — она поднимала нас «по тревоге» и с часами в руках следила за точным выполнением своих приказаний». Так готовила выпускница 4-й ВШАТ своих подчиненных к боевой работе. Осознание необходимости такой подготовки техников и механиков пришло к ним значительно позже. Стало ясно, что старший инженер СИ. Озеркова своей требовательностью и строгостью закаляла, готовила их к преодолению трудностей военной жизни. Поняв это, как потом вспоминала Щелканова: «Мы полюбили Озеркову, оценили её как талантливого руководителя, старшего товарища и друга».

   Женщин и девушек служило в наземных подразделениях авиации достаточно много. Так, по подсчётам историка B.C. Мурманцевой, в 13-й воздушной армии Забайкальского фронта служило в 1944 г. 1749 девушек. В 10-й воздушной армии Дальневосточного фронта насчитывалось 3 тысячи женщин и девушек.

   Жительница Благовещенска Л.В. Поцабей вспоминает, что в 47-м истребительном авиационном полку (32-я авиадивизия 9-я ВА, 2-й Дальневосточный фронт) вместе с ней в 1942 - 1945 году служили Лиля Шестакова, Зина Евтушенко, Лида Чечина из Свободного, Маша Загорная из Суражевки, Лена Николаева, Лида Бондарева, Нина Якунина из Благовещенска, Вера Андросенко со станции Ин и другие.

   «Каждая девушка отвечала за свой самолёт - И-15, «Чайка» или Як-9, -рассказывала автору статьи Л.В. Поцабей. - Мы обслуживали в основном ночные полёты. Причем на наш аэродром были частые налёты противника. Высаживался и его десант. Когда прилетали наши лётчики, которые были настоящими асами, мы бежали к своим машинам и в первую очередь с большим волнением спрашивали: «Товарищ командир! Как оружие, не отказало в воздухе?» Отказов не было, и мы, успокоившись, снимали с самолётов вооружение, чистили его в помещениях, а затем снова ставили и заряжали. Так проходили наши боевые будни. Были у нас и потери самолетов и экипажей в бою».

   Подвиги наших землячек, вставших на защиту Родины в суровые годы Великой Отечественной войны, навсегда останутся в памяти благодарных потомков.

   

   Зашитницы фронтового неба Родины

   Весной 1942 г. начался массовый прием женщин в войска противовоздушной обороны. Это позволило высвободить из войск ПВО и направить на фронт до 300 тысяч мужчин, годных к строевой службе. В апреле 1942 года добровольно ушли в армию и 17 девушек - студенток БГПИ: Е.П. Гусевская, Е.Л. Жирнова, Ю.С. Каштанова, А.Н. Касицина, Р.К. Кацуба, Е.Я. Попова, Н.Я Резникова и другие.

   Вот как рассказала автору о начале своего армейского пути жительница г. Благовещенска Ф.В. Веретнова (девичья фамилия Минькова): «В начале апреля 1942 г. мне, учащейся 10-го класса Черемховской средней школы, и моим подругам Н. Белоусовой, Т. Медведевой, И. Махровой, К. Остапенко, Н. Волковой, Т. Федорищевой пришла повестка явиться в Ивановский райком комсомола. После соответствующей беседы нам вручили повестки о мобилизации в Красную Армию.

   Мы прошли медкомиссию и прибыли на службу в район Мухинки. Там нас обмундировали и распределили по зенитным батареям. Непривычно было носить в первые дни ботинки из свиной кожи, а зимой кирзовые сапоги, шапку-ушанку. Мне досталась шапка из телячьей пестро-красной шкуры. Шинель у меня была светло-серая, из отечественного сукна. Она была теплее, чем шинели из английской зеленой и тонкой ткани. Зимой при заступлении в наряд выдавали шубы и валенки.

   Жили мы в землянках. Летом, если идёт дождь, то потом еще дня два с потолка бежит вода и негде от нее было укрыться. А зимой задыхались в дыму. Боевые позиции меняли часто. Только обживемся на одном месте, начинаем копагь новые землянки, траншеи, ниши. А грунт на сопках - булыжник да песок, на руках набивали кровяные мозоли. Девушкам никакого снисхождения не было. Мужчины занимали место у орудий, а девчата работали на ПУАЗО (прибор управления артиллерийско-зенитным огнём). Я была скоростемерщицей, а в случае необходимости замены выбывшего из строя члена ооевого расчета - заряжающей орудия. Часто выезжали на полигон на учебные стрельбы. А когда началась война с Японией, мы сутками не отходили от своих приборов и орудий. С высоты сопок нам было хорошо видно зарево на той стороне Амура, слышен орудийный грохот».

   А вот рассказ другой нашей землячки А.К. Иващенко, служившей в 757-м зенитном полку в районе г. Белогорска: «Я и некоторые мои подруги получили повестки из Благовещенского военкомата о призыве в армию где-то в первых слах апреля 1942 г., то есть через неделю после окончания курсов медсестер (А.И. Иващенко в 1941 - начале 1942 гг. работала счетоводом в райпотребсоюзе, а вечерами до 22-23-х часов 3-4 раза в неделю осваивала медицинское дело - В.О.).

   Девчата пришли кто с рюкзаком, кто с чемоданчиком или просто с сумочкой. Нас строем сводили в баню, потом строем пошли на вокзал. Шли мы по улице Красноармейской - ныне имени 50-летия Октября?. Почти со всеми рядом шли родители, многие из них плакали. Трудно передать, как мы волновались в тот момент.

   Одну партию девчат по прибытии эшелоном на станцию Куйбышевка-Восточная высадили из вагонов. Среди прибывших была и я. Нам предложили в полку выбрать военную специальность: дальнемершика, прожекториста, пулеметчика и т.д.».

   Очень запомнился Анне Кондратьевне вечер, когда после месячного обучения в карантине они с подругами приехали в расположение 5-й зенитной батареи. Привели их в землянку, где находился оперативный отдел. Там собралось много мужчин и молодых ребят. «Нас познакомили и сказали, что вот этих всех ребят мы заменим по службе, - рассказывала автору А.К.Иващенко. - А их сейчас же отправляют на фронт. Заиграл баян, парни пригласили всех девчат танцевать. И, как будто бы в мирное время, мы танцевали, весело смеялись. Но этот короткий отдых закончился минут через двадцать. Мужчинам подали команду «По машинам!» Мы все высыпали на улицу и увидели, что за позицией стоят грузовые машины. Так мы проводили почти всех мужчин на фронт».

   После команды «Отбой» многие из девушек долго не могли уснуть. Думали о том, как жестоко поступил с нами враг. Этим бы парням работать на благо Родины, обзаводиться семьями, а девчатам рожать детей. И вот все рухнуло.

   Наутро вместо команды «Подъем» была подана команда «Воздух». Девушки основательно включились в военную службу. Они занимались изучением военной техники, огневой и строевой подготовкой, стояли на постах.

   «Бывало, - вспоминает А.К.Иващенко, - стоишь на посту (а стояли по 3 часа на морозе) и только об одном мечтаешь: скорее бы смениться с поста, погреться да уснуть. А только вдруг раньше времени смена приходит. Это значит, что опять пришли вагоны с углем, дровами и т.д. и на выгрузку их не хватает людей... Когда я прослужила около двух лет, меня направили на курсы шоферов. Через два месяца по их окончании и сдачи экзаменов я снова вернулась в свое подразделение. Теперь меня из отделения дальнемерщиков перевели в пулеметный расчет. Я начала изучать пулемет. Однако через полгода появилась новая батарея с более совершенной техникой. Снова пришлось переучиваться».

   Особенно памятны А.К. Иващенко дни войны с милитаристской Японией. Она вспоминает: «Нам ввели готовность номер один. И тут началось. Бесконечны команды «Воздух». Спать приходилось урывками, причем спали зачастую в обмундировании. Приляжешь на нарах, каску на голову или на грудь положишь и дремлешь. По команде «Воздух» мгновенно вскакиваешь, иной паз каска с груди упадет, покатится по полу, хватаешь её и бежишь по траншеям, ничего не видя перед собой, стараясь быстрее поймать по приборам цель, находящуюся в воздухе, и передать данные по назначению. И так до конца войны».

   В этом же 757-м зенитном артиллерийском полку завершила свой патный путь Лидия Константиновна Ковалевская. С западного театра военных действий её подразделение в мае 1944 г. было направлено для охраны дальневосточных воздушных рубежей.

   А начало её боевого пути свершилось на берегах Волги, куда она в 1939 г. приехала со станции Ледяной Амурской области на родину мужа.

   «С первого раза даже не поверили, когда объявили по радио о нападении Германии, может оговорка случилась, - вспоминает Л.К. Ковалевская. - Мы все читали о договоре о ненападении, и вдруг такое страшное сообщение. Но это оказалось правдой. Невозможно описать, что делалось в военкомате. Туда повалил народ самого разного возраста - старые, молодые, средних лет, даже пионеры. Через пять дней в нашей Енотаевке (Сталинградская область - В.О.) ни одного здорового мужчины не осталось...».

   Много дней ходили к военкому молодые женщины и девушки, задавая ему один и тот же вопрос: «Когда призовете нас?» Работники военкомата не знали покоя ни днём ни ночью и, видимо, основательно устав от их напора, военком очень строго и даже со злом сказал: «Уходите и ждите. При первой же возможности я не забуду о вашей просьбе».

   И, действительно, военком выполнил своё обещание. Уже в первых числах июля им вручили повестки о направлении на оборонные работы. Они были очень довольны, что их не забыли, хотя не имели понятия, что это такое. 10 июля девушек привезли в астраханские степи. Они строили противотанковые рвы, огневые точки для пулемётов и пушек, землянки для бойцов и командиров.

   Руководили строительными работами военные специалисты. Девушки вначале удивлялись: зачем это в степи развернуто такое масштабное строительство. Позже они без разъяснения поняли необходимость и срочность этих работ. «Очень тяжело было бросать землю выше своего роста из траншей, - вспоминает Лидия Константиновна. - Через 5-6 дней работы у всех ладони оыли в мозольных пузырях, оказалось, что лопату надо держать тоже уметь, чтобы не было, как сказал один военный, повреждения ладоней. Пришлось обеспечивать всех рукавицами-верхонками, а перевязкой занимались медицинские работники. И все равно не слыхать было, чтобы кто-то стонал и ныл или сказал бы, что не хочет больше рыть. Не было такого, все помнили одно только слово «надо». При этом каждому была установлена норма выраоотки. Вечером производились замеры, и было очень неудобно, если хотя ы в малой доле задание не выполнено. Поэтому отстающих не было».

   К 7 ноября 1941 г. задание по строительству оборонного рубежа девушки ыполнили. Командованием всем им была объявлена большая благодарность, и они отправились по домам.

   И снова потянулись дни ожидания настоящей фронтовой работы.

   Девушки постоянно напоминали о себе военкому. Особенно их желание попасть на фронт усилилось, когда они в районной газете прочли рассказ «Таня» и увидели снимок мертвой девушки с обрывком веревочной петли на шее. «Это было ужасно, - вспоминает Л.К. Ковалевская. - Не было равнодушных. Всех потряс этот снимок, и молодых и старых. Даже верующие в бога и те говорили, что совершившие это злодеяние изверги не должны жить на земле. Ну, конечно же, после такого потрясения все молодые девчата еше нетерпеливее стали ожидать повесток».

   И вот 2 апреля 1942 г. 50 девушек были вызваны в военкомат с вещами. На пароходе их отправили в Сталинград. Наша рассказчица и ещё 20 девушек из её района получили назначение в 1080-й зенитный полк. Он дислоцировался в Бекетовке и имел задачу прикрывать Сталинградскую электростанцию. В течение 40 дней девушки изучали вооружение, а также типы вражеских самолетов, их характеристики и так далее. Они научились опознавать гитлеровские машины не только по форме фюзеляжа или хвостового оперения, размаху крыльев, но и по звуку моторов.

   «Не было ни одного дня, чтобы прошел спокойно, - вспоминает Лидия Константиновна. - Вражеские самолеты по нескольку раз за сутки стремились разбомбить охраняемую нашим зенитным полком электростанцию или другие важные объекты, как, например, тракторный завод, который ремонтировал боевую технику. Так что воинам-зенитчикам работы хватало. На всю жизнь запомнилась мне первая боевая потеря - гибель моей подруги Дуси Волгиной. 9 июля был дневной воздушный бой наших и фашистских самолетов. Обычно в таких случаях подается команда «Ложись!», потому что гитлеровцы при этом сбрасывали бомбы как попало, лишь бы быстрей избавиться от опасного груза. Все кто где находился, выполнили команду. И лишь Дуся почему-то продолжала бежать по территории. Разорвавшаяся в 50 метрах от расположения нашей батареи 250-килограммовая бомба взрывной волной подхватила её с земли и с огромной силой ударила спиной о сарай. Все это мы видели своими глазами. И вот когда закончился воздушный бой, все мы побежали к этому сараю. Дуся лежала вниз лицом. А спины и ягодиц у нее не было. Мы даже не поняли сразу, куда все делось. А когда опомнились, то увидели часть её тела на стенке сарая. При похоронах пришлось соскабливать со стены часть её тела. Сделали это, конечно, ребята, ни одна из девушек выполнить такое не смогла, настолько потрясла нас смерть подруги».

   А потом ещё было много случаев гибели боевых товарищей. Каждую смерть переживали тяжело, ведь только что разговаривал с тобой товарищ или подруга, а через минуту их уже нет в живых.

   Много смертей пришлось увидеть в годы войны старейшей работнице электроаппаратного завода в Благовещенске Анне Гавриловне Власовой. 17-летней девушкой встретила она в Ленинграде известие о начале войны. Вместе со всеми блокадниками она стойко переносила голод, холод, бомбежки. Была мобилизована в отряд по выявлению в домах живых, но ослабленных голодом или раненых детей и взрослых. А вскоре и сама уже не могла подняться на ноги. Опухшую от голода и с шатающимися от заболевания цингой зубами, её эвакуировали в тыл.

   После лечения А.Г. Власова добровольцем вступила в Красную Армию. Она служила телефонисткой в 19-й батарее 1761-го зенитно-артиллерийского полка 56-й зенитно-артиллерийской дивизии. Одновременно освоила специальность разведчика, изучив все типы и характеристики вражеских самолетов. Батарея, в которой проходила службу А.Г. Власова, располагалась в самом центре Москвы, в Таганском парке. Жили они в землянках, там же во рвах стояли их 76-миллиметровые зенитные пушки. В любой момент девушки были готовы отразить нападение вражеских самолетов на столицу нашей Отчизны.

   

   В.П. Омельчак, к.и.н., Дальневосточный государственный аграрный университет, г. Благовещенск


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Дальневосточники во второй мировой войне. Материалы региональной научно-практической конференции «Дальневосточники на фронте и в тылу» (октябрь 2010 г.). Изд.: Амурский областной краеведческий музей им. Г.С. Новикова-Даурского. Благовещенск, 2011
Электронная версия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей