17-я гвардейская стрелковая дивизия О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6805
фото           7317








Первый литературный портал:



Стихотворение
Согласные

Стихотворение
Наконец и угли догорели...






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Ветераны ВОВ



















































Боевой путь Красноярской 17-й гвардейской стрелковой дивизии

23 декабря 2019 г.

   Трудно переоценить роль сибиряков в Великой Отечественной войне. Уж очень она велика. Сибиряки сражались на всех фронтах, участвовали во всех важнейших битвах. Они воевали во всех 11 армиях Западного и Калининского фронтов, отстоявших столицу. Здесь, под Москвой, в ночных штыковых атаках родилась и стала популярной фронтовая поговорка «Сибиряк идет - фашистам капут!».

   Боевые качества сибирских воинов получили высокую оценку советских полководцев, были признаны врагом. «У нас, фронтовиков, укоренилось лубокоеуважение к питомцам седого Урала и безбрежной Сибири... Лучших воинов чем Сибиряк и Уралец, бесспорно, мало в мире. Поэтому рука невольно рисует эти слова с большой буквы. Оба они представляют одно целое - самого доброго, самого упорного, самого крепкого, самого ловкого и самого меткого бойца»- - писал маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский. Во время Смоленского наступления советских войск в 1943 году главный маршал артиллерии Н.Н. Воронов обратился в Ставку с просьбой еще в большей мере поддержать наступающих артиллерией, на что Сталин ответил: «Все что сможем, дадим. Не сможем - обходитесь тем, что имеете. У вас есть сибирские дивизии, а это посильнее пушек и танков. Сибиряки все равно возьмут Смоленск. Я их натуру знаю».

   Чтобы оправдать поражение своих войск под Москвой, главный идеолог фашизма Геббельс заявил, что виной тому стали какие-то особые полки, пришедшие из непонятной снежной Сибири. Их солдаты не чувствовали морозов и не ведали страха.

   За четыре военных года из Сибирского военного округа ушли на фронт свыше 2 миллионов 600 тысяч человек. Первое место по мобилизации людских ресурсов в округе занимал Красноярский край. По официальным данным за годы войны на фронт ушло 455 000 красноярцев (каждый пятый), было подано 35 343 заявления о добровольном вступлении в Красную Армию, 168 098 красноярцев (каждый третий) погибли, умерли от ран, пропали без вести.

   С красноярской земли ушли более 30 воинских соединений и отдельных специальных частей. Среди них 14 стрелковых дивизий, 3 стрелковые бригады, 4 бригады лыжников, 4 артиллерийских полка, 7 авиационных полков, укомплектованный женщинами края батальон линейной связи, 4 отдельных комсомольско-молодежных лыжных батальона.

   Боевая биография воинского соединения, о котором речь пойдет дальше, связана с боевыми действиями на Дальнем Востоке в августе-сентябре 1945 года. Это 119-я стрелковая дивизия.

   Сформирована она была в Красноярске (в/ч 5696) в сентябре 1939 г. в результате «скрытой мобилизации», вызванной военным конфликтом между Советским Союзом и Японией в мае 1939 года на территории Монгольской Народной Республики и проходившей под названием «большие учебные сборы». Формировал дивизию и командовал ею полковник Александр Дмитриевич Березин. В боевых действиях на Халхин-Голе дивизии не пришлось принимать участие, но вот когда в ноябре 1939 г. началась советско-финская война, 119-я Дивизия в январе 1940 года была отправлена на фронт. Правда, в боевых действиях принял участие только один, артиллерийский, полк дивизии. В начале апреля 1940 г. дивизия вернулась в Красноярск, где продолжилась боевая подготовка её личного состава уже в соответствии с жёстким приказом нового наркома обороны маршала Тимошенко. В основу приказа был заложен принцип: учить тому, что необходимо на войне, в условиях, приближенных к боевой оостановке. Инспекторская проверка, проведенная Генеральным штабом в начале 1941 года, признала боевую подготовку дивизии удовлетворительной. Именно эта довоенная боевая подготовка позволила ей выстоять в жестоких кровопролитных боях осенью 1941 года.

   После нападения фашистской Германии на Советский Союз 119-я стрелковая дивизия первой из красноярских соединений, на шестой день войны, ушла на фронт. В составе 31-й армии Резервного фронта она приняла участие в сооружении Оленинского укрепленного района западнее Ржева. Именно этот оборонительный рубеж заставил гитлеровское командование внести некоторые коррективы в ход своей наступательной операции «Тайфун», начавшейся 30 сентября с целью захвата Москвы.

   Здесь, западнее Ржева, у деревни Дудкино на Калининском направлении. 8-10 октября дивизия приняла свое первое боевое крещение. Она была на главном направлении наступления немцев на Калинин, который должен был стать заслоном им на пути к Москве. Немцы, зная, что на этом участке против них стоит сибирская дивизия, применили психическую атаку. Ротами, батальонами, в полный рост они шли на её позиции. Имея тройное численное превосходство, враг так и не смог прорвать оборону дивизии. Он прорывался на соседних участках, и тогда, чтобы не допустить её окружения, командование 29-й армией, в состав которой в это время входила дивизия, приказывало ей отходить и перебрасывало её на другие участки, где складывалась критическая ситуация.

   В тяжелейших боевых условиях, преследуемая врагом, она совершала многокилометровые марши, под сильным артиллерийским огнём и бомбовыми ударами несколько раз переправлялась через Волгу, кирками и лопатами вгрызаясь в землю, на реке Тьме создала линию обороны и держала её до начала общего наступления Красной Армии под Москвой.

   Успешные боевые действия 119-й красноярской дивизии по отражению немецкого «Тайфуна», мужество и массовый героизм её личного состава получили высокую оценку командования. Военный совет 29-й армии возбудил ходатайство о присвоении ей звания гвардейской.

   В ходе общего наступления под Москвой, начавшегося 5 декабря 1941 года, 119-я дивизия действовала на главном направлении Калининского фронта в составе ударной группы 31-й армии, которая совместно с 29-й армией, преодолевая упорное сопротивление врага, 16 декабря 1941 г. освободила город Калинин. Это был первый освобожденный областной центр.

   Наступление 119-й дивизии было настолько стремительным, что в результате его она вырвалась далеко вперед, в глубь обороны противника. Немцы немедленно воспользовались этим: они перерезали горловину, связывающую дивизию с основными силами фронта. В окружении дивизия совершила рейд по тылам противника и подошла к городу Белый, который являлся важнейшим «нервным узлом» немецкого фронта.

   Сил у ослабленной многодневным наступлением дивизии хватило только для захвата его окраин. В тылу врага боевые действия дивизии приняли ярко выраженный характер позиционной войны. На большей части Вельского района дивизия восстановила советскую власть. 17 марта 1942 года в частях 119-й дивизии был зачитан приказ Народного комиссара обороны СССР о присвоении ей звания гвардейской, о преобразовании её в 17-ю гвардейскую дивизию с вручением ей гвардейского знамени.

   2-6 мая 1942 года немцы предприняли попытку выбить дивизию из захваченных окраин города Белый. Но потерпели неудачу. Новое наступление на позиции дивизии враг предпринял 2 июля 1942 года. Силы были неравны. Гитлеровцы прорвали оборону дивизии. Полки были разделены. Связь их со штабом дивизии была потеряна. Погиб командир дивизии полковник Степан Петрович Горбунов, назначенный в место А.Д. Березина в конце июня. Восемь дней и ночей разрозненные части дивизии прорывались к своим войскам. Было вынесено и гвардейское знамя.

   Трагичной оказалась судьба ее бывшего командира А.Д. Березина, назначенного незадолго до июльского наступления немцев заместителем командующего 22-й армией. Он погиб, находясь в окруженных частях армии. Долгое время ветераны дивизии не знали, как и где это произошло, поэтому считали, что их любимый комдив пропал без вести. Спустя тридцать лет, во время поездки группы красноярских ветеранов дивизии по местам её боев, они установили предполагаемое место захоронения генерала А.Д. Березина в селе Демяхи Вельского района Калининской области. Его именем названы улицы в городах Белом и Красноярске.

   Урон, понесенный дивизией во время прорыва, был велик. Её вывели во второй эшелон армии, пополнили людьми, техникой, вооружением. С августа дивизия снова постепенно стала входить в бои. Под городом Белый дивизия воевала до его освобождения в марте 1943 года. Здесь, у деревни Плосское, в 1996 году был открыт мемориальный комплекс. Только на этом кладбище захоронен прах 12 500 воинов-сибиряков. На территории всего же Вельского района 12 воинских кладбищ и две братские могилы, в которых покоятся 24,5 тысячи павших воинов.

   Дальнейший боевой путь дивизии до конца войны был связан с именем её нового командира Александра Петровича Квашнина, который стал достойной заменой А.Д. Березина и в служебных списках, и в солдатских сердцах.

   Оценив маневренность дивизии, мужество и героизм ее личного состава, командование начинает использовать ее на главных направлениях ударов при ликвидации крупных группировок врага. Так, в сентябре 1943 г. в составе 5 гвардейского стрелкового корпуса 39-й армии дивизия в тяжелых длительных боях прорвала мощную оборону противника на реке Царевич и дерзким, стремительным ночным ударом почти без потерь освободила город Духовщину - ворота на Смоленщину. В ознаменование одержанной победы приказом Верховного Главнокомандующего 17-й гвардейской было присвоено почетное наименование «Духовщинской». Преследуя гитлеровцев, буквально «на плечах» их дивизия ворвалась в город Рудня и овладела им. За это она была награждена орденом Красного Знамени.

   Вступив на белорусскую землю и продолжая оставаться на главном направлении боевых действий, 23-27 июня 1944 года дивизия приняла участие в окружении и уничтожении сильной группировки врага в районе города Витебска. Уже сам факт, что на КП командира дивизии генерал-майора Квашнина прошло совещание представителя Ставки Маршала Василевского с командующими фронтами, показал, какое ответственное место занимала дивизия в Витебской операции. Окруженная группировка врага начала прорываться на том направлении, где находилась наша дивизия. На ее боевые порядки двигался огромный клин из «тигров» и «фердинандов» с боевыми порядками двух дивизий на флангах и штабами в центре. Сдерживая натиск, гвардейцы били их в упор прямой наводкой из орудий и из всех видов стрелкового оружия, на отдельных участках переходили в рукопашные схватки, кололи штыками, финками, ножами, били прикладами.

   В этом бою совершил подвиг заместитель командира 48-го полка гвардии подполковник Владимир Сергеевич Сметанин. На участке, где закрепился этот полк, фашисты особенно неистовствовали. Подразделение, которое он возглавил во время боя, отразило 12 атак. Во время отражения 13-й атаки Сметанин сам лег за пулемет. Тяжелораненый подполковник Сметанин попал в руки озверевших гитлеровцев. Изуродованный труп героя, с вырезанной на спине звездой и обмотанный колючей проволокой, был найден после боя. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 г. B.C. Сметанину посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Одна из улиц города Витебска названа его именем.

   Бывший командующий 39-й армией генерал-лейтенант И.И. Людников в своей книге «Под Витебском» писал об этих днях: «Части 17-й гвардейской дивизии показали в боях образцы мужества и упорства, стойкости и отваги. Советские воины стояли насмерть». Остатки окруженных вражеских дивизий приняли ультиматум советского командования о капитуляции и сдались в плен. Орденом Суворова 2-й степени были отмечены в этих боях героизм и мужество воинов 17-й гвардейской дивизии.

   Дальше враг почти не сопротивлялся. Ускоренным маршем, пройдя около 300 километров и полностью освободив на своем пути белорусские земли, дивизия в составе 5-го корпуса вступила на территорию Литвы, приняла участие в освобождении города Каунаса, в разгроме обороняющегося противника на Россиянских позициях и, продолжая его преследование, овладела городом Таураге.

   Первой из соединений 5-го корпуса дивизия вышла к Государственной границе Советского Союза с Восточной Пруссией. Полгода шли тяжелые бои в Восточной Пруссии. Дивизией были преодолены две мощные оборонительные линии под Пилкаленом и в районе Кенигсберга. Особенно жестокими были бои на реке Дайме, которую немцы назвали «железными воротами» Кенигсберга. Много сибиряков погибло в ее черных водах. Тяжело заболел комдив Квашнин - сказались нервное напряжение и невероятные трудности этих боев - почти все время он был в боевых порядках, рядом с солдатами. 17 апреля 1945 г., овладев городом Фишгаузен, сибиряки вышли к Балтийскому морю. Дальше наступать было некуда. Для гвардейцев 17-й дивизии война на западе закончилась.

   19 апреля командиру дивизии генерал-майору А.П. Квашнину Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза. «О переброске дивизии на Дальний Восток мне и моему заместителю по политической части полковнику К.Д. Малахову стало известно в первых числах мая 1945 года, - вспоминал командир дивизии генерал-майор А.П. Квашнин. - Правда, нам не назвали пункта - района выгрузки, и на каком театре придется участвовать в боях, но ясно было одно: перед нами новый противник - японцы, новая техника, новые неизведанные трудности». Когда пришёл приказ о переброске дивизии, то командиры и политработники не без опасения пошли доводить его до сведения бойцов. Но приказ был встречен ими с пониманием.

   13 мая 1945 г. 17-я гвардейская дивизия в составе 5 стрелкового корпуса 39-й армии погрузилась в эшелоны и выехала на Родину. В Красноярске должна была быть двухчасовая остановка. Душу каждого бойца согревала мысль о возможной встрече с родными и близкими. А в Красноярск из предместий, из дальних уголков края, съезжались люди, чтобы хоть на минуту увидеть родное лицо, услышать родной голос.

   Иван Петрович Сенкевич, ветеран дивизии, описывает в своей книге момент встречи так: «Когда эшелоны подошли, их встретил дружный вздох многотысячной толпы. И какими только путями находили друг друга мужья и жены, сыновья и матери, женихи и невесты в этом человеческом водовороте -трудно сказать. Но - находили. Плакали. От счастья. От боли новой разлуки. Смотрели друг на друга и плакали, говорили, не понимая друг друга, какие-то совсем не те слова - слушали только звук родного голоса, чувствовали тепло родных рук... И вот ревёт гудок паровоза- пора. Медленно, очень медленно начинают вращаться колёса. Все быстрее, быстрее... Руки, лица, улыбки, слезы, слова, которых не разберёшь - общий крик, общий вопль... Кто-то сказал виновато: «Через Дайму пройти было легче, чем это...».

   В беседах между собой солдаты высказывали желание скорее разгромить союзника фашистской Германии Японию и отомстить ей за все прошлое. В эшелонах уже никто не сомневался, что война с Японией неизбежна, ведь не случайно в пути следования солдатам была роздана книга А.Н. Степанова «Порт-Артур», поступившая в полковые библиотеки еще в марте 1945 г.

   13 июня 1945 г., прибыв в распоряжение Забайкальского фронта, дивизия выгрузилась в Монголии, в районе города Чойбалсан, и стала лагерем на реке Керулен. Здесь она пополнилась новобранцами 1927 года рождения, с которыми сразу же начались занятия по боевой и политической подготовке. Из-за нестерпимого зноя занятия проводились рано утром и вечером, после 5 часов. Также проводились занятия и с офицерами. Их знакомили с особенностями соевых действий в условиях пустынно-горной местности, с тактикой военных Действий японской армии, с боевыми качествами японских солдат и офицеров, ного работы было у хозяйственной службы: ремонт обуви, одежды, стирка елья, портянок, подготовка колесных обозов и сбруи, заготовка грубых кормов Для лошадей, так как в Монголии подножного корма в это время не было. Дивизия готовилась к маршу в район города Тамцак-Булак, располагавшегося на границе с Маньчжурией.

   23 июня, в преддверии Парада победителей на Красной площади в Москве, командование 5-го гвардейского стрелкового корпуса решило здесь, вдали от Родины, начать марш торжественно, празднично. Открывала его Красноярская 17-я гвардейская стрелковая дивизия. Предстояло преодолеть более 500 километров по знойной безводной пустынной степи. На местах больших привалов и ночлегов были организованы пункты водоснабжения, куда вода подвозилась за 50-70 километров. Палящее солнце, зной, безветрие, пыль, недостаток воды изнуряли воинов.

   Через 10 дней, пройдя 360 километров, дивизия остановилась. Был оборудован лагерь. Месяц прошел в напряженной учебе. И снова марш. 8 августа, оставив позади 150 километров по пескам, дивизия сосредоточилась в заданном районе.

   9 августа 1945 г. Советский Союз, выполняя союзнические обязательства, объявил Японии войну. Перед 39-й армией была поставлена задача: через горный хребет Большой Хинган в обход Холун-Аршанского укрепрайона нанести удар по городам Салунь и Ваньемяо. 9 августа, рано утром, дивизия в составе 5-го стрелкового корпуса перешла границу и подошла к подножию Большого Хингана.

   Из воспоминаний командира дивизии А.П. Квашнина: «Взошло солнце. Рассеялся туман. Перед нами во всем своем величии предстал Хинган! Похожие друг на друга огромные горы раскинулись на многие десятки километров. В голове бродят беспокойные мысли - не заблудиться бы, не растеряться в горах. Тогда не избежать позора на всю Советскую Армию. И тут же приходит решение - до встречи с японцами пойдем одной колонной. Пошли следом за передовым отрядом, преодолевая один перевал за другим. Иногда в сутки делали 10-15 километров лишнего пути в поисках удобного перевала. Два-три раза в сутки тяжелые грузы тащили на себе, помогая лошадям, автотранспорту, тылам...».

   Первая встреча с японцами произошла 11 августа. В стычке между нашей походной заставой и отходящей японской в плен были захвачены три японца. 13 августа на подступах к городу Салунь передовые части дивизии разгромили японскую пехоту, тем самым обеспечили захват в клещи Холун-Аршанского укрепрайона другими дивизиями 5-го корпуса. Недолго сопротивлялись японцы и в бою за город Ваньемяо. Боясь окружения, они отошли в горы. Город был в наших руках.

   Из воспоминаний бывшего начальника штаба 45 гвардейского стрелкового полка подполковника запаса Н.О. Максимова: «Японцы не обладали большим военным искусством и стойкостью, но отличались большой хитростью и коварством». Ярким примером этому стал бой в кукурузном поле 15 августа, который дорого обошелся красноярской дивизии. Как стало ясно позднее, в кукурузном поле японцы продумали оборону заранее: выкопали окопы, соорудили блиндажи, дзоты, установили огневые средства и пристреляли местность, а затем весь этот оборонительный рубеж и участок в глубине засеяли кукурузой. С обеих сторон поля тянулись высокие горы, покрытые мелколесьем. Обойти его было невозможно, как невозможно было уничтожить на нём невидимые огневые точки противника артиллерией. Нельзя было и задерживаться, так как за дивизией двигались другие соединения 39-й армии.

   Генерал Квашнин решил наступать самоходными орудиями совместно со стрелковыми подразделениями. Это был необычный бой. Слышались залпы орудий, взрывы гранат, короткие очереди автоматов и... ничего не было видно. В самой гуще боя на бронетранспортере, оборудованном рацией, находился командующий артиллерией дивизии полковник Павел Федорович Васильев. Он отыскивал главные узлы сопротивления, огневые точки и, вызывая огонь почти на себя, уничтожал врага и обеспечивал продвижение пехоте. Почти сутки длился бой. Наконец сопротивление японцев было сломлено. Много было раненых и убитых. Но особенно потрясла всех смерть полковника Васильева. Его бронетранспортер подкатил к передовому НП. Разгоряченный боем, пыльный и потный, он вышел из машины, и вдруг, как будто из-под земли, выскакивают два самурая с ножами. В одну секунду они наносят полковнику несколько ударов. «Невозможно выразить словами нашу печаль, - вспоминал Н.О. Максимов. - Ведь это был бесстрашный герой, талантливый командир, обаятельный человек. Он сотни раз бесстрашно смотрел смерти в глаза. И вот, здесь, когда оставалось несколько дней до победы, он погиб...» Посмертно Павлу Федоровичу Васильеву было присвоено звание Героя Советского Союза. Похоронен в Чите.

   В боях с японцами от воинов дивизии требовались не столько героизм и мужество, сколько бдительность. Так, например, во время переправы по мосту через небольшую, но глубокую речку по передовому подразделению вдруг неизвестно откуда ударили выстрелы. Четырех солдат ранило, остальные отошли и стали наблюдать. Никого не было видно. Тогда по мосту пустили пустую повозку с лошадью. Когда лошадь достигла середины моста, снова раздались выстрелы. Оказалось, японские солдаты лежали в воде, дыша через резиновые трубки на поплавках, сделанных в виде кувшинок.

   300 километров марша через раскалённые и безводные пески и скалы Хингана вперемежку с боями остались позади. Впереди открылись маньчжурские сопки, те самые, на которых сражались русские солдаты в 1904 г. Появление наших солдат в тылу Квантунской группировки внесло растерянность в японские гарнизоны. Из воспоминаний начальника политотдела 17-й стрелковой дивизии полковника Малахова: «Когда авангардный полк подошел к одному небольшому городу, навстречу ему выехал начальник японского гарнизона и сообщил, что поскольку ответа на его запрос, что делать, от высшего командования не поступило, гарнизон капитулирует».

   На подступах же к Мукдену, одному из ключевых центров Маньчжурии, японцы оказывали отчаянное сопротивление на каждом удобном рубеже. Из воспоминаний Н.О. Максимова: «Во время атаки на японские позиции в неоольшом населенном пункте на дальних подступах к Мукдену мне пришлось быть во 2-ом батальоне 45-го гвардейского стрелкового полка. После боя группа наших солдат зашла в домик, сели закурить, и вдруг из подполья выскочили четыре японца, моментально кинжалами зарезали наших бойцов и из окон дома открыли огонь из винтовок. К счастью, поблизости находился наш танк. Он быстро устремился на домик и смял его».

   Последнюю попытку задержать советские авангардные части японцы предприняли на подступах к железнодорожной станции Дебоссы. Но всё уже было бесполезно, станция была взята с боя. Это был последний бой с японскими милитаристами, в котором принимали участие красноярцы.

   23 августа 1945 г. 17-й гвардейской дивизии за беспримерный переход через Большой Хинган и проявленное мужество при выполнении заданий командования было присвоено еще одно почетное наименование -Хинганская. 31 августа 1945 г. части дивизии погрузились в эшелоны на станции Телин и 4 сентября прибыли в город русской славы Порт-Артур. Здесь закрылась последняя страница ее боевой летописи.

   В ходе боевых действий в годы Великой Отечественной войны и во время Дальневосточной кампании дивизия уничтожила почти 50 тысяч вражеских солдат и офицеров, около двухсот танков, ста самолетов и более тысячи орудий, миномётов и пулемётов противника. Ею был уничтожен один аэродром, взорвано три крупных склада с боеприпасами, захвачено огромное количество военной техники и другого военного имущества врага.

   За проявленное воинское мастерство, мужество и массовый героизм 6129 солдат, сержантов и офицеров 17-й гвардейской были награждены орденами и медалями, пятеро из них удостоены звания Героя Советского Союза.

   В составе 39-й армии 17-я гвардейская стрелковая дивизия находилась в Китае до 1955 года. Затем её перевели в состав 5-й общевойсковой армии Дальневосточного военного округа. В 1957 году 17-я гвардейская стрелковая дивизия была переформирована в 123-ю гвардейскую мотострелковую, а в 1989 году-в 129-ю гвардейскую пулеметно-артиллерийскую дивизию. Гвардейское знамя легендарной 17-й красноярской стрелковой дивизии было передано на вечное хранение в Музей Вооруженных Сил СССР.

   В Люйшуне, так теперь называется Порт-Артур, находится самое большое зарубежное кладбище русских воинов, на котором нашли упокоение герои двух войн: русско-японской 1905 года и Второй мировой. По самым скромным подсчетам здесь покоятся останки более 50 тысяч человек.

   Есть среди них и воины 17-й гвардейской. Один из них - командир 1-го батальона 52-го гвардейского стрелкового полка Константин Васильевич Прошенкин.

   В последнее время благодаря усилиям гуманитарного фонда «Поколение», созданного по инициативе депутата фракции партии «Единая Россия» Государственной Думы Российской Федерации Андрея Владимировича Скотча, изрядно обветшавшее кладбище реставрируется лучшими российскими специалистами.

   Стремление хранить память о героическом прошлом Родины, передавая из поколения в поколение эстафету бережного и чуткого отношения к защитникам отечества, является основополагающим для будущего свободной и независимой России.

   

   Источники:
   01. Сенкевич И.П. Красноярская гвардейская. Красноярск, 1973.
   02. Логвинов В.К. В бой идут сибиряки. Красноярск, 1977. От Енисея до Эльбы.
   03. Боевой путь красноярских формирований. Красноярск. 1975.
   04. Красноярск - Берлин. 1941-1945. / Историко-публицистическое краеведческое издание. Красноярск, 2010.
   05. Через Большой Хинган до города русской славы Порт-Артура. Воспоминания бывшего начальника штаба 45-го гвардейского стрелкового полка 17-й гвардейской стрелковой дивизии подполковника запаса Н.О. Максимова. 1967 г. Рукопись, КККМ, в/ф 7710.
   06. Боевой путь 17-й гвардейской стрелковой дивизии в войне с Японией. Воспоминания бывшего командира 17-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора в отставке А.П. Квашнина. 1973 г. Рукопись, КККМ, в/ф 7417/2.

   

   Г.А. Чиханчина, Красноярский краевой краеведческий музеи, г. Красноярск


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Дальневосточники во второй мировой войне. Материалы региональной научно-практической конференции «Дальневосточники на фронте и в тылу» (октябрь 2010 г.). Изд.: Амурский областной краеведческий музей им. Г.С. Новикова-Даурского. Благовещенск, 2011
Электронная версия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей