Великая Отечественная О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6805
фото           7317








Первый литературный портал:



Стихотворение
Согласные

Стихотворение
Наконец и угли догорели...






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Великая Отечественная







































Особенности подготовки Манчжурской наступательной операции

23 декабря 2019 г.

   2 сентября 2010 г. исполнилось 65 лет со дня окончания Второй мировой войны, принесшей неисчислимые бедствия многим народам планеты. Так, СССР потерял 30 процентов национального богатства и 26,6 млн человек, Германия - около 10 млн, Польша - 4,1 млн, Китай - 38 млн (за 1931-1945 гг.), Югославия -1,7 млн, Япония - 2,3 млн, и ещё 270 тыс. человек погибло от американских атомных бомбардировок, Франция - 600 тыс., Италия - 500 тыс., США - 450 тыс., Великобритания - 380 тыс. [01].

   Вызревала Вторая мировая война почти два десятилетия. Этот процесс ускорился в ходе глубокого экономического кризиса, начавшегося в 1929 г. В ходе его сформировались очаги международной напряженности. Один сложился в Европе из-за агрессивности фашистских Германии и Италии. Второй - на Дальнем Востоке из-за гегемонистских притязаний японских милитаристов. Осенью 1931 г. они захватили Маньчжурию (Северо-Восточный Китай). В 1937 г. Япония развернула войну против Китая, а затем спровоцировала военные конфликты против СССР в районе села Константиновки (Амурская обл.), у озера Хасан (1938), против СССР и МНР на реке Халхин-Гол (1939).

   С каждым годом росла численность Квантунской армии - объединения вооруженных сил Японии в Маньчжурии, предназначенной для агрессии против СССР, МНР и Китая. Так, за 1931 - 1941 гг. она увеличилась с 64 тыс. до 700 тыс. человек [02]. Квантунская армия стала мощной, боеспособной стратегической группировкой японских сухопутных войск в Азии. Она насчитывала в различные периоды от 600 тыс. до 1 млн солдат и офицеров. С 1938 г: вплоть до 1945 г. генеральный штаб Японии разрабатывал или перерабатывал для Квантунской группировки военные планы захвата советской территории до Омска включительно.

   Японские милитаристы постоянно нарушали государственную границу СССР на Дальнем Востоке, задерживали и топили наши торговые суда, снабжали немецко-фашистское командование разведывательными данными. Поэтому Советеский Союз вынужден был все годы Великой Отечественной войны держать на границе с Маньчжурией свыше 1 млн солдат и офицеров, более 16 тыс. орудий и минометов, свыше 2 тыс. танков и САУ, до 4 тыс. боевых самолетов и около 100 боевых кораблей [03].

   Наши союзники по антигитлеровской коалиции неоднократно просили военно-политическое руководство СССР как можно скорее вступить в войну с Японией. На Тегеранской конференции глав правительств СССР, США и Великобритании (28 ноября - 1 декабря 1943 г.) И.В. Сталин дал принципиальное согласие о вступлении в войну с Японией. На Ялтинской конференции (4-11 февраля 1945 г.) эта дата была конкретизирована - через 2-3 месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе.

   Цели кампании на Дальневосточном театре военных действий (ТВД):
   A) политические:
  • быстрее ликвидировать последний очаг Второй мировой войны;
  • устранить угрозу японского нападения на СССР;
  • совместно с союзниками освободить оккупированные Японией страны;
  • восстановить всеобщий мир.

   Б) геополитические:
  • вернуть Советскому Союзу отторгнутые японцами в годы Русско-японской войны (1904-1905) Южный Сахалин и Курильские острова;
  • открыть свободный выход для советских кораблей и судов в Тихий океан.

   B) военно-стратегические:
  • разгром Квантунской армии;
  • освобождение от японских захватчиков Северо-Восточного Китая (Маньчжурии) и Северной Кореи.

   Подготовка к военной кампании проводилась по единому плану Верховного Главнокомандования. Она включала комплекс дипломатических, военно-технических и стратегических мероприятий в общегосударственном масштабе.

   Подготовительный период был разделен на два этапа:
  • первый - заблаговременная подготовка до получения фронтами директивы Ставки ВГК, когда подготовка осуществлялась без доведения до войск конкретной задачи;
  • второй - непосредственная подготовка фронтовых и армейских операций (с момента получения директивы ставки ВГК и до начала войны - 30 - 35 суток).

   Заблаговременная подготовка включала ряд мероприятий, основными из которых являлись: принятие Ставкой ВГК решения на операцию; перегруппировка войск с запада и создание наступательных группировок; изучение и оборудование театра предстоящих действий; подготовка войск и создание запасов материальных средств. Большое внимание уделялось обеспечению скрытности сосредоточения и подготовки войск к наступлению.

   Расчёты показали, что победа в советско-японской войне в короткий срок может быть достигнута лишь при наличии на ДВ ТВД трёх мощных наступательных группировок и значительного превосходства над противником в живой силе и технике.

   С 1 декабря 1944 г. по 1 апреля 1945 г. на Дальний Восток было отправлено 4640 минометов, около 2200 орудий, свыше 410 млн патронов к стрелковому оружию, около 3,2 млн артвыстрелов и других материальных средств [04].

   Для координации действий сухопутных войск, сил флота и оперативного руководства операцией по разгрому Квантунской группировки решением Ставки ВГК от 30 июля были созданы специальный орган высшего управления - Главное командование советских войск на Дальнем Востоке, которое возглавил Маршал Советского Союза A.M. Василевский, а директивой от 2 августа - штаб Главного командования советских войск на Дальнем Востоке (начальник штаба генерал-полковник СП. Иванов), фактически действовавшие с начала июля. К 9 августа были развёрнуты три фронта: Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные.

   В мае-июле советское командование перебросило на Дальний Восток значительное количество сил четырёх фронтов: 1, 3-го Белорусских, Ленинградского и 2-го Украинского; часть соединений прибыла из Московского военного округа, непосредственно из резерва Ставки ВКГ. Больше всего войск было направлено с 3-го Белорусского фронта (60 процентов всех переброшенных соединений) [05].

   Переброшенная группировка насчитывала 403 355 тыс. человек личного состава, 2119 танков и САУ, 7137 орудий и минометов, в том числе более 600 реактивно- минометных установок.

   К сожалению, в литературе отсутствуют данные о количестве переброшенных на Дальневосточный ТВД автомобилей. Хотя все три фронта были укомплектованы автотранспортом. Использовались также автомобили, доставленные союзниками. Так, участник войны с Германией А. Шилов, прибывший из Восточной Пруссии к концу июня 1945 г. первым эшелоном своей дивизии с личным составом, техникой и вооружением на монгольскую станцию Баин-Тумен, вспоминает: «Первым моим заданием на новом месте было принять 130 человек водителей из молодого пополнения, прибыть с ними на 74-й разъезд (там располагался один из складов Забайкальского фронта), где получить 260 американских автомобилей разных марок — «Студебеккеров», «Шевроле», «Доджей три четверти», переданных СССР по ленд-лизу, и перегнать их в район расположения дивизии. Сроку на это отводилось две недели.

   Но когда мы прибыли на разъезд, выяснилось, что автомобили находятся в ящиках, несобранные. То есть, моим 130 новобранцам предстояло собрать 260 машин, а затем перегнать их за сотню километров. В срок явно не уложиться; склад тоже помочь ничем не может. Пришлось ехать в Читу, в штаб Забайкальского фронта, оттуда - на станцию Борзя, где располагался один из автобатов. Здесь, наконец, удалось договориться о выделении мне в помощь пяти опытных слесарей-механиков. В общем, через неделю автомобили были собраны. Теперь следующий вопрос: как перегнать 260 машин 130 водителями? Но и здесь выход нашелся: передние колеса одного автомобиля загружали в кузов второго; и таким образом, с минимальными потерями (одна машина оказалась с заводским браком, еще две отстали из-за неисправностей), задание было выполнено.

   Оказалось, автомобили нужны, чтобы преодолеть Большой Хинганский хребет. А перед Хинганом на сотни километров расстилалась монгольская степь... Здесь-то и пригодились мои автомобили - «Доджи» тащили орудия, на «Студеры» посадили пехоту» [06].

   Непосредственная подготовка операции во фронтах и на флоте началась 5 июля 1945 года, после получения директив Ставки. Основные мероприятия были проведены в течение месяца.

   Подготовка фронтовых и армейских наступательных операций имела ряд особенностей, потому что она проводилась до объявления войны, до начала боевых действий. Такими особенностями являлись:
  • выработка решения, планирование и практическая подготовка наступательных операций во фронтах и армиях с соблюдением предельной секретности и ознакомлением минимального числа лиц с задачей в полном объеме;
  • непосредственная подготовка войск к наступлению без доведения конкретных задач исполнителям до предельно возможного времени;
  • перегруппировка, сосредоточение и развертывание войск в исходных районах с максимальным соблюдением скрытности.

   Решения командующих фронтами маршалов Р.Я. Малиновского, К.А. Мерецкова и генерала Н.А. Пуркаева отличались творческим подходом с учётом особенностей театра военных действий и боевых возможностей созданных группировок войск.

   С прибытием 5-й, 39-й общевойсковых и 6-й гвардейской танковой армий и других объединений и соединений с запада на Дальний Восток возникла необходимость переучивания войск и штабов применительно к новому ТВД, особенно для 6-й гвардейской танковой армии и Забайкальского фронта, которым предстояло действовать в горно-пустынной местности. Поэтому сразу по прибытии в районы назначения со штабами и войсками 1-го и 2-го Дальневосточных и Забайкальского фронтов была организована напряжённая боевая подготовка с учётом опыта, накопленного на советско-германском фронте, а также организации и тактики японской армии.

   Особенность планирования и организации Маньчжурской операции состояла ещё в том, что все вопросы её подготовки войскам впервые приходилось решать в условиях, когда формально не было состояния войны с Японией. Это затрудняло ведение разведки, организацию огневого поражения по конкретным целям и вообще организацию боевых действий. Учитывая это, было принято решение начать наступательную операцию без предварительной артиллерийской и авиационной подготовки — внезапной ночной атакой усиленных передовых батальонов. Задача этих батальонов в полосе 1-го Дальневосточного фронта состояла в том, чтобы неожиданным переходом госграницы в сопровождении пограничников захватить передовые долговременные сооружения японцев, прежде чем они будут заняты обороняющими их подразделениями и приведены в боеготовность.

   От умелых действий этих батальонов во многом зависел успех всей наступательной операции фронта. Именно поэтому особое внимание было уделено обучению и практической отработке действий этих батальонов. Например, в 5-й армии их подготовкой непосредственно занимался её командующий генерал-полковник Н.И. Крылов. Первоначально (с прибытием на Дальневосточный ТВД) подразделения этих батальонов занимались под руководством командиров частей и подразделений по общему плану боевой подготовки, с учётом особенностей горно-таёжной местности на муданьцзянском направлении. В это же время в звеньях - армия, дивизия, полк, батальон - командирами и штабами осуществлялись планирование и организация боевых действий.

   С офицерским составом на картах и макетах местности были детально, со скрупулезной тщательностью, отработаны порядок скрытного выдвижения батальонов и перехода ими госграницы во взаимодействии с группами пограничников, которые досконально знали местность, а также способы преодоления заграждений, уничтожения охраны и внезапного захвата долговременных сооружений; определялся порядок действий главных сил дивизий первого эшелона по развитию успеха передовых батальонов, поддержке их огнём артиллерии и ударами авиации в ходе боевых действий; рассматривались также другие вопросы, особенно связанные с обеспечением скрытности и неожиданности действий.

   В последующем все эти намеченные способы действий практически отрабатывались с подразделениями на местности, схожей с той, в которой предстояло действовать. В каждой дивизии были созданы учебные поля, которые воспроизводили опорные пункты японцев со всеми заграждениями, долговременными огневыми точками, системой охраны и обороны. На этих учебных полях в течение недели шли тактико-строевые занятия с многократным повторением наиболее сложных приёмов действий и взаимодействия между подразделениями различных родов войск.

   Затем в течение 10-12 дней проводилось по 5-6 комплексных учений (большинство из них ночью) с привлечением всех сил и средств, участвующих в боевых действиях. В них принимали участие командиры и штабы дивизий, полков, дивизионных и полковых артиллерийских групп, авианаводчики, передовые батальоны в полном составе со всеми средствами усиления и группами пограничников. Особое внимание обращалось на строгое соблюдение в тёмное время направлений выдвижения и атак, достижение скрытности и внезапности захвата важнейших объектов в обороне противника, умелое управление подразделениями в бою, организацию практического вызова огня артиллерии и поддерживающей авиации, отражение возможных контратак противника и своевременное развитие успеха главными силами полков первого эшелона вслед за передовыми батальонами [07].

   В заключение в каждой дивизии проходило контрольное учение под руководством командующего армией, где окончательно уточнялись и проверялись все вопросы организации и ведения боевых действий.

   Проводились учения и в воинских частях, в условиях, приближенных к боевым. Так, с 30 мая по 10 июня 1945 г. 231 -я стрелковая дивизия участвовала в учениях 87-го стрелкового корпуса «Прорыв позиционной обороны в горно-таёжной местности» в составе трех стрелковых и артиллерийского полков, дивизиона САУ, учебного батальона и спецподразделений. В учении принимало участие 6090 чел. На зимних квартирах оставались 2221 чел. В ходе учений солдаты и офицеры в дождливую погоду за двое суток совершили 25-километровый марш в горно-таежной местности [08].

   Подполковник В. Крутских (впоследствии генерал-полковник) вспоминал: «Будучи начальником отдела разведки штаба инженерных войск 1-го Дальневосточного фронта, я отвечал за подготовку специальных штурмовых и воздушно-десантных отрядов, предназначенных для захвата железнодорожных тоннелей в районе Гродеково-Пограничная и высадки в глубоком тылу противника. Ещё весной маршал Мерецков поставил задачу «действиями отрядов минёров-штурмовиков захватить тоннели КВЖД, основные мосты через водные преграды и узлы дорог на Муданьдзянском направлении». С конца мая специально отобранные группы опытных сапёров проходили особую ночную и дневную подготовку в горной и резко пересеченной местности, схожей с районом предстоящих боевых действий. В июле они прошли ещё и парашютную подготовку - в Варфоломеевке, на базе авиатранспортного полка, а также специальный курс по захвату гидростанций, мостов, аэродромов и т.п. спецобъектов. Готовились отряды на базе 20-й штурмовой инженерной бригады РГК, в которую входили три сапёрных батальона и рота специального минирования» [09].

   Такая тщательная подготовка войск, особенно передовых батальонов, перед началом операции, наряду с другими факторами, обеспечила полный успех боевых действий. Умелые действия передовых батальонов дали возможность внезапно захватить долговременные укреплённые позиции противника и добиться в последующем разгрома Квангунской группировки в короткие сроки.

   В июне-июле 1945 г. на всей линии государственной границы развернулись инженерные работы по оборудованию исходного плацдарма для наступления. Сапёрные войска вели их по 20 дней, стрелковые - по 12 дней в месяц [10].

   В полосе 25-й армии, например, за это время было вырыто 250 км траншей и ходов сообщения, подготовлено 5500 площадок для пулемётов и миномётов, 11 тыс. укрытий и щелей для личного состава, проложено 340 км новых дорог. В 1 -й Краснознаменной армии было подготовлено 540 км дорог и колонных путей, 1509 погонных метров мостов, 100 дзотов, 182 убежища, 3859 огневых позиций для артиллерии и минометов, отрыто 832 км траншей и ходов сообщения и установлено 161 км проволочных заграждений [11]. При этом отличились многие подразделения. Так, солдаты роты старшего лейтенанта Романцова (27-я инженерно-сапёрная бригада) выполняли задание на 200-230 %. Они получили высокую оценку командования [12].

   Объём статьи не позволил автору остановиться на таких важных вопросах, как совершенствование пропускной способности Транссибирской магистрали, подвоза материально-технических средств и ГСМ автомобильным, водным и воздушным транспортом. Важное место в подготовке операции занимали также вопросы обеспечения войск продовольствием, водой и фуражом, создания резервного запаса горючего для боевой техники, угля и дров для полевых кухонь и хлебопекарен, проведения заблаговременной вакцинации и значительного расширения лечебной базы для приёма раненых и больных. Весомую помощь военному командованию в решении этих вопросов оказали руководители краёв и областей Дальнего Востока, Забайкалья и Сибири.

   Всесторонняя подготовка советских войск к нанесению мощных ударов по сосредоточенной близ границ Советского Союза и Монголии крупной группировке японских сухопутных войск, а также операции на Сахалине и Курилах привели к быстрому разгрому противника, потере им контроля над Маньчжурией, Северной Кореей, Южным Сахалином и Курильскими островами, а главное - к коренному изменению военно-политической обстановки в Азии.

   

   Источники:
   01. Великая Отечественная война. 1941 - 1945: Энциклопедия. М: ОЛМА МедиаГрупп, 2010. С. 170.
   02. Военная энциклопедия. В 8 томах. Т.З. М: Воениздат, 1995. С. 319-320.
   03. Вторая мировая война. Итоги и уроки. М: Воениздат, 1985. С. 105.
   04. Тыл Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне 1941- 1945 гг. / Под ред. С.К Куркоткина. М: Воениздат, 1977. С.389.
   05. Барынькин В.М. Маньчжурская наступательная операция / В.М.Барынькик // Военно-истор. журнал. 1995. №8. С.14-23.
   06. Советско-японские войны 1937-1945: Сборник. М.: Яуза, Эксмо, 2009. С. 343-344.
   07. Гареев М.А. Общевойсковые учения. 2-е изд., перераб. и доп М Воениздат 1990. С. 134-135.
   08. Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф.1 ОКА. Оп. 6980. Д.73. Л. 75- 76.
   09. Совегско-японские войны 1937-1945: Сборник. М.: Яуза, Эксмо, 2009. С. 290.
   10. Краснознаменный Дальневосточный... Военно-исторический очерк о Дальневосточном военном округе. 4-е изд., испр. и доп. Хабаровск: Издательство «Хехцир», 2003. С.209.
   11. Там же.
   12. ЦАМО РФ. Ф.1 ОКА. Оп. 6980. Д.72 . Л. 208.

   

   В.П. Омельчак, к.и.н., Дальневосточный государственный аграрный университет, г. Благовещенск


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Дальневосточники во второй мировой войне. Материалы региональной научно-практической конференции «Дальневосточники на фронте и в тылу» (октябрь 2010 г.). Изд.: Амурский областной краеведческий музей им. Г.С. Новикова-Даурского. Благовещенск, 2011
Электронная версия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей