Скрябин Григорий Дмитриевич О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6881
фото           7330








Первый литературный портал:



Стихотворение
Кокетки

Стихотворение
Острова. А помнишь лето странное...






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Ветераны ВОВ



















































Снайпер

23 декабря 2019 г.

   Холод и жгучий ветер. В домах топят печи, и струйки дыма подымаются над хатами. Ноябрь… Но это не тот ноябрь, когда человек приготовился к зиме, собравшись мирно пережить холодное время и дождаться весеннего пробуждения природы. Это ноябрь 1942 года. В это время Гришу Скрябина, паренька неполных восемнадцати лет, призвали в Красную Армию. Война!

   Родился Григорий Дмитриевич Скрябин в селе Назаровка Белогорского района. В 1933 году семья переехала в город Белогорск (тогда еще город Краснопартизанск), где, не окончив и семи классов, в возрасте 16 лет он поступил работать на ремонтный завод. Отсюда и забрали его служить в Приморский край, в школу снайперов. Школа находилась в Шкотово, что под Владивостоком, готовила снайперов для отправки на фронт.
   — Особенно тяжело было первое время, — вспоминает Григорий Дмитриевич. — Столовая за шесть километров, водили туда один раз в сутки, а распорядок дня насыщенный: в любую погоду физзарядка на воздухе, потом политинформация, восемь часов занятия, чистка оружия, политподготовка. И так пятнадцать часов в сутки. Некоторые не выдерживали, хотели быстрее попасть на фронт и убегали.
   Вот так же сбежал из школы снайперов двоюродный брат Григория, сев на проходивший военный эшелон. Попал на Ленинградский фронт, прошагал всю войну с боями и живой вернулся после войны домой.

   …Тем временем Григорий Скрябин осваивал снайперское дело. И в осенний дождь, и в зимнюю стужу молодые бойцы шли на стрельбище. Нужно было тренировать зрение, отрабатывать твердость руки, умение плавно нажимать на спусковой крючок, определять расстояние до цели, скорость ветра, скорость движения цели и много чего другого. Памятуя, что на фронте будет трудно, руководствовались принципом: «Тяжело в ученье — легко в бою». Кроме того, их учили стрелять из пулемета, из противотанкового ружья, вести штыковой бой, метать гранаты и бутылки с зажигательной смесью, соблюдать требования маскировки.

   Но вот позади месяцы учебы. Выпускники школы снайперов отправлены на разные фронты. Григория Дмитриевича Скрябина оставили служить на Дальнем Востоке. Его направили в 639-й полк 231-й дивизии, что базировался на станции Мучная Приморского края. Полком командовал полковник Кузнецов. И когда началась война с японцами, Григорий вместе со своим полком 9 августа 1945 года перешел русско-китайскую границу и двинулся с боями по направлению к городу Муданьцзяну. Каждый день да через день вели бои с противником.

   Запомнился Григорию Дмитриевичу бой, когда их стрелковая рота шла в составе танковой бригады. Навстречу двигались танки неприятеля. Наше боевое соединение стремительно ринулась на японцев. Ревели десятки моторы, гремели залпы орудий и с той, и с другой стороны. Наши стрелки беспощадно косили огнем врага, никакая сила не могла остановить продвижение советских войск. В этом бою Григория контузило. Перед началом боя стрелки сидели на броне танков. Когда завязался бой, они, при резком торможении танка, как горох посыпались на землю. Григорий упал рядом с танком. Казалось, под самым ухом раздался залп танковой пушки, и он на какое-то время совсем оглох. Когда очнулся — пленных японцев увозили на пересыльный пункт.

   …И снова долгий и утомительный переход по незнакомой местности. Случались мелкие бои за лежавшие на пути следования села. Однажды попали в «капкан». Когда воинское подразделение, в составе которого шел Григорий Скрябин, спустилось в долину, со всех сторон их окружали сопки. Вот тут-то и началось: со всех сопок японцы открыли стрельбу. Пришлось занять круговую оборону. Вместе с другими бойцами Григорий снимал и снимал одного японца за другим — не зря его учили на снайпера! Наконец удалось разорвать кольцо противника и уйти в образовавшийся прорыв. Наших полегло немало, но и японцами были усыпаны склоны сопок, остальные разбежались, ведя какое-то время в дальнейшем партизанскую войну по всей Маньчжурии.

   Осколком снаряда Григорий получил касательное ранение правой голени. Увидев, что ничего серьезного нет, подумал: «Кости целы, а мясо нарастет...»

   В другой раз продвижение наших войск остановил японский снайпер. Кое-как определили его место нахождения. Засел наверху трехэтажного здания. Лестница туда вела прямо с улицы, и ему постоянно подносили патроны. Сержант Скрябин сам себе дал приказ: уничтожить японского снайпера! С первого раза не попал, очень уж у того позиция была удобная. Щелкнул еще раз затвором, перезарядил, снова прицелился. На этот раз пуля нашла свою цель: снял Григорий снайпера. Но тот японец хотя бы стрелял, что называется, по доброй воле. А когда приходилось гасить встречающиеся на пути японские дзоты, то там находили японцев, прикованных цепями.
   — Что им еще остается? Только стрелять, уйти-то они не могут, одно слово — смертники, — говорили бойцы, проверяя очередной дзот.
   Чтобы остановить продвижение наших войск, японцы минировали подступы к Муданьцзяну. На такое минное поле напоролся и Григорий Скрябин со своими бойцами. Вызвали минеров, в результате слаженных действий подразделений обошлось без жертв. Пройдя минное поле, вышли к ручью. Хотели напиться, но поперек ручья лежал мертвый японец.
   — Сколько вреда людям принесли, так еще и воду загадили, — буркнул в сердцах пожилой солдат.

   Но непобедимая Квантунская армия уже повсеместно терпела поражение. Русские заняли города Дунин, Мулин, Пограничный. 13 августа советские войска подошли к городу Муданьцзяну, самому укрепленному району японской обороны. Но и он вскоре пал. Разрозненные японские подразделения вели теперь, по сути, партизанскую войну, нападая на наши подразделения в самых неожиданных местах. Еще более непредсказуемыми были нападения японских смертников. Был у Григория Скрябина в ту пору друг из города Свободного по фамилии Софин. Служил ординарцем у командира подразделения. Выскочил неожиданно из-за угла вот такой смертник и кинулся на офицера. Ординарец заслонил того своим телом, и штык японца пронзил насквозь тело бойца.
   — Какой парень был! Погибнуть от руки этого урода в канун окончания войны! Каково об этом матери узнать, — сокрушались бойцы.

   А война действительно подходила к концу. На подходе к Харбину полку, где воевал Григорий Дмитриевич Скрябин, объявили об ее окончании. Но еще до осени 1945 года часть стояла в Маньчжурии, вылавливая разбежавшихся по сопкам японцев. Затем полк направили на место постоянной дислокации в Приморский край. И только в марте 1950 года, уже в звании старшины, Григорий Дмитриевич Скрябин был уволен из Вооруженных сил.

   В этом же году он познакомился со своей будущей женой Марией Ивановной, встретившись с нею у кинотеатра «Россия». В 1953 году они поженились. Вырастили и воспитали двоих детей, которые подарили им четверых внуков и троих правнуков. Ради этого, ради жизни на земле завоевывалась Победа, во имя которой советские бойцы готовы были отдать самое дорогое, что есть у человека, — жизнь!

   

   Сергеева Т.С.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Сергеева Т.С. - Живая книга войны. Очерки о фронтовиках-белогорцах. - Благовещенск: ООО "Издательская компания РИО", 2008 г.
   Электронная версия документа - Коваленко Андрей, главный редактор портала "Амурские сезоны"