Ганс Манхарт О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6814
фото           7326








Первый литературный портал:



Стихотворение
Козы

Стихотворение
Испытанный приём






Статьи по теме

Серышевский район










































Ганс Манхарт

17 февраля 2017 г.





   Дополнительно об истории села можно прочитать:
   
   Ганс Манхарт. Коренной серышевский немеця

   «...Однажды Ленин остановился около меня. Он спросил по-русски: «Откуда вы?» Я попытался ответить тоже по-русски. Но от смущения произносил слова еще хуже, чем обычно. Ленин внимательно посмотрел на меня, улыбнулся и перешел на немецкий язык...»

   Язык, на котором в тот момент разговаривал Ленин, был родным для автора записок, оказавшихся в распоряжении «Амурской правды». Через несколько десятилетий его именем была названа улица в селе Серышеве. Бывший военнопленный, немецкий инженер Ганс Манхарт стал во многих отношениях первым не только в этом районе, но и на всей территории Дальнего Востока.

   В Приамурье ему принадлежит сборка и заезд первого трактора, он же зажег первую лампочку Ильича и по сути дал развитие сельскому хозяйству и самому Серышевскому району. Перечислять все подвиги Ганса Ивановича можно долго, чего стоит только его участие в штурме Зимнего дворца, охрана Ленина и командование собственноручно собранными бронепоездами на Дальнем Востоке России. «Амурская правда» начинает серию материалов о коренном немецком серышевце.

   

   Личность одиозная

   Ганс Манхарт в истории интернационального большевизма может претендовать на роль личности одиозной. Русские солдаты даже представить себе не могли, какой возмутитель спокойствия скрывается за маской плененного наблюдателя с австро-венгерского разведывательного самолета. Дело было в 1916 году, как раз в разгар первой мировой войны. Неоднократные попытки побегов довели бравого солдата Ганса до угольных шахт в селе Черемхове Иркутской области. Власти просто устали его постоянно ловить, вот и решили, что в Сибири неугомонному немцу самое место. Там ему пришлось уголь грузить плечом к плечу с политическими заключенными.

   Революционерам не пришлось долго уговаривать несостоявшегося бюргера побороться за дело мирового пролетариата. До первой мировой Манхарт был активным участником социал-демократического союза молодежи. Поэтому как губка впитал в себя царившие в плену антиимпериалистические настроения.

   - Спали мы в штольнях, по двадцать человек, - вспоминает Манхарт. - И во время работы, и в часы, отведенные для сна, русские товарищи охотно беседовали с нами. Среди политзаключенных было много студентов, которые владели иностранными языками, поэтому трудностей в общении практически не было. Арестованные революционеры имели постоянную связь с рабочими соседнего машиностроительного завода, поэтому под рукой всегда находились свежие листовки и газеты. В начале марта 1917 года мы, как всегда, работали в шахте, когда раздались крики «ура!» Нам сообщили, что в феврале Петроград пережил революцию. Шестьсот военнопленных и русских политических заключенных получили свободу.

   

   Обратный путь

   По собственным признаниям, в тот момент Ганс Манхарт верил и не верил в собственное освобождение. Он по-прежнему жаждал возвращения домой, поэтому в самом фантастическом сне не мог увидеть начало своего пути в обратную сторону. Что через два года его имя будет наводить ужас на японских интервентов, оккупировавших Дальний Восток и Забайкалье, а еще через 12 лет имя Манхарта будет знать вся страна и ведущие мировые державы. Знать как человека, без которого немыслимо развитие экономики советского Приамурья.

   До почетных регалий было еще далеко, и собственный неуемный характер заставил Ганса окунуться в круговорот революционных событий. В октябре бывшего военнопленного приняли в 176-й боевой рабочий отряд Петрограда. Штурм Зимнего настолько потряс и воодушевил Манхарта, что он сравнил его с кульминационным моментом всей своей жизни, а 2 (15) ноября произошла та самая историческая встреча с вождем. До революции Ленин долгое время скрывался в Германии, знал местный менталитет, а потому находил общий язык с немцами, затесавшимися в ряды большевиков. Те в свою очередь отмечали необычайную общительность Ильича.

   - В тот день я был откомандирован в охрану Смольного, где находилось Советское правительство, - продолжает вспоминать Манхарт. - Иногда мой пост находился рядом с комнатой Ленина. У меня создалось впечатление, что подчиненных он вызывал к себе гораздо реже, чем сам ходил по кабинетам. Однажды он остановился около меня и спросил, кто я и откуда. Я кратко рассказал Ильичу о своем происхождении и участии во взятии Зимнего дворца. Он выслушал очень внимательно, похлопал по плечу и приветливо попрощался.

   Именно этот диалог и последующие встречи с Лениным сыграли значительную роль в жизни Манхарта. Его карьера как революционера резко пошла в гору. Ганса отправили восстанавливать власть в самых сложных с геополитической точки зрения регионах. Уже в середине декабря он оказался в Благовещенске, где полным ходом шла подготовка к борьбе с иркутскими белогвардейцами. После импровизированного курса молодого бойца немец принял командование двумя гаубичными артиллерийскими батареями в Прибайкалье.

   

   Партизанская находка

   После семи дней тяжелых боев Иркутск был взят, а немецкий комбат получил первую награду, которой оказалось удостоверение члена ВКПб. Потом было участие в строительстве первых советских бронепоездов, собиравшихся в Чите. Дипломированный инженер Ганс Манхарт с таким удовольствием взялся за любимую работу, что умудрялся конструировать непобедимые махины практически из ничего. Захватить один из его бронепоездов белогвардейцам удалось лишь однажды. Причем не голыми руками, а путем заговора - на бронепоезде оказалась команда, полностью сформированная из предателей. Обшитый броней поезд был попросту угнан из-под носа большевиков.

   Подлое деяние настолько возмутило инженера, что он вновь взялся за оружие. Манхарт пообещал себе, что не поедет на родину до тех пор, пока полностью не расквитается за все лишения и обиды. В Иркутске и на станции Зима он в числе первых разоружал Чехословацкий корпус, потом партизанил на территории Приамурья. Немец оказался настоящей находкой для красных «лесных братьев». Японские карательные отряды, полагавшиеся на современное вооружение и грамотность командиров, несли большие потери в ловушках, устроенных Манхартом. Его инженерная смекалка оказалась незаменимой в лесных боях. Виной всему были его мины и грамотное расположение бойцов на поле боя.

   - Японских солдат охватила паника, - описывает один из боев Ганс Манхарт. - Куда бы они ни бежали, их встречали мины и прицельный огонь. Около двухсот убитых оставил карательный отряд на поле битвы, среди своих нам оставалось лишь перевязать шестерых раненых.

   Комментарии, как говорится, излишне. Японские стратеги и тактики были немало озадачены поведением вчерашних крестьян, которые впервые взяли в руки оружие. Неудивительно, что уже в начале 1920 года партизанские соединения маршировали по улицам Благовещенска, практически полностью взяв под контроль всю область. Интервентам оставалось лишь отступать на восток и на запад - к Байкалу. Манхарт участвовал в таких крупных операциях, описанных историей, как «Волочаевские дни» и «Читинская пробка».

   

   Командир бронепоезда

   - Командир прибывшего бронепоезда - высокий, сухопарый, в ладно пригнанной кожаной куртке - неторопливо обошел наш состав, - таким вспоминал Манхарта его будущий соратник некий А. М. Старина.

   Речь идет о зиме 1920 года, когда японцы разобрали рельсы на пути одного из «красных» бронепоездов в Амурской области. Состав едва не свалился с насыпи и был практически обречен на гибель под артиллерийским обстрелом интервентов. Однако до кровопролития дело так и не дошло, потому что на выручку пришла другая мобильная железнодорожная крепость. К тому времени бронепоезд «Защита трудового народа» под командованием Манхарта уже успел завоевать репутацию неприступного. Японцам оставалось лишь позорно ретироваться, что, впрочем, немудрено - детище немца одним своим видом наводило ужас на округу.

   - На «Защите трудового народа» стояли английские морские орудия крупного калибра, каким-то чудом попавшие на Амур, - продолжает вспоминать Старина. - Под руководством Манхарта их отремонтировали в Благовещенске. Рабочие сами (!) изготовили снаряды. Ни один из многочисленных бронепоездов, которыми интервенты оснастили армию атамана Семенова, не мог противостоять «Защите трудового народа».

   Следующая встреча очевидца событий с Манхартом произошла через десять лет на разъезде Белоноговском. В 1930 году прочно увязший в борьбе за урожай обрусевший немец раскатывал по амурским полям на первом и к тому же собственноручно собранном тракторе. Главной отличительной чертой его от всех остальных колхозников стал единственный на весь район цивильный галстук. Своей принадлежности к интеллигенции он не чурался, даже работая в мастерской по локоть в мазуте. О том, как Ганс Манхарт поднимал сельское хозяйство и зажег первую лампочку Ильича, «АП» расскажет в следующих номерах.

   

   Андрей Валерьев


   Дополнительно по данной теме можно почитать:


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Газета Амурская правда