авиабаза Украинка О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6884
фото           7330








Первый литературный портал:



Рассказ
Дядька Влас и Димка

Повесть
За отчим порогом. 2 - Гололёд






Статьи по теме

Серышевский район










































Ассы стратегического назначения

22 июля 2014 г.

   Перейти на основную страницу Авиабаза Украинка

   

   Погода солнечная, ветер умеренный — значит окрестности серышевского села Украинка вновь огласятся ревом многосильных авиационных двигателей. В подтверждение внушительные Ту-95 МС («Медведь» по классификации НАТО) один за другим набирают высоту. Сделав круг- другой, садятся. Пройдя через руки авиационно-инженерной службы, вновь уходят на маршрут. Полеты тренировочные, но по ним видно — ядерный щит страны работает как часы. В канун празднования Дня защитника Отечества в этом убедился корреспондент «АП». Предпраздничная неделя в авиационном гвардейском тяжелом бомбардировочном Севастопольско-Берлинском краснознаменном полку выдалась насыщенной. Четыре полетных дня — пять лет назад о такой нагрузке летчики и технари только мечтали. Хотя сегодня это даже не нагрузка, а обычные боевые будни.

   

   Не детская игра

   На аэродроме многолюдно, но никакой лишней суеты. Заправка топливом, протирка «зеркал» шасси, проверка основных узлов. Чувствуется, каждый знает и делает свое дело. После медкомиссии — подробный инструктаж под руководством заместителя командира Сергея Королева. Во внимание берется все — начиная от погодных условий и заканчивая высотой эшелонов, продолжительностью полета каждого экипажа, обозначением запасных аэродромов, и многое другое. Перед вылетом никаких комментариев — полет пусть и тренировочный, но требует сосредоточенности на задании.

   После приземления летчики готовы поделиться некоторыми подробностями службы. Гвардии майор Андрей Билыч — командир корабля (по-другому этот самолет и не назовешь). За плечами — опыт многочасовых перелетов и воздушного патрулирования у берегов НАТО.

   — Самое тяжелое для летчика — ждать вылета, — снимая шлемофон, комментирует Андрей традиционный вопрос о трудностях профессии. — Я еще помню времена, когда поднимались в небо всего 2 раза в месяц. Теперь это делается практически непрерывно. От регулярности полетов напрямую зависит и техника пилотирования, отсюда уверенность в своих силах, силах экипажа и гордость за страну. Когда участвовал в воздушном патрулировании у берегов Канады, на себе почувствовал уважение натовцами нашей мощи. Эти ребята на своих истребителях сопровождали нас неотступно.

   Экипажи «Медведей» давно знают, в какой точке земного шара их начнут сопровождать иностранные перехватчики. Встреча с ними, как, впрочем, и другие моменты, отрабатываются еще на земле. На специальном плацу краской нарисованы маршруты с обозначениями, которые понятны лишь авиаторам. Перед вылетом летчики ходят по ним, если предстоит работа в парах, то ходят друг за другом. Со стороны — детская игра. На поверку — серьезный этап предполетной подготовки, позволяющий заранее предусмотреть возможные неожиданности, наладить взаимодействие, вспомнить различные ориентиры, точки поворотов и так далее.

   

   Снайперская подготовка

   Заметив Ту-95 МС где-нибудь у берегов Аляски, Канады или Алеутской гряды, натовцы поднимаются в небо, летят параллельным курсом. Иногда приветливо машут рукой, а порой встают «на крыло», демонстрируя свое вооружение. Пытаются заранее предупредить о своих возможностях, а значит, воспринимают нас всерьез.

   Да и как игнорировать основную машину дальней авиации России, способную нести крылатые ракеты и входящую в состав стратегических ядерных сил. По словам летчиков, в случае военной агрессии им необязательно будет даже вылетать за пределы государства. Ракеты, пущенные из контрольной точки, сами достигнут своих целей за тысячи километров. Они летят на высоте всего 50—100 метров, и не одна, а целый боевой порядок. Обнаружить и сбить их крайне сложно. Тренировочные пуски ракет в полку также проводятся регулярно. По понятным причинам в мирное время ядерная начинка в таких «болванках» отсутствует, но тем не менее пуски вполне реальные.

   Помимо «зарубежных командировок», полковые эскадрильи постоянно отрабатывают перелеты в пределах страны. Учатся слаженно перебазироваться на другие аэродромы, в том числе Крайнего Севера. Учитывая природные условия и температурный режим, навыки приобретаются полезные.

   Экипажи гвардейского полка уверенно заправляются в воздухе. По словам профессионалов, это упражнение во всем мире считается одним из наиболее сложных, позволяющих продлить маршрут в два-три раза. Без него эффективность наблюдательных полетов в нейтральных водах других континентов существенно снизится.

   Подпитка от летающих танкеров требует почти снайперской подготовки. Только в руках не винтовка с оптическим прицелом, а штурвал тяжелого бомбардировщика, чей взлетный вес равен трем загруженным железнодорожным вагонам. Габариты «Медведя» тоже внушительные.

   Другая сторона воздушного патрулирования — временные нагрузки на людей. Машина непрерывно находится в воздухе до 16 часов. Все это время приходится проводить в замкнутом пространстве, да еще и под пристальным вниманием иностранных истребителей. Плюс ответственность, как за машину, так и за качество задания. Слабонервные не выдержат. Не случайно в программе обучения обязательна психологическая подготовка.

   — После приземления обязательно проводится разбор полетов, доклады о результатах, а потом летчики разъезжаются по домам, — говорит Глеб Фролов, заместитель командира полка по работе с личным составом. — Лучшей психологической разгрузкой считается встреча с родными. Хочется скорее прийти домой, обнять жену, детей, помыться, поесть и спать. Без полноценного отдыха в нашем деле тоже далеко не улетишь.

   

   На земле, как в небе

   О технарях в авиации вспоминают нечасто. Эти скромные труженики наземных служб редко становятся героями художественных и документальных фильмов. Хотя их заслуги в деле защиты страны не менее ценны, чем у летчиков. Что любопытно, для них самым тяжелым в работе также считается ожидание.

   — Конечно, переживаем. Самолет — это все-таки машина, и наша задача — чтобы количество взлетов обязательно равнялось количеству посадок, — с трудом согласился на разговор старейший специалист авиационно-инженерной службы гвардии майор Александр Банько. — У меня от этого ожидания и первые седые волосы появились.

   По словам сослуживцев, за спиной у этого человека почти 34 года службы. Все годы с момента получения первых офицерских звездочек он провел в одном полку. За это время освоил шесть типов тяжелых бомбардировщиков. По возрасту пора бы на заслуженный отдых, но Александр не торопится. Да и командование не нас-таивает — такие специалисты в армии на вес золота.

    — Я сам с Донбасса, на Украине жил до армии, — поделился старожил. — Когда после училища попал в Амурскую область, то думал, не переживу больше одной зимы. Морозы до 42 градусов доходили. Со мной ведь и жена приехала, мы с ней в одном классе учились. Так и живем, вот детей вырастили. Дочка здесь, а сын по моим стопам пошел, скоро офицером станет.

   Он немногословен, но чувствуется в этом человеке стержень инженерной мысли. Той, что позволяет часами, иногда ночью под открытым небом на 40-градусном морозе копаться в железе тяжелых ракетоносцев. Под силу такое не каждому. Инженеры и техники на жизнь не сетуют: во время подготовки к полетам голова болит только об ответственности за людей, которые поднимутся в небо на амурских «Медведях». Чувство коллективизма тоже здорово помогает, ведь сложную технику дальней авиации в одиночку не переберешь. Поэтому в их работе не столько важна субординация, сколько опыт и чувство локтя.

   — Молодежь часто обращается за советом, — откровенничает Банько. — Да я и сам не стесняюсь спрашивать. Самолет — машина сложная, и гордыня тут ни к чему хорошему не приведет.

   

   Серышевский район. Андрей Валерьев


   Дополнительно по данной теме можно почитать: