Поярковский станичный округ О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6881
фото           7330








Первый литературный портал:



Стихотворение
Кокетки

Стихотворение
Острова. А помнишь лето странное...






Статьи по теме

Амурское казачество

























Бедное казачество в Поярковском станичном округе

14 августа 2019 г.

   О жизни и быте бедного казачества в Поярковском станичном округе дает представление отчет по 2-му врачебному участку, в состав которого в 1914-1915 гг. входили Поярковский и Иннокентьевский станичные округа.

   Среди старожильческих домов, шикарных барских квартир, во всех населенных пунктах округа нередко можно было видеть примитивную российскую землянку, крытую берестою. В них в основном жили казаки-новоселы, недавно прибывшие на Амур. В этих домах не всегда можно было увидеть русскую печь. Помещение зачастую обогревалось железной печью, из-за чего температура резко колебалась, что сказывалось на здоровье детей, которые страдали бронхитом. При накоплении скверного воздуха и дыма открывалась труба. Почти у каждого бедного казака дом состоял из одной комнаты. Это была и кухня, и прихожая, и спальня. Окна маленькие, потолки низкие, рамы одинарные. Зимой нарастали кучи льда, что вело к ревматизму, а скученность людей - к грязи и инфекциям. Отчитывающийся врач (фамилия не указана), пишет, что навести какой-либо порядок он не в состоянии, так как он один обслуживает участок, куда входят два округа- Поярковский и Иннокентьевский с 19 населенными пунктами. Вызовы к больным были беспрерывны. Поэтому, если врач или фельдшер побывали у больного, они о нем тут же забывали, так как следовали новые вызовы. Заниматься улучшением санитарного состояния поселков было некогда. Старожилы помнили последнего окружного врача Иосифа Семеновича Полякова, фельдшером был Ядыкин.

   В Поярковской станице в среднем на двор приходилось 7-8 лошадей по статистике, но в жизни было по-другому. Если семейство Кореневых имело конный завод, свыше двухсот лошадей, то многие бедные семьи вообще не имели рабочих лошадей или имели одну. Строевые лошади в работе не использовались. В крайне бедственном положении находились семьи казаков-новоселов Шандиных, Дологе-евых, Дубянских, Мохарей, Яричей, Чуприных, Стариковых, Подседовых, Овчаренко. Все они прибыли в годы столыпинской аграрной реформы.

   О беспросветной батрацкой жизни рассказывала С.И.Шабашова. В дореволюционные годы она, 12-летняя Соня Старикова, батрачила на богатое поярковское семейство Кореневых. Варила хозяевам обед, ухаживала за 12 коровами, нянчила ребенка, выполняла непосильную работу на льняном поле. Потом маленькая батрачка обрабатывала лен ткала для своих хозяев холст и проклинала свою долю. Старожилка Пояркова Е.И. Полякова рассказывала о своем детстве в семье батрачки-вдовы. После смерти отца, поярковского казака А.Д.Шандина, мать Евдокии Ивановны пошла батрачить в дома богатых поярков-ских казаков. Она мыла, стирала, белила. Но каторжный труд не спасал от бедности. Дети ходили в дерюгах, летом не знали обуви — бегали босиком, зимою - одни подшитые валенки и старое рваное пальто на всю семью. Никто в школе не учился. Евдокия Ивановна так и осталась неграмотной.

   З.И.Кайдалов, потомок чесноковского первопоселенца, старейший житель с.Чесноково, рассказывал: "У отца с матерью нас было семеро - мал мала меньше. Шестерых похоронили на чесноковском погосте. Я вот один остался. Родитель мой бился, как рыба об лед, - мыкал горюшко на земельном наделе, да все без толку. Вконец разорился, да пошел в наем к тем, кто на чужой беде извернулся. Крепко они держали голытьбу в своих руках...".

   В 1915 г. в журнале "Амурский земледелец" N 4 было опубликовано письмо поярковского казака С.В.Т.(указаны только инициалы): "Хуторские сходы большинством постановили: для обеспечения казака к исправному выходу на службу принять самые строгие меры путем отдачи последних в работники". По замыслу поярковского станичного правления, бедный казак, не способный исправно выйти на службу, вынужден был три года батрачить, чтобы приобрести строевую лошадь, седло, обмундирование, шашку, винтовку. По словам И.Н.Минина, семья, в которой было 5 или 6 сыновей и которых нужно полностью снарядить на службу, нередко шла по миру.

   Русско-японская и первая мировая войны углубили процесс классового расслоения казачества. Малоимущие казачьи семьи, оставшиеся без кормильцев, не в состоянии были обрабатывать свои земли. В годы первой мировой войны в Поярковском округе посевные площади сократились на 14 процентов. С 1913 по 1917 гг. 6 процентов казачьих семей вынуждены были ликвидировать свои хозяйства. Увеличилось количество безлошадных казачьих семей. Заброшенные земли захватывались богатыми казаками.

   Социальное расслоение амурского казачества, быть может, не обнаруживалось столь резко, как в сфере переселенческого крес-тьянства, однако оно существенно повлияло на политическую дифференциацию в период гражданской войны и иностранной интервенции.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   Развитие торговли в Томской волости

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Записки Амурского областного краеведческого музея и общества краеведов. Выпуск 8. Электронная версия - Коваленко Андрей, главный редактор портала "Амурские сезоны"
   Электронная версия - Главные редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей