Амурская авиация О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      46
книги              71
панорамы       58
статьи        6249
фото           7023








Первый литературный портал:



Стихотворение
Мой друг поэт

Стихотворение
Верните цветение груши...






Статьи по теме

Народное хозяйство










Статьи по теме

Транспорт






























Радиосериал Амурские волны. История судоходства на Амуре. Начало

nbsp;   Радиосериал Амурские волны:
Капитан Амурской речной флотилии Демьян Высочин











Геннадий Сергеев - Счисление пройденного пути
Годы грозных испытаний

08 июля 2020 г.

   На главную страницу: Геннадий Сергеев - Счисление пройденного пути

   

   Время грозных испытаний началось 22 июня 1941 года для народов нашей былой, тогда еще не разделенной страны. Люди ее вступили в смертельную схватку с фашизмом, который вероломно обрушил на нашу Родину гигантскую силу тысяч самолетов, танков, артиллерийских орудий, миллионов стволов вооружения наземных моторизованных формирований, надводного и подводного флота. Запылали от разрывов города и села, заводы и фабрики, жилые постройки и детские учреждения. На неподготовленных полях сражений появились первые жертвы, в домах — первые вдовьи слезы на посуровевших женских лицах, страх и непонимание происходящего — на лицах стариков и детей.

   Трагедии первых военных дней Великой Отечественной войны стали общей людской болью и рядом с фронтом, и в глубоком тылу. В сложнейшем положении была армия. Не готовым для перехода на военные рельсы оказалось большинство промышленных предприятий. Требовалась быстрейшая мобилизация всех сил, средств и ресурсов. Вот почему уже 30 июня был образован Государственный Комитет Обороны (ГКО). Его объединительный призыв «Все для фронта! Все для победы!» сыграл огромную мобилизующую роль. Этот набатный лозунг вызвал небывалый патриотический подъем настроения буквально среди всех слоев населения.

   Как все труженики страны, на многочисленных митингах проявили полную готовность защищать свое Отечество и работники подразделений гражданского воздушного флота Дальнего Востока. На фронт просились не поодиночке, а целыми коллективами аэропортов, ремонтных мастерских, летных подразделений.

   Война поставила перед гражданскими авиаспециалистами новые и важные задачи. В связи с этим пришлось во многом перестраивать деятельность Гражданского воздушного флота применительно к условиям военного времени. ГВФ в оперативном отношении был подчинен Народному комиссариату обороны. Лучшие экипажи и техника были выделены для участия в боевых действиях на различных направлениях и фронтах. В июле 1941 года Наркомат обороны издал приказ, которым личный состав, зачисленный в особые авиагруппы ГВФ, считался призванным в Красную Армию. Многие пилоты, штурманы, бортмеханики, бортрадисты, технический персонал добровольно пополнили ряды Военно-Воздушных Сил, особенно авиации дальнего действия. Остальные авиаторы, работающие в аэропортах, летных подразделениях, оставались в тылу и сохранялись за Гражданским воздушным флотом.

   Призванными в Красную Армию из состава гражданских авиаторов Приамурья в первые дни войны были пилоты Иван Чуев, Анатолий и Константин Ивановы, Владимир Пономаренко, Константин Антонов, Сергей Багров, Филипп Пономарев, Михаил Чекрыгин, Михаил Явлинский, авиатехник Геннадий Калашников. Помощник начальника аэропорта Благовещенск Василий Евтушенко попал на фронт с места прохождения срочной службы. Безусловно, здесь названы далеко не все, кто, откликаясь на призыв ГКО, принял его как собственный, откровенный, гражданский порыв защитить свою Родину.

   Следует напомнить, что ратные дела гражданских авиаторов были высоко оценены уже в первые недели войны. Уже 12 сентября 1941 года в газетах был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении пятидесяти восьми летчиков ГВФ орденами и медалями. Были среди награжденных и дальневосточники.

   Названный выше Владимир Понома-ренко начал свою летную карьеру среди благовещенских гражданских летчиков с начала 1934 года. Свидетель тех далеких лет Владимир Сидорович Харченко помнит этого пилота, смелого и вместе с тем добродушного человека. Он умел быть хорошим товарищем, и все тянулись к нему. Особо заметной была его дружба с пилотом Вячеславом Ополевым. Характерной стала ее соревновательность. Каждый из них старался во всем быть первым, и каждый из них не мог вырваться далеко вперед. Внимательный читатель чуть позже увидит, во что вылилась эта плодотворная, заслуживающая подражания и уважения мужская дружба двух авиаторов.

   Был конец июня 1941 года. Немцы, обуреваемые предвкушением, как им казалось, близкой и скорой победы, в спешном порядке рвались к Москве. Они находились на рубеже реки Березины под Ельцом. Переправа через реку Березину контролировалась большим количеством вражеской и нашей авиации. В воздухе творилась невообразимая круговерть. За ходом, казалось, бесконечного воздушного боя наблюдали и принимали мгновенные решения многие десятки искушенных и неискушенных экипажей. Каждому надо было выполнять свою, строго определенную задачу, и экипаж или пилот делали свое дело, поддерживая установившуюся на войне стратегию и одновременно вырабатывая всякий раз свою собственную тактику. Эскадрилья, ведомая ее командиром Владимиром Пономаренко, получила задание бомбовыми ударами помешать противнику переправляться на восточный берег Березины. И экипажи, объединенные одной целью, делали эту почти непосильную работу, пробиваясь сквозь плотную завесу из вражеских истребителей и разрывов зенитных снарядов. Экипажи сбрасывали смертоносный груз, разворачивались на свой аэродром, брали там новую бомбовую загрузку и снова пробивались к цели. Глаза слепили вспышки от поврежденных в воздухе самолетов, от зенитного огня и взрывающихся самолетов на земле. Все сопровождалось шлейфами и поднимающимися с земли столбами разноцветного дыма, который затруднял дыхание и разъедал глаза. День, о котором шла речь, для эскадрильи Владимира Пономаренко закончился большими потерями. На аэродром базирования не вернулись живыми экипажи Антонова, Бе-локобыльского, Мариненко. Все они дальневосточники.

   Сам Владимир Пономаренко из войны вышел Героем Советского Союза, кавалером многих орденов и медалей.

   Из числа амурских авиаторов раньше всех добровольцами ушли на фронт авиамоторист И. М. Михайленко, пилот В. Г. Ополев. Первому судьба уготовила воевать в составе бронетанковых, а затем и пехотных войск, дважды быть раненым, заслужить ордена, медали и благополучно вернуться к семье. Судьба другого сложилась более трагично.

   Родился Вячеслав Ополев 18 ноября 1913 года в семье учителей. Очень рано остался без родителей. Местная молодежная организация направила Вячеслава на учебу в Тамбовскую летную.школу, которую он закончил в 1933 году. По направлению уехал на Дальний Восток, в Дальневосточное управление Гражвоздухфлота. Начинал службу в Приамурье — пилотом самолета По-2, затем командиром звена. К работе относился серьезно. Именно поэтому, наверное, его имя не сходило со страниц «Тихоокеанского авиаработника» — официального печатного издания ДВУ ГВФ, он отмечался множеством почетных грамот и ценных подарков: ему раньше, чем его лучшему другу Владимиру Пономаренко, вручен нагрудный знак «Отличник Аэрофлота».

   Свои первые боевые вылеты начал выполнять из Подмосковья в 1941 году. Служба в дальней авиации для летчика гражданского воздушного флота было делом почти привычным. Отличалась только загрузка. Здесь, на войне, вместо пассажиров и почты, загружались бомбами и сбрасывали их далеко за пределами страны: на Кенигсберг, Берлин, другие тыловые города фашистской Германии. Летали много и в основном по ночам. Чтобы дольше оставаться незамеченными и успешно выполнять задания, приходилось часто менять маршруты и высоты полета, а в случаях попадания в зону заградительного огня маневрировать, проявляя при этом порой невероятную изобретательность. Вячеслав в этом, кажется, преуспел больше, чем кто-либо из его однополчан. Он, разумеется, с позволения командиров, дерзнул летать в тыл врага на трофейном «Мессершмитте». Замысел оказался беспроигрышным. Свои самолеты немцы не преследовали, потому каждый такой полет приносил успех. Инициатива дальневосточника нашла в полку поддержку, и полеты на вражеских машинах довольно часто практиковались для выполнения особых заданий. Так продолжалось до тех пор, пока наши же зенитчики не сбили трофейный самолет Вячеслава Ополева. Экипаж, слава Богу, остался жив.

   На фронте Вячеславу пришлось освоить Ил-4. И на этом типе самолета Ополев проявил новаторский подход к его боевому применению, беря бомбовую загрузку много большую той, которую определил конструктор. Его примеру в дальнейшем последовали все однополчане. За десять военных месяцев экипаж Ополева вылетал на боевые задания сто раз. Эта горстка авиаторов прогремела на весь фронт. Командира экипажа чествовали, о нем писали военкоры.

   Последний свой полет Вячеслав Георгиевич совершал 23 августа 1943 года. При возвращении из-за линии фронта осколками снаряда заклинило двигатель, почти одновременно было выведено из строя рулевое управление. Ситуация, как говорится, хуже не бывает. Самолет неудержимо терял высоту. От горения в моторном отсеке наполнялись удушливым дымом кабины членов экипажа. Находясь еще в сознании, Вячеслав отметил, что самолет над своей территорией, и подал команду покинуть самолет сначала стрелку, а затем и штурману. Сам он, превозмогая боль от уже охватившего его пламени, пытался дотянуть до аэродрома, сохранить самолет, подаренный дальневосточниками. Сделать это или покинуть горящую машину Ополе-ву не удалось. Было слишком поздно...

   Закончились дни томительных ожиданий для жены, сослуживцев по гражданке в надежде получить весточку. Письма больше не приходили.

   Так трагически прервалась жизнь пилота Гражданского воздушного флота, добровольно ушедшего на фронт. Ценой своей жизни Вячеслав Георгиевич Ополев сохранил жизни однополчан, судьба которых нам неизвестна, но хочется верить, что у всех она оказалась достойной. Гражданские авиаторы, в том числе дальневосточники, воевали самоотверженно и под осажденным Ленинградом, обеспечивая вывозку раненых, больных и детей, и в декабре 1941 года под Москвой, где армии противника потерпели крупную неудачу, обесценив до нуля практически весь замысел блицкрига. Гражданские летчики активно работали под Сталинградом, на Курской дуге. Везде, вплоть до окончания войны, они осуществляли разведывательные полеты, надежно обеспечивали фронтовые операции, связь с партизанскими формированиями, нанесение бомбовых ударов по самому логову фашизма.

   

   Сергеев Г.И.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   Амурская авиация


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Сергеев Г.И. "Счисление пройденного пути". Благовещенск, 1999 г, Творческое объединение "ЗНАК"
   Электронная версия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей