Амурская авиация О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      69
книги              71
панорамы       58
статьи        6481
фото           7098








Первый литературный портал:



Стихотворение
Олень-цветок

Рассказ
Зейский мост






Статьи по теме

Народное хозяйство










Статьи по теме

Транспорт































Радиосериал Амурские волны. История судоходства на Амуре. Начало

nbsp;   Радиосериал Амурские волны:
Капитан Амурской речной флотилии Демьян Высочин











Амурская авиация в годы Великой Отечественной войны

15 октября 2015 г.

   В заглавную статью Амурская авиация

   

   Надо отметить, что с началом войны многие авиаторы и авиаспециалисты-амурчане ушли на фронт. Оставшиеся работали на победу здесь. 7 самолётов По-2 базировалось в Зее, почти полсотни их было в Ясном, в Свободном сосредоточили до 80 самолётов всяких марок и типов. В Благовещенске так и оставалось звено санитарной авиации возле Игнатьевской дороги. До десятка П-5 находилось в Архаре. В рабочем состоянии поддерживалась магистральная линия Москва – Дальний Восток (Тахтамыгда – МагдагачиТыгдаСвободныйАрхара).

   С амурских авиаторов задачу по обеспечению приисков по добыче золота никто не снимал и временами на воздушной трассе Аяк – Октябрьский, например, одновременно находилось свыше двух десятков По-2.

   Важная задача стояла перед архаринцами: они самолётами доставляли молибденовую руду с умальтинских рудников на станцию Архара, откуда на Урал ежедневно должен был уходить вагон с рудой. И попробуй не отправь! А самолёт мог поднять не более 100 кг руды, вот и выходил месячный налет у лётчиков под 200 часов.

   Часть амурских авиаторов привлекалась для перегонки самолётов, изготовленных в Комсомольске-на-Амуре, ближе к фронту, некоторые перегоняли ленд-лизовские американские самолёты с Аляски. Кстати, их гнали не только в Красноярск, откуда их дальше отправляли на ж/д платформах, но и к нам на ДВ от Якутска через Учур и Экимчан. Для этого построили на всякий случай площадки у озера Токо, недалеко от Богословки, возле Верного.

   В этих тяжелейших условиях шло и переучивание лётно-технического состава на другие, более тяжёлые самолёты. Под них переделывали и полосы, расширяя, удлинняя и покрывая их металлическими щитами. Всё-таки ПС-7 подымал 1,3 тонны груза, заменяя тем самым десяток По-2. Ещё мощнее были Г-2. Первыми эти большегрузы появились в Свободном и Октябрьском. Кстати, свободненский аэропорт в 1944 году был по численности работников вторым на ДВ после Хабаровского; там трудилось 180 человек, у нас – 178.

   Лётную карьеру в небе Приамурья в 1942 году начинала Любовь Михайловна Уланова, в будущем командир Ил-18, Герой Социалистического Труда (1966 г.). Летала она из Ясного по приискам на По-2.

   В годы войны советский народ, как известно, помогал фронту и деньгами. Серышевские колхозники братья Ткачёвы пожертвовали 70 тысяч рублей, на 105 тысяч подписались по Госзайму председатель колхоза из ныне Белогорского района М. Мошна и его жена.

   Кроме гражданской авиации, в Приамурье базировались и военные авиаторы. Для их нужд использовались аэродромы и посадочные площадки в Белогорске, Возжаевке, Поздеевке, Завитинске, Успеновке, Райчихе, Михайловке, Тамбовке, Ивановке, Белоногово и др. местах. Здесь служили будущий Маршал авиации и отец советской космонавтки Е. Савицкий, самый результативный советский лётчик в Корейской войне Е. Пепеляев. Вот как он описывает быт лётчиков-истребителей в 1942 году: «На аэродроме Поздеевка личный состав дежурного звена размещался в двух фанзах, соединенных между собой тамбуром, в котором находились столовая и коридор. Вход был в коридор, из которого дверь прямо в столовую, а вправо и влево двери в одну и другую фанзы. Фанза — это сборный, круглый, утепленный, деревянный домик, снаружи похожий на юрту кочевников. В фанзе диаметром 8—10 метров был деревянный пол, два или четыре небольших окна, печь и все необходимое для жилья и работы.

   В одной из фанз размещался летный состав, в другой техники и мотористы. В фанзе летчиков были три или четыре металлические кровати с постелями, стол, стулья, патефон, как правило — с одной пластинкой, репродуктор — круглая темная тарелка. Были здесь шахматы, шашки, домино, различные инструкции, уставные наставления, а также полевой телефон для связи со штабом и оперативным дежурным. Летчики в течение суток во время дежурства находились здесь в меховых комбинезонах и меховых унтах, поэтому часто фанзу проветривали, открывали двери, чтобы было прохладно. Другая фанза для технического состава была оборудована проще. В фанзе были сделаны нары с матрацами для отдыха. Стоял стол с настольными играми и спецлитературой, скамейки и небольшая печь. Между фанзами было оборудовано теплое помещение и коридор с дверями на улицу, в каждую фанзу и столовую, где ужинали, обедали и завтракали по очереди летчики и технический состав. В столовой стояли стол человек на десять, покрытый клеенкой, пара скамеек, шкаф с посудой и плита для подогрева пищи. В назначенное время из летной и технической столовых пищу в термосах привозила официантка, разогревала на печке и подавала на стол».

   

   Дмитриев Н.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   блог Николая Дмитриева