Амурская флотилия О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      27
книги              65
панорамы       58
статьи        5852
фото           6907








Первый литературный портал:



Стихотворение
Старый дом из жизни давней...

Стихотворение
А сердце оживает невпопад...






Статьи по теме

Народное хозяйство










Статьи по теме

Транспорт






























Радиосериал Амурские волны. История судоходства на Амуре. Начало

nbsp;   Радиосериал Амурские волны:
Капитан Амурской речной флотилии Демьян Высочин










Амурская трагедия 1856 года

16 января 2015 г.

   Весной 1856 года на пароходе "Надежда" спустился в Николаевск капитан первого ранга П. В. Казакевич, назначенный вместо В. С. Завойко - Камчатским губернатором.

   В это же время потянулись вниз около 110 разных сплавных судов с припасами. Плавили их большей частью линейные солдаты и пешие казаки 13-го линейного батальона полковника Облеухова. Им предстояло проделать путь почти в шесть тысяч километров до Мариинска, где находился штаб Амурских войск, и обратно. И все на веслах, на шестах или бечевой… Путь вниз по реке линейцы прошли хоть и с опозданием, но успешно, зато возвращение батальона назад окончилось трагически...

   "Командир батальона полковник Облеухов перед отправкой на Амур сосватал дочь богатого Верхне – Удинского купца и, как рассказывает в "Воспоминаниях амурского казака о прошлом", зауряд – хорунжий Р. К. Богданов, - так был огорчен разлукой, что целые ночи проводил без сна, а утром засыпал, и весь батальон подолгу ждал пробуждения командира. На одном и том же месте ночлега приходилось жить от двух до трех дней; дорогой задавались пиры в честь именин будущей жены, тестя и тещи, праздновались также все царские и церковные праздники".

   Сам автор "Воспоминаний" – Богданов, тогда молодой 22 летний казак, отплыл с почтой через два дня после отправления в обратный путь отряда Облеухова и обогнал солдат 13-го батальона, тянувших бечевой свои лодки, всего в 15 – 20 верстах от Мариинска. В середине августа Богданов уже вернулся в Усть – Стрелку, а отряд Облеухова, не проделал к этому времени и трети пути. При таких "темпах" остальные войска обогнали батальон, забирая на пути провизию, оставленную на пяти постах. Запасы эти даже полковник генерального штаба Рагоза в "Кратком очерке Амурского края и развития боевых сил", изданном в Хабаровске в 1891 году, назвал "жалкими". Он же подсчитал, что посты с провизией перед отрядом Облеухова уже пропустили две тысячи ртов. К тому же баржа с мукой, направленная навстречу возвращавшимся войскам, села на мель в двадцати верстах ниже Албазина, и хлеб, который предполагалось выпечь в Кумарском посту, приготовлен не был. По свидетельству Богданова, Венюкова, Любарского, Иванова, Рагозы и других современников события: - солдаты варили и ели подошвы, ремни, кожу от ранцев. Командир батальона Облеухов съел собственную собаку. За рекой Кумарой отряд застиг ледоход, и солдаты вынуждены были вернуться в Кумарский пост и переждать здесь двадцать дней.

   Отряд Облеухова, опоздав в низовье Амура, мог остаться на зимовку в Николаевске – такое распоряжение давал капитан первого ранга, будущий адмирал Казакевич, но Облеухов торопился на свадьбу...

   Начались морозы, выпал глубокий снег, обессилевшие солдаты не могли идти и оставались на дороге. Полковник и офицеры, когда стал Амур, скупили у местных жителей мангренов (эвенов) лошадей и, бросив батальон, уехали вперед, обещав прислать подмогу. Облеухов не стал дожидаться солдат даже в Усть – Стрелке, а помчался в Шилкинский завод, где его ожидала красавица невеста, а брошенный отряд продолжал идти пешком в летней истрепавшейся одежде. Казак Богданов, посланный навстречу батальону с продовольствием и одеждой из Усть – Стрелки, вспоминал: "От нынешней Перемыкиенской станицы чаще и чаще стали попадаться замерзшие солдаты… Ниже нынешнего Вагановского почтового станка, на одном острове, было много трупов, замерзших в разных позах, и большей частью погибших, должно полагать, от голода. На этом острове застали человек двадцать или двадцать пять живыми, которые по случаю неимения сапог и разным другим причинам, не могли идти далее и остались тут, ожидая смерти, питаясь человеческим мясом умерших".

   Отряд в 600 человек, вернее оставшаяся в живых часть его (330 человек), прибыл в Усть – Стрелку лишь в середине декабря, а 270 погибло от голода и болезней. По- видимому, полковник Облеухов по этой причине от командования батальоном был отстранен и в дальнейшем в документах и воспоминаниях мы встречаем его уже в чине подполковника и даже майора. Был еще один прямой виновник разыгравшейся на Амуре трагедии. Любимчик Н. Н. Муравьева, его чиновник по особым поручениям – Н.В. Буссе, человек, сделавший за несколько лет стремительную карьеру. На его совести смерть 29 моряков, зимовавших в Императорской гавани в зиму с 1853 на 1854 года, на его совести жертвы 1856 года, так как он отвечал за обеспечение сплава продовольствия. Несмотря на это, через два года Буссе назначается губернатором только что образованной Амурской области.

   В это тяжелое для батальона время к линейцам приходит новый командир – Яков Васильевич Дьяченко. Человек, с именем которого в дальнейшем будет связано немало полезных дел в Приамурье, таких как закладка новых станиц в верховьях реки, основание и строительство Хабаровска, селений по реке Уссури, строительства Софийска, организация почтовых станций от реки Горюн до Хабаровска, подготовка жилья для крестьян - переселенцев от Софийска до Хабаровки. Легко можно представить в каком состоянии достался новому командиру батальон. Обмороженные и больные солдаты, боявшиеся самого слова "Амур", деморализованные "бедственной экспедицией" офицеры. Даже 13 номер батальона внушал пополнению, прибывшего в него, суеверный страх. Можно только удивляться, как быстро вернул Дьяченко солдатам бодрость и уверенность. Энергичный, коренастый капитан ходил, попыхивая трубкой среди работающих линейцев. Уверенно брал топор и показывал, как надо обтесать бревно для киля баржи, ловко правил затупившуюся пилу и мог сказать грубоватым голосом такое, что солдаты покатывались со смеху. Человечность нового командира, его уважительное отношение к ветеранам батальона, сделали свое дело.

   Недаром Венюков в "Воспоминаниях о заселении Амура в 1857 – 1858 годах" характеризует его как одного из наиболее полезных деятелей по заселению Амура.

   Он же отмечает спокойный, ровный характер Дьяченко, распорядительность, умение обходиться с солдатами и казаками, с "начальствами". Все это, пишет Венюков, доставило ему общее уважение амурцев.

   К лету 1857 года 13й батальон опять был готов в дорогу. Перед четвертым сплавом ставилась задача – поселить на Амуре, от верховьев до Хинганского ущелья 450 казачьих семейств из Забайкалья.

   Постройкой 15 станиц для них должны заняться солдаты 13 и 14 батальонов. Они, отправляясь с первым отрядом сплава, должны были до прибытия переселенцев, построить для них дома, или хотя бы срубы, чтобы переселенцам было где встретить зиму.



ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Портал "Кокуй-сити"