Бурхановцами командовал капитан Богодайко О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      65
книги              71
панорамы       58
статьи        6418
фото           7086








Первый литературный портал:



Стихотворение
Осень носит признаки потерянного детства...

Стихотворение
Герои






Статьи по теме

Народное хозяйство










Статьи по теме

Транспорт






























Радиосериал Амурские волны. История судоходства на Амуре. Начало

nbsp;   Радиосериал Амурские волны:
Капитан Амурской речной флотилии Демьян Высочин











Бурхановцами командовал капитан Богодайко

16 января 2015 г.

    Дружеские связи между амурскими речниками и военными моряками зародились давно. Особенно тесно они проявились в первую русско-японскую войну. Для создания морской обороны в устье Амура с Балтики прислали маленькие паровые кораблики-миноноски. Привел их из поселка Кокуй колесный пароход «Неронов».

    Командовал этим судном опытный тридцатилетний судоводитель из Благовещенска Архип Моисеевич Богодайко. Экипаж, набранный им из бурхановской вольницы, был подтянут, хорошо обучен и производил впечатление своей расторопностью и знанием дела.

    Заведующий миноносками капитан 2-го ранга Александр Иванович Русин, пользуясь правами старшего морского начальника в Николаевске, зафрахтовал «Неронова» и зачислил его в отряд миноносок на роль вспомогательного судна.

    Из-за сложного гидрологического процесса почти сорок лет бездействовал обмелевший фарватер Невельского. Экспедиция Амурского водного управления, расположенного в Благовещенске, тщательно исследовала северную часть лимана и открыла пригодный для плавания крупных судов фарватер. После чего работавший на промерах капитан Борис Гамалей безо всякого ограждения провел в реку пароход «Мукден». Планировалось на сложных участках выставить вехи, но начавшаяся война помешала благим намерениям.

    Ветреным днем 12 (25) июня 1905 года Архип Богодайко вышел к мысу Пронге для оказания помощи военному транспорту «Тунгус», пришедшему из Владивостока. Командир корабля был очень смущен посадкой на мель. Отсутствие створных знаков и утраченные знания лоцманов, призванных из запаса, оправдывали командира, но не освобождали от унизительной необходимости воспользоваться услугами штатских лиц.

    Для мощного «Неронова» стащить бедствующее судно в канал особого труда не составило. До Николаевского рейда «Тунгус» держался в кильватер, а затем его ершистый командир четко и громко прокричал в мегафон слова благодарности экипажу «Неронова».

    Прохладным и пасмурным утром 19 июня в сопровождении маленьких, но грозных носителей торпед лоцмейстер на «Неронове» отправился в штурманский поход на фарватер Невельского. По такому случаю «Неронова» охраняли две миноноски. Лиманская волна, крутая и резкая, не отличается деликатностью. Миноноски стали принимать воду на палубу. Вчерашние балтийцы прониклись уважением к местным мореходам, убедившись наглядно, как кувыркаются их кораблики на лиманской волне.

    На проводку норвежского парохода «Лотсен», прибывшего с грузом осветительного керосина, отправился лейтенант Борис Кузьмин-Караваев, командовавший в Порт-Артуре миноносцем «Стерегущий». В его распоряжение тоже был предоставлен «Неронов».

    Операция по проводке «Лотсена» прошла успешно, 4 (17) июля он был уже на Николаевском рейде. Если вспомнить, что в городе еще не было электростанции, то нетрудно определить ценность доставленного груза.

    Освободившийся пароход «Лотсен» стал наполняться различным интендантским грузом для сахалинского гарнизона. С особой осторожностью, аккуратно подняли на борт шесть скорострельных орудий. Свободные помещения заполнили 630 солдат-новобранцев. Капитан парохода многим рисковал, согласившись на перевозку военной контрабанды, но присутствие конвоя из двух миноносок вселяло некоторую надежду на благоприятный исход рискованного рейса.

    Для следования по фарватеру назначили призванного из запаса лоцмана, но он сплоховал и оказался на отмели вблизи мыса Пронге, так как в мирное время не водил суда при отсутствии створных знаков. 16 июля к «Лотсену» подошли буксиры с баржами. Содержимое трюмов поднималось на палубу, а затем опускалось на баржи. Загруженные баржи отводились к мысу Джаоре, где повторялась каторжная работа по возврату груза на «Лотсен».

    Благовещенский судоводитель Богодайко терпеливо и аккуратно производил маневры, оберегая экипаж и буксир от непродуманных действий, обычных в аварийной ситуации. Наличие крупной воинской команды несколько облегчило проведение перегрузочных работ, но длительная физическая нагрузка довела людей до изнеможения. Не надо обладать богатой фантазией, чтобы представить ужасную картину, окажись в лимане японские миноносцы.

    Вскоре представился очередной случай отличиться. 23 июля заведующий миноносками направил «Неронова» в северную часть лимана для встречи океанского парохода «Эрика». Ответственным за проводку назначили лейтенанта Кузьмина-Караваева, прекрасно сработавшегося с капитаном Богодайко. Устаревшая карта, находившаяся на борту заморского гостя, не способствовала точному определению координат, и огромная «Эрика» приткнулась к одной из банок. Пришлось опять заниматься длительной и трудоемкой перекантовкой на открытом всем ветрам рейде. Таким образом, через плечи грузчиков переместилось 670 тонн риса, не последнего продукта питания населения и войск.

    Отдыхать пришлось недолго. Уже 11 августа капитан Богодайко привел в Николаевск военный транспорт «Якут». Доставившие воинский груз суда не задержались на Амуре.

    17 октября 1904 года на рабочий стол командующего Тихоокеанским флотом положили рапорт капитана 2-го ранга А. Русина, где он писал: «Пароход «Неронов» был в течение всей навигации в полной исправности и готовности по первому требованию выполнять всякое возлагаемое на него поручение. Отношу подобное состояние парохода «Неронов» и весьма полезную его службу исключительно к отличным познаниям и опыту командира парохода «Неронов» Архипа Моисеевича Богодайко, его неутомимой энергии и усердию к службе. Поэтому ходатайствую о награждении Архипа Моисеевича Богодайко, благовещенского мещанина, орденом Святого Станислава 3-й степени».

    Убеленный сединами старый адмирал молча подписал этот документ, обнаруженный мною среди серьезных государственных бумаг.

    

        Н. Кошелев


   Дополнительно по данной теме можно почитать: