Зимой извоз, рубка леса и щепной промысел О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      64
книги              71
панорамы       58
статьи        6402
фото           7082








Первый литературный портал:



Стихотворение
Твой дух

Стихотворение
Я свет...






Статьи по теме

Народное хозяйство










Статьи по теме

Транспорт






























Радиосериал Амурские волны. История судоходства на Амуре. Начало

nbsp;   Радиосериал Амурские волны:
Капитан Амурской речной флотилии Демьян Высочин











Зимой извоз, рубка леса и щепной промысел

16 января 2015 г.

    С самого начала заселения вдоль Томи и Зеи люди занялись извозом, то есть перевозкой грузов по зимним дорогам на далекие золотые прииски у реки Селемджи. Вместе с грузами для старателей крестьяне везли свой хлеб, овес, сено, мясо, рыбу, овощи и другое.

    Извозным промыслом до самого последнего времени занимались почти все жители будущего Белогорского района, причем для некоторых предприимчивых людей этот промысел являлся главным источником их существования, особенно в селе Александровском, стоящем прямо на пути на прииски.

    В «Описании Амурской области. Издание переселенческого управления» (Петроград. 1916 год) так описывается извоз:

    «Обозы с грузом на золотые прииски - главное в извозе. Ходят они только зимой, после того, как установится санный путь по льду. Для поездки хозяева какой-либо деревни объединялись обыкновенно вместе в один общий обоз. Каждый хозяин выставляет различное число лошадей - обычно от 4 до 12. С меньшим числом лошадей идти в тайгу на прииски считается невыгодным: на каждые 4 подводы полагался один возчик. Каждая лошадь везет от 35 до 45 пудов груза, причем чистого платного груза от 25 до 35 пудов, а остальное дополняется фуражом для лошадей и провизией для возчика».

    Для остановок и ночевок обозов на расстоянии 30 - 40 верст друг от друга ставились зимовья, наподобие постоялых дворов в Европейской России. Хозяева этих заимок предлагали для продажи овес, сено и провизию, причем по высокой цене. Доходность извозного промысла для четырех лошадей за одну ездку определялась примерно в 100 рублей при затрате 25 - 35 дней. Поэтому за зиму крестьяне обычно успевали сделать только две или три поездки на прииски.

    Крестьяне продавали на приисках продукты своего труда. На этом каждый возчик зарабатывал еще около 200 рублей, которые шли на укрепление его хозяйства.

    К началу XX века в Томской волости (ныне Белогорский район) существовали так называемые казенные лесные дачи, где без разрешения рубить деревья запрещалось. Такие лесные дачи были по берегам Зеи на месте Великокнязевки, по правому берегу реки Белой (от Савельевки до Вознесенской), по обеим берегам Томи.

    «Первые поселенцы, отмечается в книге «Приамурье. Факты, цифры, наблюдения», ничем не были стеснены в праве пользования лесом. Лес совершенно бесконтрольно истреблялся не только как строительный и поделочный материал и как топливо, но и как помеха к земледельческому и луговому хозяйству. Средством уничтожения служил не только топор, но и в гораздо большей степени огонь. Палы (весеннее выжигание старой травы на сенокосных лугах) практиковались здесь китайцами еще до прихода русских, но особенно это средство пошло в ход после занятия края русскими переселенцами».

    Потому лесов, не тронутых пожарами, вблизи населенных пунктов осталось немного. Но в отдаленных от поселений местах встречались громадные пространства обуглившихся остатков или опаленных деревьев. Помимо палов, сама система вырубки приводила к постепенному уничтожению и ухудшению лесов. В 1899 году образовалось областное лесничество, и в каждой волости была учреждена должность лесного кондуктора, в обязанности которого входило следить за состоянием и рубкой леса. Но лес продолжали вырубать без всяких планов и мыслей о будущем. И только к концу XIX века этот промысел развился в мелкую лесную промышленность. Крестьяне готовили строительный лес, дрова, доски, жерди, выжигали древесный уголь, курили деготь, собирали сосновую смолу, ягоды, грибы и т. д.

    Лес рубили на казенных дачах, для чего покупались у лесного кондуктора лесные билеты. В некоторых селах крестьяне использовали надельные леса для заготовки и продажи дров для пароходов, ходящих по рекам Зея и Томь. Стоимость леса оплачивалась вперед по низкой цене (например, кубическая сажень дров стоила от 60 коп. до 1 рубля 20 копеек, бревно толщиной в 20 - 30 см - 18 - 25 коп.).

    На рубку леса выезжали зимой. Жили в лесу в зимовьях или в полотняных палатках. Кроме строевого леса и дров, крестьяне занимались колесным и ободьевым делом, сбором орехов, драньем коры для покрытия крыш, сбором хвороста для топки печей...

    Но особенно большой доход крестьянам приносил сплав строевого леса в Благовещенск. Так, летом 1896 года сюда было переправлено 5725 плотов со строевым и дровяным лесом на 100000 рублей. Кроме того, крестьяне, живущие по Зее и ее притокам, занимались местными промыслами - выгонкой дегтя и смолы. Деготь заготавливали большое количество (свыше 2000 пудов) и доставляли на склады золотопромышленных компаний или сплавляли в Благовещенск. Не менее популярен был и щепной промысел: в деревнях долгой зимой делали тележные колеса, дуги, сани, телеги, мелкую деревянную посуду.

    

        Валентин Голубев. Белогорск.


   Дополнительно по данной теме можно почитать: