Коллективизация в Приамурье О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      23
книги              55
панорамы       58
статьи        5789
фото           6893








Первый литературный портал:



Стихотворение
С болью сдавило мои виски...

Стихотворение
Незабудка






Статьи по теме

Народное хозяйство










Статьи по теме

Сельское хозяйство




Статьи по голоду 30-х годов:
   Голод 1932-1933 годов
   Голод середины 30-х годов










Коллективизация в Приамурье:
Часть 1
Часть 2



























Трудовые ресурсы деревни в 1930-е годы

04 сентября 2019 г.

    На протяжении 30-х годов остро стояла проблема хозяйственного укрепления колхозов, обеспечения их кадрами. В 1931 г. плотность населения на Дальнем Востоке была в 7,4 раза ниже, чем в среднем по РСФСР и в 2,7 раза ниже плотности населения Сибири.

    Важнейшим из источников пополнения сельского хозяйства рабочей силой являлось переселение. 1930 г. открывает новый этап в сельскохозяйственном переселении. Стало ясно, что заселение края крестьянами-бедняками и маломощными середняками не давало должного эффекта. Также хозяйства первые пять лет были только потребляющими и не производили продукцию на рынок. Это приводило к тому, что обострялся дефицит сельскохозяйственных продуктов и промышленных товаров.

    Новое состояло в том, что переселение проходило в обстановке массовой коллективизации, а так как дальневосточное зажиточное крестьянство не стремилось в колхозы, то местные власти были заинтересованы в переселении сюда коллективных хозяйств. С 1930 г. было принято решение отказаться от индивидуального переселения и переселять преимущественно коллективные хозяйства с созданием МТС в местах массового вселения. В конце этого года крестьяне-единоличники уже не прибывали в край, основную часть переселенцев составляли демобилизованные воины.

    В 1930-1935 гг. в дальневосточную деревню переселилось 14,8 тыс. демобилизованных воинов с семьями. Основным методом переселения в 30-е годы стало дополнительное поселение в существующие в ДВК колхозы. Это дало возможность свести до минимума переселенческое строительство (дороги, колодцы и т.д.), предоставить переселенцам условия жизни обжитых районов со школами, клубами, больницами.

    В 1936-1939 гг. организация сельскохозяйственного переселения была возложена на НКВД. Интенсивность переселения значительно снизилась. Так, в 1938 г. план переселения в Приморский край был выполнен лишь на 31 %.

    Поток переселенцев усилился в 1939 г. В постановлении майского (1939 г.) Пленума ЦК ВКП (б) говорилось о необходимости переселения колхозников из малоземельных колхозов в многоземельные районы, в частности на Дальний Восток. Переселением вновь стали заниматься переселенческие организации.

    Одной из причин увеличения переселения в край явилось также насильственное выселение отсюда в конце 1937 г. корейского населения, являвшегося в своем большинстве земледельческим (95 %). Проблема обеспечения сельского хозяйства рабочей силой обострилась. В 1939 г. план переселения в Приморский край был выполнен на 87 %, а в 1940 г. - на 126 %. По плану Экономического совета при СНК СССР предполагалось в 1940 г. переселить на Дальний Восток 9 тыс. семей, а прибыло 11 580 [01]. Доля обратничества была низкой и составляла 5 %.

    В результате переселения количество трудоспособных в колхозах Хабаровского края возросло к 1941 г. по сравнению с 1938 г. на 14,6%, в колхозах Приморского края - на 35 % [02]. Количество колхозных дворов увеличилось с 55,4 тыс. до 67,7 тыс. В 1940 г. в дальневосточных колхозах было 134,8 тыс. трудоспособных колхозников. Численность колхозного населения в Хабаровском крае составляла 172,5 тыс. чел., в Приморском -128,8 тыс. чел. [03].

    Проблема обеспечения колхозов квалифицированными кадрами в 30-е годы решалась следующими методами: обучением через систему различных учебных заведений — институтов, техникумов, школ, курсов; выдвижением на ведущие участки производства передовиков сельского хозяйства; направлением из города в деревню опытных работников партийного и советского аппарата.

    В 1938-1940 гг. в дальневосточных МТС было обучено 12 тыс. чел. Наиболее квалифицированные кадры - бригадиры тракторных бригад, комбайнеры, механики, ремонтные рабочие — готовились в школах механизации. К 1941 г. на Дальнем Востоке было создано 4 школы: Черниговская - в Приморском крае, Бурейская, Амурская и Биробиджанская - в Хабаровском крае. К началу 1941 г. на Дальнем Востоке выросла большая армия мастеров полей: в МТС работали 8 368 трактористов, 2 166 комбайнеров, 1 590 тракторных бригадиров и их помощников, 596 механиков и 2 039 ремонтных рабочих [04].

    Колхозам и совхозам Дальнего Востока требовались организаторы и специалисты сельского хозяйства - агрономы, зоотехники, ветеринарные врачи. В 1933 г. край был обеспечен ими на 57,7 %. Особенно неблагоприятным было положение на животноводческих фермах, где не хватало более 80 % специалистов.

    В крае не хватало агрономов, а из имевшихся многие имели слабые знания по агротехнике. Проводилась агроучеба колхозников, которая сочеталась с ликвидацией их неграмотности и малограмотности. Важной формой массового обучения колхозников явились кружки государственного агрозоотехминимума [05].

    Большое место в организации опытной исследовательской работы, агроучебы сыграли хаты-лаборатории. В них проводились опыты по проверке качества семян, определялись сортность и качество молока и т. д.

    Всего в системе краевого земельного управления к началу 1934 г. имелось 823 специалиста, в т. ч. с высшим образованием - 464 и со средним 359 чел., а требовалось их еще больше. Недостаток специалистов составлял примерно 600 чел. В одной трети МТС не имелось старших агрономов. Нужны были 128 участковых агрономов, 74 механика, 63 техника-механизатора, 62 ветврача [06].

    Имевшиеся в МТС края специалисты в большинстве своем окончили техникумы и работали первый год. Участковые механики - это бывшие тракторные бригадиры, имевшие небольшой опыт работы. Большое внимание уделялось подготовке колхозных кадров в учебных комбинатах. Так, в 1934 г. в них повысили квалификацию свыше 6 тыс. колхозников — руководителей бригад, звеньев и т. д. [07]

    Лучших колхозных руководителей направляли на курсы директоров МТС, организованных в г. Новосибирске. Между тем большинство механизаторских кадров МТС края имело низкую квалификацию, у них не было необходимых технических знаний. Из 47 МТС 40 % трактористов было отстранено от работы ввиду отсутствия знаний.

    Большую помощь в подготовке колхозных кадров оказывали центральные органы страны. В течение 1933-1935 гг. оттуда в систему Наркомзема края было прислано 632 работника. В 1940 г. только в Приморский край прибыло 389 специалистов, в т.ч. 77 зоотехников, 56 ветеринарных врачей, 10 инженеров, 110 ветеринарных техников и т.д. [08] Для решения этой проблемы в крае были открыты сельскохозяйственные техникумы.

    Во второй половине 30-х годов отмечались серьезные недостатки в распределении специалистов, значительная часть их была сосредоточена в органах управления и в различных учреждениях. Позже такая порочная практика была осуждена и началась работа по переводу специалистов непосредственно на производство. В марте 1940 г. в Хабаровском крае из аппарата крайзо и других учреждений были направлены на работу в деревню 31 специалист, в т. ч. 16 агрономов, 6 инженеров-техников, 3 зоотехника. На 1 января 1941 г. на Дальнем Востоке имелось 1 583 специалиста с высшим и средним специальным образованием [09]. Но потребность в них продолжала оставаться высокой. Специалисты, главным образом, были сосредоточены в МТС, в краевых и районных земельных отделах.

    Большие трудности на Дальнем Востоке были с кадрами председателей колхозов, заведующих райзо. В период массовой коллективизации текучесть кадров руководящего административно-хозяйственного аппарата в колхозах часто достигала огромных размеров. Бывали случаи, когда в колхозе за год сменялось 10-12 председателей, 6-9 бригадиров. Образовательный уровень большинства председателей колхозов был низким. Местные власти на должности председателей выдвигали передовиков сельского хозяйства, направляли опытных работников из партийного и советского аппарата.

    Особенно обострилась эта проблема в 1937-1939 гг. Это было связано с тем, что в конце второй пятилетки и начале третьей как в целом по стране, так и на Дальнем Востоке произошла значительная замена опытных руководящих работников. Многие председатели дальневосточных колхозов, руководящие работники сельского хозяйства были отстранены от руководства, часть из них репрессирована. На 1 января 1938 г. работали в должностях председателей колхозов свыше 5 лет только 12,5 % председателей, от 2 до 5 лет - 24,5 %, от 1 до 2 лет - 16 %, а большинство (47,2 %) - до 1 года [10]. Во главе многих колхозов стояли руководители, не имевшие достаточного опыта, и только незначительное количество (36 %) председателей колхозов было с большим стажем работы. Такая массовая, ничем не оправданная смена руководящих кадров на селе серьезно отражалась на хозяйственной деятельности колхозов.

    Качественный состав председателей дальневосточных колхозов был низким, преобладала группа колхозников-практиков, не имевших ни специального образования, ни достаточного опыта руководства крупным хозяйством. Так, в 1938 г. из 601 председателя колхозов Хабаровского края специальную подготовку имели всего 105 чел., а 34 чел. - полное и неполное среднее образование [11].

    Слабая обеспеченность колхозного производства квалифицированными руководящими кадрами требовала решительных и действенных мер. В 1940 г. было подготовлено 52 председателя колхоза в Приморском крае и 59 председателей в Хабаровском. На укрепление руководящих колхозных кадров было направлено постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 21 апреля 1941 г. «Об оплате труда председателей колхозов в восточных районах СССР», которое летом было распространено и на районы Дальнего Востока [12].

    Большая работа по созданию кадров массовой квалификации проводилась на Дальнем Востоке. В 1939 г. в Уссурийской области было подготовлено 3 817 колхозников: 2 635 свекловичниц, 68 животноводов, 180 звеньевых овощеводов, 452 звеньевых по возделыванию сои. В 1940 г. государство ассигновало на подготовку кадров массовой квалификации только в Хабаровском крае 2,5 млн. руб. Обучение кадров массовой квалификации в этом крае осуществлялось в сельскохозяйственном техникуме, который был рассчитан на 225 чел., а также в двух колхозных школах. Всего в 1940 г. на Дальнем Востоке было подготовлено 1 252 бригадира полеводческих и овощеводческих бригад [13].

    Во второй половине 30-х годов значительно увеличилась численность женщин, участвовавших в общественном хозяйстве, причем большая часть их была занята в животноводстве, т. е. связана с малоквалифицированным, преимущественно ручным трудом. Однако в этот период женщин-колхозниц начинают выдвигать и на руководящую работу.

    Появление целой группы профессий, связанных с новыми формами организации труда: бригадиров, заведующих фермами, звеньевых -свидетельствовало о больших изменениях в жизни дальневосточной деревни. Однако большинство занятых в колхозном производстве еще не имели профессиональной подготовки и специализации.

    Правившие в 30-е годы партийные и государственные органы потратили немалую часть своих идеологических и интеллектуальных ресурсов, чтобы воспитать в обществе культ труда.

    Основными формами соревнований в предвоенное десятилетие было ударничество, стахановское и ефремовское движения, движение за право участвовать во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке.

    Однако, ввиду полной бюрократизации колхозной хозяйственной жизни условия для проявления свободной инициативы в социалистическом обществе среди сельских тружеников были менее благоприятными, и добиться каких-то положительных результатов было трудно. Материальные стимулы труда были слабые, текучесть кадров велика, несмотря на широкий размах их подготовки. Созданная колхозно-совхозная система так и не решила вопрос обеспечения сельского хозяйства трудовыми ресурсами, особенно квалифицированными кадрами.

    

    Л.И. Проскурина, к.и.н., Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, г. Владивосток

    

    Источники:
    01. Обетковский Н.А. Плановое переселение на Дальний Восток в годы Советской власти (1925-40 гг.) // Вопросы истории и социологии Дальнего Востока. Благовещенск, 1972. С. 168.
    02. Переселение и организованный набор рабочих к 40-й годовщине Октября. М., 1957. С. 8-9.
    03. Колхозы во второй сталинской пятилетке. М., 1939. С. 2; РГИА ДВ. Ф. 374, оп. 2, д.4, л. 112; ф. 310, оп. 1, д. 3434, л. 45; ГАПК. Ф. 131, оп. 3, д. 345, л. 3.
    04. ГАХК. Ф. 99, оп. 10, д. 153, л. 31 об., д. 141, л. 34; ГАПК, Ф. 131, оп. 3, д. 151, л. 141 об.; д. 353, л. 8 об.; оп. 2, д. 216, л. 6.
    05. Там же. Л. 193.
    06. Материалы к отчету краевого комитета ВКП (б). Хабаровск, 1934. С. 134.
    07. НАП ДВО РАН. Ф. 1, оп. 6, д. 32, л. 138.
    08. ГАПК. Ф. 194, оп. 2, д. 34, л. 70.
    09. РГЛЭ. Ф. 7486, оп. 18, д. 892, л. 12.
    10. Колхозы во второй сталинской пятилетке. С. 61.
    11. ГАХК. Ф. 99, оп. 16, д. 198, л. 11.
    12. Важнейшие решения по сельскому хозяйству за 1938-1946 гг. М., 1948. С. 288-289.
    13. ГАХК. Ф. 194, оп. 3, д. 10, л. 5, 15.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   Лучшие колхозники стали врагами народа

   Cопротивление крестьянства ком.режиму

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   "Амурская область: История и современность. 1 часть. Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Новиковские чтения)". Амурский областной краеведческий музей им. Г.С. Новикова-Даурского. Балговещенск 2009 год.
   Электронная версия документа - Коваленко Андрей, главный редактор портала "Амурские сезоны"