Коллективизация в Приамурье О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      23
книги              55
панорамы       58
статьи        5789
фото           6893








Первый литературный портал:



Стихотворение
С болью сдавило мои виски...

Стихотворение
Незабудка






Статьи по теме

Народное хозяйство










Статьи по теме

Сельское хозяйство




Статьи по голоду 30-х годов:
   Голод 1932-1933 годов
   Голод середины 30-х годов










Коллективизация в Приамурье:
Часть 1
Часть 2



























Коллективизация в Приамурье

04 сентября 2019 г.

    После окончания Гражданской войны Дальнему Востоку уделялось особое внимание. Началось массовое привлечение переселенцев, форсированными темпами стала развиваться промышленность, особенно военно-оборонительного характера, интенсивно развивалось транспортное строительство. Здесь были разрешены частные торговые операции на внешнем рынке; почти полтора года в крае сохранялась прежняя финансовая система. Чтобы вытеснить с рынка иностранные товары, на Дальний Восток в большом количестве стали ввозить из центра страны мануфактуру, металлические изделия, сырье. Амурской губернии было предоставлено в форме ссуд и пособий около 400 тысяч рублей. В Амурской губернии трудности переходного периода, хозяйственная разруха усугублялись наличием более чем тысячекилометровой государственной границы. Осевшие в Маньчжурии белогвардейцы пытался вредить социалистическому строительству. На территорию губернии широким потоком шла контрабанда, особенно спиртом, который в большом количестве производили в соседней Маньчжурии в расчёте на амурский рынок.

    Хлебозаготовительный кризис 1927-1928 гг., когда крестьяне отказывались продавать государству хлеб по твёрдым ценам, ускорил процесс коллективизации. Летом 1929 г. началась сплошная коллективизация крестьянских хозяйств, главными задачами которой были ликвидация мелкотоварного крестьянского хозяйства и создание обобществлённого производства.

    Сплошная коллективизация на российском Дальнем Востоке началась несколько позже, чем в центральных районах страны. В 1922 г. в пределах Амурской губернии было 2 коммуны и 7 производственных товариществ. К концу 1923 г. здесь насчитывалось уже 41 коллективное хозяйство, в 1926 г. - ПО, в 1928 г. -181.

    Первые тракторы появились на Амуре в 1925 г., когда единоличники Тамбовской волости купили их в частное пользование. В 1926 г. рабочие Благовещенска приобрели на свои средства пять тракторов, создали из них тракторную бригаду и направили её в сёла для обслуживания первых колхозов и сельской бедноты. В 1932 г. на амурских полях начали работать первые комбайны.

    За пять лет, с 1929 по 1934 годы, в колхозы было объединено подавляющее большинство амурских крестьян, более 16 тыс. крестьянских хозяйств. Посевная площадь колхозов возросла с 32 тыс. гектаров в 1929 г. до 265 тыс. в 1934 г. (93,3% земель крестьянского сектора).

    В 1931 г. на Амуре были созданы пять машинно-тракторных станций, в 1932 г. их стало уже 23, в 1934 г. - 34. Парк МТС в пределах Амурской области в 1934 г. насчитывал 1132 трактора, 135 комбайнов, 352 молотилки, около 550 сеялок и другой техники. Эти сельхозмашины были способны удовлетворить запросы первых амурских колхозов.

    В конце 1920-х годов на Амуре появились совхозы. В 1929 г. здесь было создано первое зерновое хозяйство - совхоз «Восточный».

    «Амурская правда» 1 мая 1929 г. писала: «Население Екатеринославки не успело оглянуться — а совхоз уже вырос, и самое село оказалось в центре будущей зерновой фабрики. Дивиться есть чему! Друзья и враги думали, что на совхозную стройку понадобиться год, не меньше, а подъём целины растянется на полдесятка лет. Но идти черепашьим шагом в деле социалистической стройки не в наших интересах. И вот совхоз вырос.

    Праздника в совхозе не было — сплошь трудовые будни. Ко дню пролетарского праздника — 1 Мая — первый Амурский, он же первый совхоз Дальнего Востока, готов и во всеоружии вступает в посевкомпанию.

    Совхоз распахивает нынче 23 тысячи гектаров, из которых теперь же засевает 5 тысяч».

    В январе 1930 г. 26 районов дальневосточного края были объявлены районами сплошной коллективизации. За отказ вступать в колхоз крестьянам угрожали раскулачиванием, лишением избирательных прав, выселением, отказом выдачи дефицитных товаров и т.д. Близость границы с Китаем усиливала тревогу местных властей, т.к. приграничные районы были заселены в основном зажиточными крестьянами и бывшими казаками, которые особенно активно выступали против сплошной коллективизации и советской власти.

    Под давлением властей значительная часть амурского крестьянства вынуждена была вступить в колхозы. Темпы коллективизации форсировались: с января по апрель 1930 г. её показатели возросли с 8,8 до 45%. Одновременно была запрещена аренда земельных участков. В личном пользовании крестьянских семей остались небольшие приусадебные участки, продукция с которых покрывала только их потребительские запросы. Кроме того, от каждого двора в пользу государства должны были осуществляться обязательные сельскохозяйственные поставки (отмененные только в 1958 г.) и выплачиваться сельскохозяйственный налог.

    Налоговый пресс использовался для того, чтобы загнать единоличника в колхоз. В 1920-е годы в деревне применялся единый для всех типов хозяйств сельскохозяйственный налог. С 1930 г. его стали взимать с семей колхозников (с 1 руб. валового дохода 5 коп.) и с единоличников (20 руб. с каждого едока). К середине 1930-х годов налог на единоличников вырос в 10 раз.

    С 1930 г. в колхозах началось широкое распространение трудодней, которые служили условной единицей соизмерения затрат труда отдельных членов колхоза и определения их доли в конечных результатах деятельности хозяйства (например, за работу колхозного сторожа начислялся один трудодень, а доярки — два трудодня). Гарантированная денежная оплата труда в колхозах была введена только в 1968 г., пенсионное обеспечение по старости и потере трудоспособности в 1964 г.

    До колхозов и совхозов доводились задания по посевным площадям, поголовью скота, закупкам сельскохозяйственной продукции по твёрдым ценам, уровень которых был, как правило, ниже производственных затрат.

    Были введены юридические нормы, ограничивающие социальные права колхозников по сравнению с другими социальными группами. Например, согласно постановлениям правительства 1932 и 1933 гг. об установлении единой паспортной системы СССР в сельской местности, паспорта выдавались только в совхозах и на некоторых территориях, объявленных «режимными». Колхозники паспортов не получали. В случае их переезда в город для оформления паспорта требовалась справка от председателя колхоза. Такой порядок с небольшими изменениями просуществовал до середины 1960-х годов.

    Начавшаяся массовая коллективизация крестьянских хозяйств в крае создала напряжённую обстановку в деревне.

    Наиболее зажиточные крестьяне оказывали яростное сопротивление властям. Методы сопротивления были самыми разнообразными, начиная от агитации и заканчивая убийством коммунистов, колхозных активистов. Попытки запрятать зерно, с риском сгноить его, были почти во всех округах. Происходили искусственные самораскулачивания, фиктивные разделы хозяйств. Случаи распродажи имущества и скота отмечены во многих сёлах Амурской области.

    Любой факт защиты крестьянами своей собственности, права выжить тут же квалифицировался как «вылазка классового врага». Антикрестьянская сталинская политика толкала разоряемых крестьян на путь вооружённой борьбы. В обстановке тотального игнорирования экономических законов и интересов различных слоев земледельцев крестьянское сопротивление было неизбежным.

    В феврале 1930 г. в стране началась кампания по ликвидации кулачества как класса. Она явилась удобным оправданием санкций, направленных против той массы крестьянства, которая наиболее решительно противостояла коллективизации.

    Ещё 21 мая 1929 г. СНК СССР принял постановление «О признаках кулацких хозяйств, в которых должен применяться кодекс законов о труде». В соответствии с этим постановлением 8 января 1930 г. Далькрайисполком принял документ, по которому определялись кулацкие хозяйства в крае. Перечень этих признаков оказался столь широким, что в число кулацких хозяйств вошли бедняцкие, которые якобы нанимали рабочую силу, арендовали пашню, сдавали в наём средства производства. Кулаков разделили на три категории, к которым применяли различные меры воздействия. В органах власти не сложилось единого мнения в определении границ между слоями крестьянства, в определении кулацкого хозяйства. Это открыло широкий простор для произвола. Местные специальные комиссии по своему усмотрению определяли кулаков и «подкулачников». При этом было немало и случаев сведения личных счётов. Даже большие семьи, создававшие своим трудом и разумным ведением хозяйства материальный достаток, объявлялись кулацкими. Лозунг о ликвидации кулачества служил удобным оправданием санкций, направленных против всей массы крестьян, которая наиболее решительно противостояла сталинской коллективизации. Раскулачивание превращалось в средство коллективизации, становилось основным методом ускорения её темпов.

    Основная работа по раскулачиванию в Дальневосточном крае развернулась с конца февраля 1930 г. Было намечено к высылке около 4 тыс. кулаков 2-й категории и их семей в количестве 20 тысяч человек. До мая 1930 г. было переселено 447 семей кулаков всех категорий (2235 человек) внутри края в Амурский и Зейский округа (на окраины сёл). Из-за невозможности доставить раскулаченных в зимнее время на намеченные участки была дана директива, согласованная с центральными органами, о расселении кулаков всех категорий за пределы колхозов. Внутри округов из районов и селений расселение посёлками кулацких семей было незначительным, в основном их отправляли в худшие избы на окраины сёл.

    Всего в Зейском округе было подготовлено участков на 1 1 тысяч человек. Туда вселялись кулаки Читинского, Сретенского и Зейского округов. Кулаков Владивостокского, Амурского и Хабаровского округов намечалось отправить в Николаевский-на-Амуре округ на лесоразработки и золотые прииски. Крестьян обязывали заниматься огородничеством, животноводством, а по рекам - и рыболовством. В посёлках должны были проживать не более ста семей (500 человек), а поселения находиться на расстоянии не ближе 10 км друг от друга.

    Насильственная коллективизация и раскулачивание стали возможными благодаря не только мощи государства и созданной командно-административной системе, но и наличию в деревне социальной силы, поддерживавшей власть. Некоторые слои населения - батраки, бедняки, а также низовой партийный и советский актив - стали опорой политического экстремизма.

    

    Е.В. Коваленко, Амурский областной краеведческий музей им. Г.С. Новикова-Даурского, г. Благовещенск


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   "Амурский краевед. №29. Материалы научно-практической конференции (январь 2012 г.)" Амурский областной краеведческий музей им. Г.С. Новикова-Даурского. Благовещенск. 2012 г
   Электронная версия - Коваленко Андрей, главный редактор портала "Амурские сезоны"