Казаки и крестьяне сделали Приамурье русской землей О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      35
книги              71
панорамы       58
статьи        5995
фото           6962








Первый литературный портал:



Стихотворение
Перед рассветом

Стихотворение
Осенью






Статьи по теме

Народное хозяйство










Статьи по теме

Сельское хозяйство




Статьи по голоду 30-х годов:
   Голод 1932-1933 годов
   Голод середины 30-х годов










Коллективизация в Приамурье:
Часть 1
Часть 2



























Казаки и крестьяне сделали Приамурье русской землей

04 сентября 2019 г.

    Обширные дальневосточные области издавна привлекали интерес континентального Российского государства прежде всего возможностью выхода в открытое море. «Амур должен принадлежать русским, по этой реке впоследствии будет проходить путь пароходный», - писал Николай Николаевич Муравьев.

    Этот путь необходим как в торговом, так и в военном отношении, не только в сношениях с Китаем, но и в сношениях с Европой и Америкой. Кроме того, Приамурье славилось ценными недрами, лесами, звериным и рыбным промыслом... Однако ни изучение исследователями, ни создание опорных военных пунктов в приморских гаванях, ни договоры с китайцами не могли сделать дальневосточную окраину русской. Это сделали казаки и крестьяне - простые русские люди, освоившие необжитые места нового края.

    Заселение края началось, когда он еще не был юридически закреплен за Россией. Это ставило переселенцев в особые условия: в любую минуту могла в корне измениться политическая обстановка на Дальнем Востоке. Потому передвижение русских из Сибири в 1856 - 1858 годах носило характер полувоенного похода и имело целью организовать охрану на всем протяжении Амурского водного пути. При этом отсутствовали условия, которые обеспечивали бы быстрое хозяйственное развитие колонизуемых территорий.

    В освоении Приамурского края изначально выдвигались две взаимосвязанные первоочередные задачи - охрана русско-китайской границы и хозяйственное освоение края. Первая решалась в основном путем принудительного переселения забайкальских казаков, в ходе которого в Приамурье было водворено около 17000 казачьих душ обоего пола и свыше 2000 оштрафованных солдат. Было основано по Амуру 67 и по Уссури 29 станиц и поселков.

    К переселению отбирались здоровые казаки из многосемейных и состоятельных. Проводилась жеребьевка. Богатые часто нанимали за себя «охотников», предпочитая оставаться на насиженных местах.

    Само переселение совершалось за казенный счет, но переселенцы были стеснены и в количестве скота, и в количестве хлеба, который можно было взять с собой. Поэтому более зажиточные предпочитали отправляться на собственных плотах, забирая с собой весь скот, инвентарь и большой запас хлеба. Но все - и богатые, и бедные - были одинаково не подготовлены к колонизации края, столь отличного от их родины, не имели понятия об условиях своего нового места жительства.

    Места для казачьих станиц назначались проездом: с баржи, лодки или парохода намечалась подходящая площадь. На ней воздвигался столб с четко написанным названием будущей станицы. Указание генерал-губернатора размещать казачьи посты и поселения на расстоянии в 20 - 25 верст для постоянной связи исполнялось настолько пунктуально, что некоторые были основаны в крайне неудобных в хозяйственном и гигиеническом отношении местах.

    В ходе расселения казаков выявился еще один парадокс: Среднеамурская низменность была занята пешими казаками, а горная территория вниз от Усть-Стрелки - конными. Трудно объяснить, зачем в гористую и лесистую Даурию водворили конницу...

    Чем выше по Амуру, тем постройки в станицах были лучше: вокруг был прекрасный строевой лес. Зато огородов и полей было разработано мало. Почти все население казачьих станиц исповедовало православие.

    Для надзора, руководства и устройства на новых местах казаки были отданы во власть вновь назначенным станичным командирам.

    Станицы управлялись станичными сборами, атаманом и судом, а тяготеющие к станицам поселки и хутора - своими сборами и атаманами. В станичных сборах участвовали выборные «десятидворные» не моложе 25 лет. Сбор выбирал двух кандидатов на должность атамана (не моложе 33 лет), одна из которых утверждалась наказным атаманом. Ввиду бессословности местного общества станичным атаманом мог быть избран и рядовой казак, и офицер. Содержание управления оплачивалось из станичных капиталов, которые образовывались главным образом от арендной платы за землю и из сборов местных жителей.

    Казаки несли отяготительные повинности. С первого года поселения они обязаны были возить почту и пассажиров, ехавших по «казенной надобности» от Уссури до Усть-Стрелки. Летом - на лодках, зимой - вьючным путем и в кибитках. Причем вознаграждение за провоз почты выдавалось года через два.

    По первому требованию начальства казаки обязаны были явиться на всевозможные общественные работы. То есть даром рубили строевой лес и доставляли его в станицы и Благовещенск, строили вместе с линейными солдатами казенные здания. А заготовка дров для пароходов была одной из самых отяготительных повинностей. В больших станицах на человека приходилось в год восемь сажен, в маленьких - от 10 до 15. За эти дрова года через два выдавали по рублю за сажень. Казаки привлекались к работе с севшими на мель или затонувшими баржами и т. п. А их жены, сестры, матери делали кирпичи для казенных зданий (урок - тысяча кирпичей в месяц на каждую бабу).

    

        М. Нежина, Благовещенский педуниверситет.


   Дополнительно по данной теме можно почитать: