Пионеры амурского замледелия О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      23
книги              55
панорамы       58
статьи        5789
фото           6893








Первый литературный портал:



Стихотворение
С болью сдавило мои виски...

Стихотворение
Незабудка






Статьи по теме

Народное хозяйство










Статьи по теме

Сельское хозяйство




Статьи по голоду 30-х годов:
   Голод 1932-1933 годов
   Голод середины 30-х годов










Коллективизация в Приамурье:
Часть 1
Часть 2



























Пионеры амурского земледелия

04 сентября 2019 г.

    Россия более 155 лет назад получила по Айгунскому договору территорию, по величине равную Франции и Германии вместе взятым, и реки протяженностью с Дунай. Все эти земли еще раз и окончательно закрепил за Россией Пекинский трактат в 1860 году, подписанный русским послом Н. П. Игнатьевым.

    Эта огромная территория до прихода сюда первых русских поселенцев фактически была пустой, если не считать 1450 маньчжур и 3000 душ бродячих племен: орочон, тунгусов, манегров и гольдов и др. Только они по праву могли считать эту землю своей родиной, это убедительно доказано археологическими исследованиями культур этих малых народностей. А «манзы», то есть, по местному выражению, китайцы, никогда не проживали в этом крае как его хозяева. Только в Уссурийском крае находилось несколько сот маньчжур, которые жили без семей и занимались грабежами и жестокой эксплуатацией коренных малых народностей.

    В книге «Международные отношения на Дальнем Востоке» (издательство «Мысль», 1973 год) говорится: «Включенные в состав России области имели богатые пастбища и запасы ценных ископаемых - железа, серебра, золото, мрамора, каменного угля и соли. Расширение Российской империи в этом случае, как в Приамурье, так и в Южно-Уссурийском крае, произошло за счет земель, не принадлежащих Китаю». Вся эта огромная территория была включена в состав России еще с 1649 года. Три года спустя после этих событий вышел в свет атлас голландского географа Мартини, в котором Приамурье и Сахалин не включались в китайские владения. Граница проходила по так называемому «ивовому палисаду». Это был частокол в два ряда со рвом снаружи длиной до 900 верст, а сам «ивовый палисад» находился в 100 верстах от Амура. Китайцам вообще запрещалось селиться за пределами «ивового палисада».

    Но когда циньское правительство узнало о продвижении русских в этот край, оно решило остановить этот процесс и захватить весь Приамурский край. Так, по Нерчинскому договору произошло отторжение от России Приамурья силой. И только по Айгунскому договору Приамурье было возвращено России.

    В Амурской области пионерами земледелия стали казаки, государственные крестьяне, а также духоборы, молокане (их будет больше всех), раскольники-прыгуны, которые еще до указа 26 марта 1861 года, не спрашивая разрешения властей, стали самостоятельно прибывать в наш край.

    Весь этот люд отличался от православных и государственных крестьян не только религиозным фанатизмом, но и энергией хозяйственной деятельности. Особенно стоит отметить семейных крестьян-староверов, что прибыли в Амурскую область из Забайкалья. Там они оказались по воле Екатерины Второй за свой гордый и непокорный нрав. В истории им дается такая характеристика: «народ этот замечательный, умный, трудолюбивый, сильный, красивый, живущий в полном довольстве». Всем ходом развития земледелия в Амурской области они данную характеристику не только приумножат, но и не допустят посрамления своего доброго имени.

    Сектанты являли собой позитивный пример высокой нравственности. Это проявлялось в повседневном труде, а не в пьяном разгуле. Такую память о себе оставили крестьяне из Черниговской губернии, которые добровольно поселились с 1883 по 1885 гг. в количестве 4720 человек обоего пола в Южно-Уссурийском крае (до этого входил в Амурскую область) на средства государственного казначейства. Более того, правительство взяло на себя все расходы по их благоустройству.

    Всем семьям были построены дома, выделен необходимый скот. Их снабдили орудиями труда, домашней утварью, зерном на первый посев и продовольствием на 18 месяцев. Денежные затраты на их обустройство составляли 1290 рублей на каждую семью, а на душу выдавалось по 258 рублей.

    На деньги, которые давали переселенцам, по тем ценам можно было купить пять породистых лошадей и четыре коровы. Что еще надо? Живи, работай, богатей. Но черниговцы оказались нерадивыми к труду. Некоторые сразу пошли просить подаяние «Христа ради».

    Остальная часть горе-переселенцев, проев 18-месячный запас продуктов, пополнила число бродячих батраков. Черниговские переселенцы, ведя разгульный образ жизни, принесли краю не пользу, а ряд уголовных преступлений... «Эти подонки сельского общества, голытьба, неудачники, забитые судьбой или собственным нерадением и неумением, вовсе не могли годиться для трудной доли переселенцев» (из губернаторского отчета за 1888 год).

    Граф Муравьев-Амурский, генерал-губернатор Восточной Сибири, которому подчинялись весь Приамурский и Приморский края, прекрасно понимал, что земли надо в срочном порядке заселять русскими людьми. Так, по его настоянию начался процесс административного переселения крестьян и казаков, который длился с 1858 по 1869 год. За этот короткий в историческом измерении промежуток времени по первому этапу переселения прибыло в наш край за счет казны 290 семей государственных крестьян из центра Российской империи, 2500 штрафных солдат и 1400 душ казаков обоего пола из Забайкалья. Казаки и штрафные солдаты расселялись по левому берегу Амура, а в Зейско-Буреинской плодородной низменности обосновались крестьяне, которые станут в области главными земледельцами.

    Первый урожай, а за ним и последующий дал им не только достаточный продукт пропитания, но и избыток. Успехи первопоселенцев в земледелии создали краю привлекательный образ - образ плодородных земель, которые завораживали их взоры девственными просторами, что простирались на 22000 квадратных верст. Мощная притягательная сила для решивших добровольно переселиться из Центральной России в Амурскую область.

    Немаловажную роль играли и те льготы, которые даровала царская власть переселенцам. Жители Амурской области освобождались: а) от платежа подати подушной навсегда, рекрутского набора, оброчной и поземельной на 20 лет; б) от земских денежных сборов в течение 5 лет, считая с полугодия следующего водворения, с обложением в последующий пятилетний срок в половинном размере.

    Кроме всего этого, переселенец, который не мог сразу купить землю, получал ее по 100 десятин бесплатно сроком на 20 лет, а по окончании этого срока мог выкупить эту землю по 3 рубля за десятину. Также безденежным крестьянам выдавалась ссуда на 26 лет под 6% годовых, чтобы они могли на эти деньги построить жилье (лес давали бесплатно), купить все необходимые орудия труда для земледелия и рабочий скот.

    Приобретать землю в собственность им давал право закон, принятый в 1910 году Третьей думой и утвержденный Николаем II. А суть предшествовавшей аграрной программы лаконично была изложена самим автором, реформатором Николаем Столыпиным.

    «Пока крестьянин беден, пока он не обладает личной земельной собственностью, пока он находится насильно в тисках общины, он остается рабом, и никакой писаный закон не даст ему благо гражданской свободы». И он ее крестьянам предоставил. Н. П. Столыпин издал указ о выходе крестьян из общины, а вслед за этим отменил полностью выкупные платежи.

    Крестьяне-переселенцы в Амурской области получали земли по 100 десятин (119 гектаров) или столько, сколько смогла обработать семья. Существовал захватный метод земли, а не уравнительный. Но если земля в течение пяти лет не обрабатывалась, то она изымалась в земельный общественный фонд. Это касалось земель, арендуемых крестьянами.

    Для успешного развития земледелия в области были созданы все условия, причем как самой природой, так и местной администрацией. Основным видом земледелия было хлебопашество. По почвенным характеристикам обширный район Зейско-Буреинской низменности, который именовали амурским черноземом, уступал чернозему Европейской России, так как был почти лишен примесей углекислой извести и солей. Но, несмотря на их отсутствие, амурский чернозем считался специалистами очень плодородным. Остальные пахотные земли также были признаны таковыми из-за девственности: их не касалась рука пахаря.

    Основными культурами земледелия являлись пшеница, овес, а также рожь, гречиха, пшено, горох и конопля. Овес и пшеница разделяли «пьедестал», а второе место отводилось ячменю, а после него - всем остальным. За счет целинных земель урожайность этих культур всегда была высокой. При таком способе земледелия не было необходимости применять удобрения. Через каждые пять лет земледелец на Амуре брал новый целинный участок, а использованная земля уходила под залежь. И только через три года она могла быть вновь в работе или остаться под сенокосные угодья.

    За весь период земледелия, то есть с начала заселения и до 1917 года, в Приамурье были высокие урожаи, за исключением 1885 года - сказались погодные условия, которые не позволили вовремя начать пахоту и сев. В основном Амурская область отличалась от европейской России, где часто бывали неурожайные годы, своими стабильными успехами в земледелии.

    Тот неурожайный год не внес разрушительного действия в процесс земледелия и обеспечение крестьян семенами и продовольствием. Губернатором области было выделено 55000 рублей на закупку продуктов питания для престарелых людей, детей и переселенцев-новоселов. А на посев крестьяне получили зерно из общественных магазинов. Поэтому часть денег (17000) осталась, и их вернули в казну. Кстати сказать, из этих общественных магазинов прибывший переселенец мог взять зерно на посев и пропитание под залог будущего урожая. Не было нужды идти на поклон к богатому старожилу просить в долг семена.

    Словом, эксплуатации старожилами вновь прибывших переселенцев в Амурскую область не было. К этому факту надо добавить то обстоятельство, что в области была большая нужда на рабочие руки, которые обходились нанимателям дорого. За год переселенец при желании мог заработать на свое капитальное обустройство.

    К 1889 году число таких общественных магазинов перевалило за сотню: один магазин приходился на 270 душ. Их фонд пополнялся во время нового урожая, из расчета необходимого количества зерна на одну душу. Причем семена брали только с мужчин. У казаков была другая система, которая выражалась в денежном капитале. Для конного полка собиралось 27036 рублей, для пешего полубатальона - 14474 рубля.

    Годовая необходимая норма зерна на одну душу научно была определена только в 1917 году петербургской экспедицией Гондатти - до 22 пудов. До этого времени она определялась простым арифметическим расчетом: все собранное зерно делилось на количество населения в области. Так же выводила для себя расход зерна и каждая крестьянская семья, деля собранный урожай на количество едоков. Это давало ей возможность правильно распределить полученный урожай по всем обязательствам: вернуть долг в общественный магазин, расплатиться с наемными работниками, оставить себе на питание и на новый посев. Остальное зерно крестьянин мог без проблем сдать по договору интендантству, продать золотопромышленной компании, обменять на необходимый товар для семьи.

    Местная администрация всячески способствовала тому, чтобы больше земли вводилось в оборот. Для этого была разработана поощрительная система. Если крестьянская семья дополнительно разрабатывала трудные целинные участки, то ей выделялась поощрительная безвозвратная ссуда в виде пособия и премии - от 250 до 550 рублей.

    Данная практика применялась не только к земледельцам, но и в других аспектах социальной жизни. Так, в 1911 году на разные нужды было выдано в качестве пособий 30000 рублей.

    Благодаря всему этому Приамурье продолжало быстро заселяться. Это убедительно показывают следующие цифры: если в 1891 году было 90000 душ обоего пола, то в 1901-м - 130 тысяч, в 1911 году - 286 тысяч. Росту населения в области также способствовала Амурская железная дорога, привозя все новых и новых переселенцев.

    Стоит помнить и о ее стимулирующей роли в расширении посевных площадей, так как из-за притока рабочей силы увеличился спрос на хлеб. Трудно переоценить значение этой связующей артерии с Центральной Россией, откуда шел грузовой поток товаров из Америки, Германии, Англии, доставлялись сельскохозяйственные машины и орудия. Кстати, местное производство сельскохозяйственных машин тоже с каждым годом увеличивалось. Так, в 1905 году на Шадринском заводе было произведено 190 машин. Это молотилки, приводы, веялки, рассевалки - всего на 61715 рублей.

    Сельское хозяйство, испытывая недостаток рабочих рук, а более того - их дороговизну в посевное и уборочное время, было вынуждено отказаться от ручного труда и перейти к использованию машин. Но их применение не означало, что изменится сама система земледелия. Она продолжала оставаться, по сути, своей, «первобытной», и держалась исключительно на эксплуатации богатств почвы, на простом экономическом законе: как можно меньше вложить в земледелие, но получить больше прибыли.

    

        Геннадий Виноградов, историк. Благовещенск.


   Дополнительно по данной теме можно почитать: