Сибирская военная флотилия О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      22
книги              55
панорамы       58
статьи        5787
фото           6893








Первый литературный портал:



Повесть
Детство Осокиных. Часть 16

Стихотворение
Снег, всюду снег






Статьи по теме

Гос.структуры









Статьи по теме

Пограничная служба




nbsp;   Радиосериал Амурские волны:
Капитан Амурской речной флотилии Демьян Высочин















Роль Сибирской военной флотилии в борьбе с контрабандой отечественных биоресурсов (1921-1922 гг.)

24 июля 2019 г.

    В отечественной истории имеется немало событий, осмысление которых приходит по истечении многих лет, как например, попытки защиты отечественных природных ресурсов от браконьерского промысла в условиях гражданской войны.

    После революции 1917 г. государственная охрана морских биоресурсов, предусматривающая борьбу с контрабандным вывозом продукции зверобойного, рыбного, пушного и лесного промыслов, на несколько лет практически прекратилась. Однако и в условиях гражданской войны противоборствующие стороны — и белые, и красные — при первой возможности предпринимали попытки борьбы с иностранным расхищением природных богатств.

    Отдельной страницей в истории российского Дальнего Востока является крейсерство кораблей Сибирской флотилии в 1921-1922 гг., в период правления Временного Приамурского Правительства. В результате полнейшей дезорганизации и хаоса экономика области находилась в бедственном положении. Бремя содержания правительственных учреждений, и в первую очередь армии и флота, легло на органы таможенного и акцизного надзора. Другая статья пополнения средств, направляемых на содержание правительственного аппарата и армии, — взимание платежей с японских лесо- и рыбопромышленников. Контроль за их деятельностью, выявление незаконных промыслов и контрабанды, реализация задержанной и конфискованной пушнины, рыбопродукции, леса также являлись обязанностью таможенных органов.

    Задачу по охране рыбных и зверобойных промыслов, а также лесных богатств в районе побережья, занятого белыми, и борьбу с иностранным хищничеством и контрабандой Временное Приамурское Правительство возложило на Сибирскую военную флотилию, командующим которой являлся контрадмирал Г.К. Старк [2]. В октябре 1922 г. Правителем Земского Приамурского Края М.К. Дитерихсом была предпринята попытка возложить на Г.К. Старка руководство различными ведомствами и учреждениями, в том числе и таможней. Но как отмечал сам Г.К. Старк, «этот указ был мертворожденным, ибо Городское Самоуправление пребывало в таком состоянии, которое исключало всякую возможность рассчитывать на его помощь в делах управления» [5].

    Георгий Карлович Старк, последний командующий Сибирской военной флотилией, родился 20 октября 1878 г. в Санкт-Петербурге. В 1898 г. он успешно окончил Морской кадетский корпус, был произведен в офицерский чин и зачислен в 15-й флотский экипаж, расположенный в Кронштадте [6]. В 1904 г. Г.К. Старк получил назначение минным офицером на крейсер «Аврора», на котором прослужил почти десять лет. На «Авроре» в составе Второй Тихоокеанской эскадры он совершил поход вокруг Африки и участвовал в Цусимском сражении, в котором получил ранение. В декабре 1912 г. Старк был произведен в капитаны 2 ранга и назначен командиром эсминца «Сильный». Первая мировая война застала его в должности командира эскадронного миноносца «Страшный», входившего в состав 1-й минной дивизии Балтийского флота. В годы войны он участвовал во многих боевых операциях, в том числе занимался постановкой минных заграждений под г. Виндава, на которых погибло несколько немецких миноносцев и крейсеров. В знаменитом Моонзундском сражении был ранен и «за мужество и храбрость в боях с неприятелем» произведен в контр-адмиралы [8]. Революцию 1917 г. Старк не принял, хотя ярым монархистом он никогда не был, но присягу, данную Царю и Отечеству, нарушить не мог. Это был человек слова, чести и долга. С 1918 по 1919 г. выступил на стороне Белого движения. Почти весь 1920 год Г.К. Старк находился в Харбине, а в мае 1921 г. получил из Владивостока телеграмму за подписью главы правительства С. Меркулова с предложением прибыть во Владивосток и возглавить Сибирскую флотилию. Не без колебаний адмирал принял это предложение. Как человек, уже достаточно повоевавший на гражданской войне, он реально оценивал ситуацию в стране и не питал особых надежд на победу Белого движения: «Отдавая себе полный отчет во всей сложности обстановки во Владивостоке и всей тяжести работы, которую мне предстояло взять на себя, я вместе с тем не считал себя вправе ответить отказом на призыв единственного существовавшего тогда национального правительства...» [8].

    Вступив в должность, он активно принялся за работу по восстановлению боеспособности Сибирской военной флотилии. Для поднятия дисциплины и ответственности как матросов, так и офицеров Г.К. Старк прежде всего восстановил на флоте погоны старого образца и обращение в соответствии с уставом Русского императорского флота.

    Начались работы по подъему затопленных и поврежденных кораблей, формировались новые команды, офицерские кадры комплектовались людьми дела, сознательно готовыми к лишениям и тяготам военных походов. Под его руководством в 1921 г. начинается крейсерство кораблей Сибирской флотилии вдоль побережья Приморья. В мае 1921 г. в состав Сибирской флотилии в качестве посыльного судна был включен крейсер «Лейтенант Дыдымов». С 21 по 27 мая 1922 г. крейсер «Лейтенант Дыдымов» по приказу Г.К. Старка выполнял задачи по патрулированию водного района от г. Владивостока до Императорской гавани. В результате крейсерства, сочетавшего ведение разведывательных действий в отношении Красной армии с выполнением задач по охране побережья, рыболовных и зверобойных промыслов и, по всей вероятности, осуществлению таможенного надзора, был обнаружен незаконно действовавший японский крабовый завод, готовая продукция которого была арестована. В эти дни был также задержан и приведен во Владивосток японский пароход «Зен-Вей-мару» [5].

    В газетных статьях того периода о крейсере «Лейтенант Дыдымов» именовался как таможенный крейсер [3]. На осуществление таможенного надзора показывают косвенные признаки — проведение крейсером «Лейтенант Дыдымов» таможенного досмотра иностранных морских судов, находящихся в российских территориальных водах. Так, в ходе досмотра японского судна «Зен-Вей-мару» членами экипажа крейсера была обнаружена и конфискована партия контрабандного леса, незаконно заготовленного на российской территории. Однако в связи с кризисом таможенной системы, приходившемся на 1918-1922 гг., и царившей неразберихой крейсеру не могли присвоить статус таможенного.

    Имеются отрывочные сведения о том, что в 1922 г., у берегов Камчатки и Командорских островов, по распоряжению адмирала Г.К. Старка выполняла задачи по охране морских биоресурсов от иностранных браконьеров и контрабандистов канонерская лодка (минный заградитель) «Магнит» [5]. Помимо крейсерства с целью охраны зверобойных промыслов на канонерскую лодку возлагались задачи по обеспечению практики гардемаринов (по данным А. Еленевского, — слушателей классов Сибирской флотилии во Владивостоке; по данным других историков, — гардемаринов, которыми становились, по инициативе контр-адмирала Старка, молодые люди со средним образованием, после ускоренной подготовки получавшие звание «гардемарин флота» и направлявшиеся на корабли флотилии для практического обучения [4]). Кроме того, «Магнит» осуществил доставку для подкрепления гарнизона г. Петропавловска-на-Камчатке роты морских стрелков (100 человек), а также различного груза. Выполнял «Магнит» и задачу по охране котиковых промыслов на Беринговых островах от хищников, в первую очередь японских, которые не только выбивали котиков, но, сбрасывая продырявленные банки с нефтью, загаживали лежбища и принуждали котиков селиться на лежбищах, находившихся на юге Курильских островов, в японских водах. Сохранились сведения о том, что в ходе крейсерства одна японская хищническая шхуна была потоплена, остальные ушли от преследования [1].

    В июле 1922 г. корабли («Батарея», «Охотск», «Илья Муромец») под командованием капитана 1 ранга Н.Г. Фомина в ходе выполнения задач, поставленных адмиралом Г.К. Старком, задержали около десяти японских морских судов с лесом, который японцы планировали контрабандно вывезти в Японию, а также обнаружили два крабовых завода, осуществлявших незаконную переработку браконьерской продукции. Ю.К. Старк писал в своем отчете: «Приведя в порядок северный район, задержав около десяти японских пароходов-хищников с лесом и два незаконных крабовых завода, введя работу чиновников, ранее подчиненных партизанам, в нормальное русло, отряд пошел на юг, по дороге высаживаясь и осматривая важнейшие пункты побережья для выяснения общей картины красной организации и дабы дать возможность следовавшим при отряде чиновникам лесного и рыболовного ведомства получить все необходимые для них сведения. Во многих местах были обнаружены различного рода незаконные действия японских промышленников, причем иногда приходилось прибегать к репрессиям, так, например, капитан одного японского парохода, отказавшийся заплатить штраф, был арестован и привезен на флагманский корабль, а пароход с посланной на него нашей командой начал сниматься с якоря, чтобы следовать за отрядом. Только тогда у капитана нашлись средства, чтобы заплатить штраф» [5].

    В дальнейшем адмиралом Г.К. Старком планировалось подготовить и направить в районы севернее залива Ольги отряд из четырех кораблей в следующем составе: канонерская лодка «Батарея», канонерская лодка «Илья Муромец», крейсер «Лейтенант Дыдымов» и транспорт «Охотск». На эти суда, помимо ведения боевых и разведывательных действий против отрядов Красной армии, планировалось возложить задачи по осуществлению охраны рыбных и лесных промыслов. Это вызвано было тем, что «японские промышленники в массе нарушали закон, установив вакханалии хищнического разграбления русских богатств» [5].

    Как видно из воспоминаний Г.К. Старка, даже в условиях гражданской войны, политической и экономической нестабильности он считал необходимым принимать все зависящие от него меры по охране природных богатств России. Однако смена власти и массовый уход кораблей и судов Сибирской флотилии 28 октября 1922 г. из Владивостока в Гензан, а затем в Шанхай и Филиппины, не позволили осуществить эти планы.

    

    Список литературы
    1. Еленевский А. Военные училища в Сибири (1918-1922) // Военная быль. 1963. № 61-64 [Электронный ресурс]. URL: http://www.dk1868.ru/history/ voennie_uchil.htm
    2. Кадесников Н.З. Краткий очерк белой борьбы под Андреевским флагом на суше, морях, озерах и реках России в 1917-1922 гг. [Электронный ресурс]. URL: http://www.navy.su/navybook/kadesnikov/11.html
    3. «Лейтенант Дыдымов» поднят японцами // Слово. 1933. 19 марта. № 1426.
    4. Мартиролог русской военно-морской эмиграции по изданиям 19202000 гг. / сост. И.М. Алабьин, В.В. Лобыцын, А.Ю. Савинов, К.Б. Стрельбиц-кий; под ред. В.В. Лобыцына. М.: Феодосия, 2001. 192 с.
    5. Старк Ю.К. Отчет о деятельности Сибирской флотилии 1921-1922 годов [Электронный ресурс]. URL: http://www.militera.lib.rU/h/whitefleet/30.html
    6. Старк Г.К. Моя жизнь. СПб., 1998. С. 16.
    7. Чусовской В. Последнее судно под Андреевским флагом шло к острову Врангеля. Но зачем? // Пограничник Северо-Востока. 2008. 10-16 декабря. № 49 (3965).
    8. Ясько Т.Н. Адмирал Старк // Россия и АТР. Владивосток. 2004. № 4. С. 18-22.

    

    ЛЯПУСТИН Сергей Николаевич — кандидат исторических наук, доцент кафедры ОТК и ТСТК Владивостокского филиала Российской таможенной академии, г. Владивосток.


    Дополнительно по данной теме можно почитать:

    

    

    

    Экономическое развитие Дальнего Востока - составная часть пограничной политики СССР


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

    Печатный источник - ТАМОЖЕННАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ № 1(54)/2011
    Электронная варесия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей