Дальний Восток в 1920-30 годах О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      73
книги              77
панорамы       58
статьи        7281
фото           7393








Первый литературный портал:



Повесть
Белое золото. Глава 1

Эссе
Первоцвет






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Приамурье Советское



























Дальневосточная краевая высшая китайская ленинская школа в системе образования китайских рабочих на российском Дальнем Востоке

23 декабря 2021 г.

   После Октября 1917 г. осуществление мировой перманентной революции стало казаться руководителям советского государства делом самого ближайшего будущего. Утверждение советской власти в России создавало для советского руководства иллюзорную возможность ускорить победу революции во всем мире. Концепция «революционного мессианства», господствовавшая в рядах большевиков в «период Бреста», обосновывала особую роль Советской России в дальнейшем развороте мировой революции [2, c. 14]. И В.И. Ленин, и Л.Д. Троцкий связывали необходимость развития революционного процесса в России с последующими социалистическими революциями в других государствах. Для развития мирового революционного процесса, по мнению вождей большевизма, необходимо было распространение революционной идеологии среди различных национальных групп, проживавших в советском государстве - в перспективе им отводилась роль активных участников национально-революционных движений в разных странах мира.

   Составной частью революционных преобразований должна была стать широкомасштабная культурная революция - коренная перестройка всей системы обучения, существовавшей в Российской Империи. Таким образом, с установлением советской власти в истории народного образования России начинается новый этап. Советским правительством была выдвинута совершенно новая стратегия в области народного образования, одним из аспектов которой являлось просвещение многочисленных народов на территории советского государства.

   II-м Всероссийским съездом Советов в составе советского правительства был образован Наркомат просвещения РСФСР, наделенный широкими функциями: дошкольное воспитание, средняя и высшая школа, профессионально-техническая подготовка, просветительская работа в массах, издательское дело, управление наукой и всеми видами искусства. Одним из первых документов, разработанных Наркоматом просвещения, было постановление от 31 октября 1918 г. «О школах национальных меньшинств», в котором декларировалось право национальностей на территории РСФСР на обучение на своем родном языке на обеих ступенях единой трудовой школы и в высшей школе. 26 декабря 1919 г. Совнарком (СНК) РСФСР издал декрет, предусматривающий повсеместное создание ликпунктов для обучения неграмотных чтению, письму, счету, а 19 июля 1920 г. - декрет «Об учреждении Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации неграмотности» (ВЧК ликбез).

   К концу 1920 г. в центральной части России было создано специальное учебное заведение по подготовке кадров в помощь революционному движению в Китае. В 1921 г. был организован Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ), получивший в 1923 г. имя И. В. Сталина. В условиях нехватки учебных материалов, преподавателей, учебных программ КУТВ осуществлял подготовку национальных кадров для советского Востока и подготовку революционных работников для зарубежного Востока. В 1922 г. семимесячный срок обучения был заменен на трехгодичный, создано годичное подготовительное отделение. Во второй половине 1921 г. в КУТВ обучалось 35-36 студентов из Китая, в начале 1924 г. - 51, в апреле 1925 г. - 112 студентов [3, с. 233]. Летом 1922 г. отделение КУТВ для представителей народов Дальнего Востока, включая и китайцев, было открыто в Иркутске. В 1930 г. КУТВ был закрыт.

   7 ноября 1925 г. в Москве был открыт Университет трудящихся Китая имени Сунь Ятсена (УТК), переименованный в 1928 г. в Коммунистический университет трудящихся Китая (КУТК). В отличие от КУТВ, КУТК готовил участников не только коммунистического, но и национально-революционного движения в Китае. Университет просуществовал до осени 1930 г. В 1926/27 уч. г. в университете насчитывалось 507 студентов. На 1924/25 уч. г. университету было выделено 730 тыс. руб., на 1925/26 г. - 760 тыс. руб. [Российский государственный архив социально-политической истории (РГА СПИ). Ф.530. Оп.1. Д.2. Л.Л.20-21, 52; Оп.2. Д.35. Л.Л.2-4]. Также для китайских революционеров был открыт прием в Военную академию им. М.В. Фрунзе, Военно-политическую академию им. В.И. Ленина, Высшую артиллерийскую школу, Летную военно-теоретическую школу, Международную ленинскую школу, Центральную комсомольскую школу.

   В апреле 1934 г. была вновь открыта китайская секция в КУТВ, заведовал которой бывший студент КУТВ, китайский революционный эмигрант, член Восточного секретариата исполкома Коминтерна Го Шаотан (А.Г. Крымов). 25 мая 1936 г. секция была преобразована в Научно-исследовательский институт по изучению национальных и колониальных проблем (НИИНКП). Китайцы в количестве 143 чел. были переведены из КУТВ во вновь созданный институт. НИИНКП был ликвидирован по решению секретариата Исполкома Коминтерна в сентябре 1938 г. [3, с. 230].

   На Дальнем Востоке России культурно-просветительная работа начала развертываться после крушения колчаковского режима в начале 1920 г. Во всех селах Приамурья началось открытие изб-читален, были сделаны первые шаги к ликвидации массовой неграмотности. При Амурском областном управлении народного образования возник культотдел, а в области было учреждено несколько должностей районных инструкторов по внешкольному образованию.

   6 апреля 1920 г. съезд трудящихся в Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ) провозгласил создание Дальневосточной республики (ДВР). 16 апреля 1920 г. было образовано Министерство Народного Просвещения ДВР, которое в сложных условиях гражданской войны, экономической разрухи, при отсутствии учителей и слабости административного аппарата, тем не менее, вело культурно-просветительную работу. Финансовый кризис ДВР привел к тому, что к лету 1921 г. почти все избы-читальни, рабочие клубы, школы для взрослых и другие просветительные учреждения, возникшие за предыдущий год, одно за другим закрывались. В октябре 1921 г. из-за отсутствия средств был закрыт и культурнопросветительный отдел Амурского облоно [1, с. 144].

   После упразднения ДВР в ноябре 1922 г. Дальний Восток вошел в состав РСФСР на правах Дальневосточной области (с 1926 г.- Дальневосточного края), а все бывшие области ДВР были преобразованы в губернии и стали частями Дальневосточной области. Руководство народным образованием было поручено ДальОНО, на местах - губернским и уездным комитетам народного образования. Культурно-просветительная работа, в том числе и среди китайских трудящихся, начала возрождаться, контроль за уровнем ее проведения и многообразием ее форм был усилен. Так, например, в ноябре 1922 г. при Амурском губбюро РКП(б) был создан агитационно-пропагандистский отдел (АПО). Его возглавил опытный партийный работник В.Л. Абрамович, направленный в Амурскую область решением Дальбюро ЦК РКП(б). Под руководством АПО стали открываться клубы, при которых организовывались политико-просветительные кружки, избы-читальни. В конце 1922 г. в Благовещенске был открыт первый пункт ликвидации безграмотности (ликбез), где обучалось грамоте 46 чел., а к лету 1925 г. общество «Долой неграмотность» уже имело 248 ячеек с числом обучающихся более 7 тыс. чел. [4, с. 42]. В 1926 г. был составлен и издан на китайском языке букварь для взрослых в количестве 5 тыс. экз. К 10-летию Октябрьской революции были изданы праздничные плакаты специально для корейцев, китайцев и туземцев (по 2 тыс. экз. для каждой национальности) [Государственный архив Хабаровского края (далее - ГАХК). Ф.Р-704. Оп.1. Д.11. Л.Л.102-103]. В планах краевого отдела народного образования работа среди корейцев, китайцев и туземцев была выделена как особая.

   Функции «методического центра партийного просвещения китайской сети и по подготовке кадров для нее», «центра по осуществлению очередных хозяйственнополитических задач и вопросов культурной революции среди китайских рабочих» призвана была выполнять Дальневосточная краевая китайская совпартшкола. В 1925/1926 уч. г. в школе обучалось 100 чел. (85 мужчин и 15 женщин), из них на русском отделении - 54 чел., корейском - 30 чел., китайском - 16 чел. По социальному положению насчитывалось: рабочих - 51 чел., крестьян - 45 чел., служащих - 4 чел. Из означенных 100 чел. 54 чел. являлись членами и кандидатами ВКП(б), 36 чел. - комсомольцами и 10 чел. -беспартийными [ГАХК. Ф.П-61. Оп.1. Д.678. Л.10]. Таким образом, процент курсантов-партийцев был достаточно высок.

   Срок обучения был рассчитан на два года. На китайском и корейском отделениях, ввиду отсутствия литературы и программ, учебные планы были разработаны преподавателями школы самостоятельно. Учебные программы составлялись специально созданными предметными комиссиями и согласовывались с китайской и корейской секциями Приморского губкома. Обучение в школе велось и на основе иероглифической, и новой письменности. При китайской совпартшколе функционировала и ячейка ВКП(б), в план работы которой входило, в частности, «усиление борьбы против правого уклона»; развертывание пропагандистской и организационной работы среди восточных рабочих; «борьба с шовинизмом»; продолжение занятий парткружка, драмкружка; выпуск стенгазеты; ликвидация неграмотности среди женщин - китаянок и кореянок; оказание помощи клубам и союзам восточных рабочих. Ячейка собиралась раз в месяц, парткружок - два раза в месяц [ГАХК. Ф.П-432. Оп.1. Д.2. Л.Л.28-31].

   На заседании агитпропколлегии Владивостокского окружкома ВКП(б) 12 января 1927 г. было отмечено успешное выполнение в совпартшколе намеченного плана работы, удовлетворительная подготовка курсантов к практической работе во время каникул. Вместе с тем, организация клубной работы была признана слабой, обеспечение учебными помещениями и общежитиями - неудовлетворительным, вопрос о зарплате педагогов не был урегулирован. Было решено увеличить количество часов для изучения русского языка на китайском отделении, ускорить составление программ по общеобразовательным предметам, своевременно информировать курсантов о текущих политических событиях, приступить к переводу и изданию учебников на корейском и китайском языках. Для обеспечения набора в школу культпропотделу было поручено дать разверстку по ячейкам на 80 чел., а при совпартшколе организовать подготовительные курсы [ГАХК. Ф.П-34. Оп.1. Д.18. Л.Л.9-10].

   В резолюции секретариата Владивостокского горкома ВКП(б) от 18 июля 1931 г. отмечалось, что китайской совпартшколой уже было охвачено 163 чел., партийнокомсомольский актив вырос с 49% до 65%, стипендия была повышена с 30 до 50 руб., улучшено питание студентов. Школа принимала активное участие в хозяйственнополитических кампаниях (в посевкампаниях, организации ликпунктов и т. п.), в составлении учебников для нацменкадров. Вместе с тем, был отмечен ряд следующих недостатков в работе школы: недостаточное обеспечение педагогическими кадрами и литературой, учебными помещениями, общежитиями и квартирами для преподавателей. Кроме того, во многих районах не выполнялся план по отправке на обучение в совпартшколу, либо в школу направлялись китайцы, уровень подготовки которых не отвечал требованиям приема. Исходя из вышеизложенного, секретариат поручил зав. школой Е.А. Коварскому составить производственный план совпартшколы на 1931/32 уч.г., подробно осветив план работы на пропагандистском и политическом отделениях, обратить внимание на обеспечение необходимой литературой. В целях повышения качества педагогического состава было признано необходимым прикрепить его на заочное обучение в Дальневосточном комвузе, регулярно проводить семинары по вопросам социалистического строительства и китайской революции, выделить для преподавателей квартиры из жилищно-акционерного кооперативного товарищества «Просвещение». Для повышения качества набора было решено поручить культпропотделу «обеспечить в наборе рабочий состав и не менее 75% партийно-комсомольского» [ГАХК. Ф.П-2. Оп.4. Д.211. Л.Л.195-196].

   На 1930/1931 уч. г. был утвержден контингент китайской совпартшколы с общим количеством в 300 чел. Была запланирована работа двух отделений - пропагандистского и политпросвета. В сентябре в школу намечалось принять 145 чел., в феврале - 60 чел. [ ГАХК. Ф.137. Оп.4. Д.1. Л.10а. Л.353].

   От поступающих на подготовительное отделение курсантов требовалось знание политграмоты, а также знание 4-х арифметических действий, умение писать и читать на родном языке. От поступающих на основное отделение - знание истории ВКП(б), арифметики до десятичных дробей, умение читать, писать и устно строить свою речь на родном языке. Для китайского отделения совпартшколы были переведены и изданы на китайском языке учебники по истории ВКП(б), партстроительству, профстроительству. Коварским был также разработан пятилетний план развития совпартшколы, который был заслушан и утвержден на заседании Далькрайкома ВКП(б) 27 июня 1931 г. Задачами пропагандистского отделения школы были: подготовка партийных и комсомольских инструкторов парткомов, секретарей крупных производственных ячеек, пропагандистов низовой сети просвещения и пропагандистов для марксистско-ленинских кружков и вечерних совпартшкол. На политико-просветительном отделении планировалось готовить профинструкторов районов и крупных предприятий, зав. клубами, красными уголками, инструкторов районо. Согласно намеченному плану, в ближайшие три года в совпартшколе необходимо было подготовить не менее 5 чел. партийных и культурных работников для каждого района, имеющего китайское население. С этой целью в 1933 г. предполагалось увеличить контингент совпартшколы до 500 чел. Культпропу крайкома предписывалось «привлечь все китайские и русские педагогические силы на составление и перевод необходимых учебников и учебных пособий» и организовать переподготовку преподавателей школы, а ДалькрайОНО - выделить средства на выписку необходимой литературы для школы из-за границы. Далькрайсоюз должен был обеспечить совпартшколу множительными аппаратами, а Владивостокский горком - помещением на 350 чел, с последующим увеличением площади в расчете на 500 чел. Было решено также организовать досовпартшкольную подготовку на местах - создать вечерние 3-хмесячные курсы во Владивостоке, Артеме, Сучане, Никольске-Уссурийском, Зее и Благовещенске.

   Владивостокскому горкому поручалось обеспечить китайскую совпартшколу к началу 1931/32 уч. г. помещением на 350 чел., с последующим ежегодным увеличением жилплощади в соответствии с плановым увеличением набора в школу до 500 чел. [Государственный архив Приморского края (далее - ГАПК). Ф.П-1190. Оп.1. Д.1. Л.38].

   В общем, в системе обучения китайских рабочих в ДВК до 1933 г. функционировали: китайское отделение Далькомвуза в Хабаровске; китайский педагогический техникум, китайское отделение рабфака, китайское отделение пединститута и Дальневосточная краевая китайская совпартшкола во Владивостоке. Было запланировано открыть с 1930/31 уч. г. при Артемовском рабочем вечернем горном техникуме китайское отделение и Хабаровский китайский педагогический техникум, корейско-китайское отделение при Владивостокском фельдшерско-акушерском техникуме. Китайское отделение Далькомвуза готовило партийных и профессиональных работников, в основном для угольных и

   золотопромышленных районов, срок обучения составлял 4 года. Хотя, по правилам приема, на китайское отделение принимали только рабочих, на 1930/31 уч. г. из общего количества зачисленных (44 чел., а число вакантных мест на это отделение равнялось 105) рабочих было 21 чел. В 1932/33 уч. г. в Дальневосточный пединститут были приняты 60 корейцев и 30 китайцев [РГИА ДВ. Ф.Р-2413. Оп.4. Д.1772. Л.Л.15-15об.].

   На заседании секретариата Дальневосточного краевого комитета ВКП(б) от 25 января 1933 г. (прот. № 128) было принято решение объединить китайское отделение Комвуза (в связи с его реорганизацией согласно решения ЦК ВКП(б) в высшую коммунистическую сельскохозяйственную школу) и краевую китайскую совпартшколу, создав из этих учреждений краевую ленинскую школу повышенного типа и приняв ее на госбюджет. На этом же заседании было принято постановление об утверждении директором новой школы Г.И. Стаканова, заместителем по учебной части - М.И. Грудинина, а обеспечение руководства школой возложить на Приморское облоргбюро крайкома ВКП(б). В сентябре 1933 г. ввиду перехода Г.И. Стаканова на другую работу зав. китайской ленинской школой был утвержден И.Н. Гуйский [ГАПК. Ф.П-1. Оп.1. Д.16. Л.11об.Л.101об.].

   Официальной датой образования китайской ленинской школы следует считать 1 марта 1933 г. Необходимость подготовки руководящих партийных и профсоюзных работников из среды китайских рабочих, недостаток преподавателей, практически полное отсутствие учебников, трудности материального положения преподавателей и студентов -все это явилось причинами принятого Приморским обкомом ВКП(б) решения о слиянии китайских отделений Интерпединститута и Интерпедабфака со вновь созданной китайской ленинской школой повышенного типа [ГАПК. Ф.П-1. Оп.1. Д.93. Л.Л.59-63]. Таким образом, постановлением Далькрайкома ВКП(б) от 29 сентября 1933 г. в распоряжение китайской ленинской школы передавались еще и все студенты и преподаватели китайских отделений Интерпединститута и Интерпедрабфака, а также занимаемое студентами общежитие. Школа получила название Дальневосточная краевая высшая китайская ленинская школа и являлась в сер. 1930-х гг. основным резервуаром преподавательских кадров по обучению китайских рабочих в ДВК.

   За первые четыре месяца существования школы были созданы три новых кафедры -экономическая, историческая и языковая, а также переводческое бюро. Вместе с тем школа испытывала ряд серьезных трудностей - традиционно не хватало квалифицированных преподавателей, учебников, качество учебной работы в школе и бытовые условия учебы оставляли желать лучшего, вследствие чего наблюдалась значительная текучка студентов -за четыре месяца школу перестали посещать 10 студентов. Трудности для курсантов школы заключались и в своевременном получении качественной медицинской помощи на территории ДВК. Нередко отмечались случаи отказа со стороны медперсонала городских поликлиник обслуживать курсантов-китайцев. В то же время, студентам охотно помогали в китайской больнице Владивостока, учрежденной на средства китайского консульства. Такое положение вещей, по мнению руководства школы, оказывало негативное влияние на политическое воспитание студентов [ГАПК. Ф.П-1190. Оп.1. Д.6. Л.43].

   Обучение в школе включало в себя:

   1. Подготовительное отделение - общеобразовательное, одногодичное, комплектуемое из рабочих и колхозников с начальным образованием. В 1933/34 уч. г. была намечена работа 2-х групп - одной группы с обучением на основе нового алфавита и группы с обучением на основе иероглифов. Культотделу Дальневосточного краевого совета профсоюзов (ДКСПС), крайкому комсомола, ДВКНА, КрайОНО и дирекции школы предписывалось «развернуть широкую систему рабочего образования и политподготовки без отрыва от производства», с тем, чтобы в дальнейшем иметь возможность комплектовать китайскую школу более подготовленными кадрами из числа китайских трудящихся. В 1934 г. подготовительное отделение планировалось ликвидировать [ГАХК. Ф.П-2. Оп.1. Д.430. Л.92].

   2. Среднюю ступень - с 2-х летним сроком обучения для отделения партпроса и 3-х летним сроком обучения для отделения педрабфака. С 1934 г. срок обучения на политпросветотделении был увеличен до 3,5 лет, на отделении педрабфака - до 4,5 лет.

   3. Высшую ступень - с 2-х летним сроком обучения, с двумя специальными отделениями - отделением партийных, советских и профессиональных работников и отделением педагогическим, готовящим в основном преподавателей для школ взрослых [ГАПК. Ф.П-1190. Оп.1. Д.3. Л.3-4].

   Средняя ступень ленинской школы комплектовалась из низших звеньев учебных заведений и актива, имеющего начальную подготовку, а высшая ступень - из окончивших среднюю ступень или ранее окончивших китайскую совпартшколу и 1,5-2 года проработавших на практической работе. Задачей средней ступени школы являлась подготовка кадров оргмассовых работников для промышленных предприятий и колхозов, педкадров для китайской начальной школы социалистического воспитания и вечернего рабочего образования, высшей ступени - подготовка кадров партийно-массовых работников районного масштаба и преподавателей для семилетки и «повышенных форм рабочего образования». Для обучения на средней ступени принимали курсантов не старше 30 лет, на высшей - не старше 35 лет [ГАПК. Ф.П-1190. Оп.1. Д.3. Л.28]. Среди предметов учебного плана были: ленинизм, политэкономия, экономика Китая, история ВКП(б), история Коминтерна, история России и СССР, история и современный этап китайской революции, педагогика, естествознание, физика, астрономия, математика, литературный китайский язык, русский язык и т. д. Обучение в школе велось и на иероглифической письменности, и на новом алфавите. Каждый выпускник должен был уметь писать и иероглифами, и с помощью нового алфавита. Так как вся учебная и периодическая литература издавалась в иероглифике, необходимость сохранения иероглифической письменности как предмета изучения сохранялась.

   Лучшие выпускники школы направлялись на работу в качестве китайских инструкторов горкомов, райкомов, горсоветов и райсоветов - традиционно ощущался недостаток этих кадров. В 1934 г. китайские партийные инструктора имелись только в крайкоме ВКП(б) - 1 чел., в горкомах Владивостока, Хабаровска, Благовещенска - всего 3 чел. Кроме того, в крайисполкоме, Амуроблисполкоме, Примоблисполкоме и Владивостокском горсовете работало по одному китайскому инструктору. В остальных горсоветах и райисполкомах китайских инструкторов не имелось. В школу также постоянно поступали запросы на подготовку китайских инструкторов для других районов СССР. Однако за период 1930-1934 гг. только 3 выпускника были направлены на профработу за пределы ДВК - по одному чел. в Донбасс, Якутскую СССР и Иркутск [ГАПК. Ф.П-1190. Оп.1. Д.6. Л.Л.9-10].

   Как явствовало из докладной записки директора китайской ленинской школы И.Н. Гуйского, в целом качество выпускаемых школой кадров было весьма низким. Школа не давала учащимся достаточно высокой теоретической и практической подготовки. Зимнюю сессию 1936/37 уч. г. на «отлично» сдали всего 12 чел., 126 чел. получили посредственные оценки, а уровень успеваемости 28 чел. был оценен как «очень плохой». Тем не менее, китайские рабочие стремились попасть в школу, в связи с чем ставился вопрос производить набор в школу не только в ДВК, но и в других районах СССР (в Алдан-Якутской АССР, в Восточной Сибири, на Северном Кавказе, в Донбассе и др.). Согласно правилам приема, в китайскую ленинскую школу принимались члены и кандидаты ВКП(б), сочувствующие ВКП(б), члены и кандидаты ВЛКСМ, беспартийные колхозники, рабочие и служащие в возрасте от 17 до 35 лет, окончившие 3-4 класса начальной школы. Прием в школу производился исключительно по рекомендациям ДКК ВКП(б). В действительности же, в силу отсутствия в ДВК подготовительных структур для школы дирекция вынуждена была принимать на учебу людей, совершенно разных по уровню образования. Широкая система рабочего образования так и не была развернута, поэтому на 1-й курс школы зачастую приходилось принимать абсолютно неграмотных людей - китайские рабочие, в большинстве своем мигрировавшие в ДВК, не имели фундаментального образования и не могли быть включены в советскую систему обучения. Так, в 1936 г. на подготовительном курсе из 20 чел. 18 чел. ранее нигде не учились. Первый курс фактически являлся «школой для малограмотных» [ГАПК. Ф.П-1190. Оп.1. Д.3. Л.Л.13-17; Л.Л.25-26; Д.8. Л.14; Д.11. Л.12]. Была очевидна необходимость сохранения при школе подготовительного отделения.

   В 1933/34 уч. г. годичное подготовительное отделение при школе еще сохранялось. Культотдел ДКСПС, крайком комсомола, ДВКНА, КрайОНО и дирекция школы были обязаны организовать широкую систему рабочего образования и политподготовки без отрыва от производства с тем, чтобы «на основе повышения общего уровня широких масс китайских трудящихся создать возможность комплектования китайской школы и других учебных заведений более подготовленными товарищами» [ГАПК. Ф.П-1. Оп.1. Д.16. Л.118]. Однако эта задача выполнена не была.

   В 1934 г. в китайской ленинской школе учились 233 студента, из них 62 студента - на подготовительном отделении, 125 - на средней ступени, и 46 студента - на высшей ступени обучения. Курсанты обеспечивались стипендией в размере 250 руб. в мес. Из 23 преподавателей 13 являлись членами ВКП(б), 4 - членами ВЛКСМ [ГАПК. Ф.П-1190. Оп.1. Д.6. Л.11]. В служебной записке, направленной Н.К. Крупской 26 ноября 1934 г., Гуйский, в частности, подчеркивал, что Дальневосточная краевая китайская ленинская школа является «единственным в ДВК и СССР китайским учебным заведением». Как явствовало из записки Гуйского, школа готовила кадры для всей политпросветработы и оборонной работы края -для военных и различных политических органов ДВК. Для улучшения качества подготовки выпускников Гуйский обращался с просьбой увеличить срок учебы в школе не менее чем на 1 год, увеличить количество учебных часов на изучение военных дисциплин, подобрать в штабе Особой Краснознаменной Дальневосточной Армии (ОКДВА) кандидатуру на должность школьного военрука, увеличить сумму на выписку периодической литературы с 60 до 250 руб., произвести капремонт в общежитиях школы, утвердить по смете 1935 г. 90 тыс. руб. на расширение пригородного хозяйства школы, утвердить дотацию для столовой преподавателей в сумме 20 тыс. руб. и для студенческой столовой в сумме 20 тыс. руб., увеличить стипендию студентов (для 3-хгодичного политпросветотделения - со 130 до 150 руб., для отделения 3-хгодичного комвуза - со 130 до 250 руб.) [ГАХК. Ф.П-2. Оп.1. Д.597. Л.Л.10-13].

   По состоянию на 8 мая 1936 г. в школе числилось 287 чел. курсантов, из них на подготовительном отделении - 107 чел., на первом курсе - 73 чел., на втором - 57 чел., на третьем - 37 чел., на четвертом - 13 чел.; а также 28 преподавателей, из них 13 членов ВКП(б) и 3 кандидата. Из преподавателей 19 чел. были китайцами, 9 - русскими. Среди преподавателей-китайцев высшее образование имели 12 чел. (учились в советских комвузах), среди русских - 5 чел. (окончили Востфак ДВГУ, Институт Востоковедения им. Нариманова или Ленинградский университет) [ГАПК. Ф.П-1190. Оп.1. Д.11. Л.Л.11-12].

   Наиболее сложным для преподавателей являлась работа на подготовительном отделении. В 1936/37 уч. г. подготовительный курс (107 чел.) был разделен на три группы. Обучение затруднялось не только слишком большим количеством студентов в группе, но и совершенно разным уровнем знаний учащихся. Внутри каждой группы фактически существовали еще несколько подгрупп. В связи с этим и преподаватели, и студенты высказывали свое недовольство и даже отказывались от работы и учебы. Причиной столь разного уровня подготовки было отсутствие в крае подготовительных к ленинской школе звеньев взрослого рабочего образования. Обучение китайских детей велось в неполной средней школе Владивостока только до 6 класса включительно, и ученики могли продолжить свое образование в ленинской школе только будучи взрослыми, через значительный промежуток времени. Многие курсанты получили среднее образование еще в Китае, и к моменту поступления в школу не могли восстановить в памяти приобретенные когда-то знания [ГАПК. Ф.П-1190. Оп.1. Д.11. Л.26].

   Внутрипартийная и массовая работа в школе традиционно получала достаточно низкие оценки. Подвергалась критике и работа с комсомольцами школы, и общественная работа преподавателей и студентов среди населения, но, тем не менее, культурнопросветительная работа велась на всех отделениях школы. Под неослабным вниманием вышестоящих организаций находился вопрос о подборе кадров для обучения в школе. Секретарям райкомов поручалось командировать в школу политически проверенных, грамотных китайцев, коммунистов, комсомольцев и лучших беспартийных. Так, на 1937/38 уч. г. Владивостокский горком должен был предоставить 16 человек для обучения в школе, Сучанский горком - 2 человек, Артемовский горком - 1 человека и Шкотовский райком - 1 человека [ГАПК. Ф.П-1. Оп.1. Д.604. Л.194].

   Несмотря на очевидные недостатки в работе школы, потребность в ее выпускниках была велика. В ДВК, а также в других областях СССР традиционно ощущалась нехватка китайских партийных инструкторов в горкомах и крайкомах, профработников в колхозах, на крупных стройках и предприятиях. Грамотные китайцы постоянно требовались и на так называемую «особую» работу в спецотделы различных ведомств. После окончания китайской ленинской школы курсанты по распределению направлялись на руководящую работу в колхозы, назначались на должности инструкторов различных организаций края, облисполкомов и райисполкомов, клубных и редакционных работников, преподавателей в китайские школы, зав. китайскими секторами в различных подразделениях, т. е. фактически продолжали культурно-просветительную работу в крае. Помимо этого, курсанты передавались в распоряжение штаба ОКДВА. Неоднократно признавалось, что набор в школу и масштабы подготовки курсантов ни в коем случае нельзя сокращать, напротив, сохранять либо увеличивать. Деятельность Дальневосточной краевой высшей китайской ленинской школы была прекращена в 1938 г. с началом репрессий в отношении преподавательского состава.

   Таким образом, в 20-30-е гг. XX в. китайское население советского Дальнего Востока было вовлечено в социально-экономические процессы, происходившие в СССР. Китайские мигранты должны были стать активными участниками социалистического строительства в СССР, а в дальнейшем - активными участниками революции в Китае и в мире, поэтому их политическое просвещение и обучение являлось важным аспектом общей системы образования советского государства. В целом, в этой области были достигнуты определенные успехи - для детей открывались китайские школы, для взрослых - рабфаки, отделения при высших учебных заведениях. Уникальным опытом явилось

   функционирование Дальневосточной краевой высшей китайской ленинской школы, где на всех отделениях велась активная культурно-просветительная работа, осуществлялась деятельность по образованию и воспитанию китайских рабочих.

   

   

   ЛИТЕРАТУРА


    1. Денисов Р.П. Становление и развитие народного образования в Амурской области (18581940 гг.). Благовещенск, 1999. 195 с.
    2. Нежинский Л.Н. Внешняя политика Советского государства в 1917-1921 годах: курс на «мировую революцию» или на мирное сосуществование? // История СССР. 1991. № 6. С.3-27.
    3. Панцов А.В. Тайная история советско-китайских отношений. Большевики и китайская революция (1919-1927). М., 2001. 456 с.
    4. Шиндялов Н.А. Первые шаги по пути социализма (1922-1926 гг.). Благовещенск, 1972. 48 с.

   

   Залесская Ольга Владимировна, кандидат исторических наук, доцент, зав. кафедрой китаеведения Благовещенского государственного педагогического университета. E-mail: serfan@amur.ru



ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

    Печатный источник - Проблемы Дальнего Востока" № 3, 2009 г.
    Электронная варесия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей