Дальний Восток в 1920-30 годах О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
книги              54
панорамы       58
статьи        5578
фото           6589








Первый литературный портал:



Стихотворение
Отгремела канонада...

Стихотворение
Нет времени выбирать слова...






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Приамурье Советское


























Государственная политика по вовлечению женщин в общественное производство на Российском Дальнем Востоке в 20-30-х гг. XX в.

26 июля 2019 г.

   Исторической особенностью развития Дальнего Востока стало установление здесь Советской власти лишь в 1922 г. Интервенция и гражданская война на восточной окраине почти на пять лет отсрочили социалистические преобразования.

   В центральной России первые декреты Советской власти, провозгласившие равные политические права мужчин и женщин, были закреплены Конституцией 1918 г. Женщины получили равные права с мужчинами в семейно-брачных отношениях. Законами охранялся женский труд и материнство.

   В это время на Дальнем Востоке история развивалась по другому сценарию. После разгрома войск Колчака установившаяся Советская власть здесь долго не просуществовала. Японские интервенты, находящиеся на территории Дальнего Востока, в любое время могли начать полномасштабную войну с Советской Россией, которая в это время осуществляла военные действия против Польши.

   Воевать на два фронта Россия не могла. В результате на Дальнем Востоке вместо Советов в апреле 1920 г. создается "буферная” форма буржуазно-демократического государственного образования - Дальневосточная республика (ДВР).

   В Конституции ДВР было провозглашено юридическое равноправие женщин и мужчин. По образу центральной России созданные областные женотделы все же не смогли развернуть широкую массовую работу среди женщин по причине отсутствия подготовленных для этого кадров.

   В 1922 г. были разбиты японские интервенты. ДВР была объединена с Российской Федерацией и на Дальнем Востоке установили Советскую власть. В результате изменились задачи женотделов.

   Во-первых, партийным органам стало ясно, что для работы с женщинами требуется специальная подготовка кадров. С этой целью в 1923 г. ЦК РКП(б) направил на Дальний Восток группу женщин - партийных активисток, имевших опыт работы среди женщин. Основные кадры женработников готовились в совпартшколах.

   Во-вторых, главной задачей женотделов стало вовлечение женских масс в сознательную государственную и общественную деятельность.

   В-третьих, женотделы стремились преодолеть культурную отсталость работниц и крестьянок, добиваясь ликвидации безграмотности среди женщин.

   В-четвертых, задачей женотделов было привлечение наиболее активных работниц и крестьянок в ряды коммунистов. 1 января 1924 г. в Дальневосточной партийной организации насчитывалось 462 женщины, ставшие опорой женотделов. 1 января 1933 г. в числе 45 тыс. коммунистов женщин было уже более 4 тыс.

   Партийный аппарат работы с дальневосточницами состоял из отдела работниц и крестьянок Амурского, Владивостокского, Николаевского, Читинского, Хабаровского окружных комитетов партии. Их возглавили соответственно известные активистки М.С. Виноградова, А.Ф. Новикова, Е.В. Наградова, А. А. Васильева-Никитина, Т.И. Истомина-Кульпина, Н.А. Ла-винская. На местах работу среди женщин организовали отделы горкомов и райкомов партии.

   Большую роль в деле вовлечения женщин в новую жизнь играли беспартийные делегатские женские собрания. По существу, это были выборные организации работниц и крестьянок, первые выборы которых прошли на Дальнем Востоке в 1922 г.

   В программах собраний были предусмотрены разъяснения партийных решений по вопросам социалистического строительства и внешней политики страны, а также по вопросам охраны материнства и детства, деятельности Советов. За полгода делегатки, как правило, довольно сносно осваивали ключевые положения теории построения нового общества. Политические знания они несли в массы, закрепляясь за коллективами, где было много женщин.

   Число делегатов-пропагандистов быстро росло. Если в 1922 г. их было 1,5 тыс., то через год - в 2 раза больше.

   Делегатки ликвидировали свою безграмотность. С их помощью в 1925 г. на Дальнем Востоке были открыты детские больницы, четыре консультации, две молочные кухни, дворец ребенка, три столовые, четыре артели для безработных женщин, кооператив “Прачка” и др. Усилия делегаток были направлены на ликвидацию безграмотности среди дальневосточниц.

   С 1922 по 1932 г. в делегатских собраниях участвовали более 100 тыс. женщин [2, 12]. В 1928 г. на Дальнем Востоке было свыше 500 тыс. женщин рабочего возраста, значит пятая часть (20 %) дальневосточниц приобрела опыт политической грамотности на делегатских собраниях. Из числа этих активисток выдвигались первые руководители-женщины.

   Постепенно организационная партийная работа по вовлечению женщин в производство начала приносить свои результаты. В 1927 г. более тысячи дальневосточниц трудились на табачных и спичечных фабриках в Благовещенске и Хабаровске, а также на пищевых и полиграфических производствах. Вместе с тем 5 тыс. женщин, имея желание трудится, не нашли работы. Сказалось отсутствие профессиональной подготовки претенденток на рабочие места и закрытие частных ресторанов, других питейных заведений, где женский труд использовался широко.

   С целью повышения профессионального уровня женщин партийные органы на местах организовали курсы, ФЗУ, которые в 1929 г. полностью заполнила женская молодежь. Почти треть безработных женщин путем ученичества приобрели профессию. К концу 30-х гг. безработных женщин на Дальнем Востоке уже не числилось.

   Приток населения из сельской местности в города, которые имели ограниченные возможности для трудоустройства новых горожан, все же создавал излишнюю женскую рабочую силу. Понадобилось изучить вопрос вовлечения женщин в промышленное производство.

   Решением ЦК ВКП(б) по особому пятилетнему плану женщины были привлечены к труду в промышленности, особенно в тяжелой индустрии. На Дальнем Востоке удельный вес женского труда на предприятиях промышленности в 1928 г. составил 5 %, в 1930 г. - 17 %. Например, в 1929 г. в золотодобывающей промышленности трудились 576 женщин. На Дальзаводе 500 работниц стояли у станков и показывали пример в труде [3]. В Артемовских копях 289 женщин наравне с мужчинами выполняли нормы выработки. 420 женщин трудились на ведущих и подсобных агрегатах Ольгинского свинцового рудника.

   Женщины проникли и на рыбные промыслы Приамурья, Приморья, Северного Сахалина, Камчатки. В 1929 г. здесь трудились 12 тыс. женщин, в 1932 г. - 29 тыс. [1].

   Широко использовался женский труд на лесозаготовках, особенно на возке и лесосплаве. Более чем в 20 раз увеличилось число работниц в лесном хозяйстве с 1928 по 1932 гг. (550 человек против 12 тыс.) [1].

   Сопоставляя темпы вовлечения женщин в общественное производство на Дальнем Востоке и европейской части страны, нужно отметить существенную разницу: на западе значительная часть женщин трудилась на предприятиях легкой промышленности, на востоке -большинство из женщин было занято в тяжелой промышленности. В легкой - дальневосточ-ниц было в 2,5 раза меньше. Удельный вес женского труда в угольной, нефтяной, металлообрабатывающей, золотодобывающей достигал почти 50 % [5; 1].

   Темпы роста числа женщин в промышленности Дальневосточного края в 4 раза выше, чем по стране [4]. Эта особенность сохранялась долгие годы, поскольку укрепление обороноспособности восточных рубежей могло осуществиться на базе тяжелой индустрии. Легкая же промышленность здесь всегда уступала пальму первенства. На индустрию государство выделяло большие средства.

   Приход женщин в производственную сферу не всегда встречался доброжелательно со стороны мужчин - руководителей, которые избавлялись от беременных женщин, снижали им заработную плату, не предпринимали мер по улучшению условий труда и быта, а также не заботились о повышении квалификации работниц.

   Партийные органы четко ориентировались на выдвижение женщин на руководящие должности. Дальневосточницы очень быстро набрали темпы профессионального роста, обучаясь на курсах и в бригадах. Многие женщины возглавили строительные участки, отдельные производства, торговые учреждения, столовые, организации образования и здравоохранения.

   Приемы работы партийных органов с крестьянками были теми же, что и с женщина-ми-работницами. В период с 1927 по 1931 гг. около 50 тыс. крестьянок прошли школу делегатского собрания. Они активно участвовали в выполнении хлебозаготовок, защищали женщин в быту от всевластия мужчин.

   Более активная работа с крестьянками началась в период коллективизации. В начале 30-х гг. в колхозах женщины привлекались к труду наравне с мужчинами, особенно в подсобных отраслях хозяйства. Неквалифицированный женский труд не мог удовлетворить требования механизированного производства, поэтому женщины пошли обучаться на курсах трактористов, машинистов. Однако консервативное отношение мужчин к труду женщин, претендующих на равенство, имело негативные последствия. Колхозницам не выдавали трудовых книжек, трудодни вписывались в трудовые книжки мужей, оплата труда была значительно ниже, чем у мужчин.

   Темпы коллективизации на Дальнем Востоке значительно отставали от темпов в западных регионах страны. Крестьянские хозяйства вливались в колхозы с трудом. В 1932-1933 гг. в уборочной и посевной женщины еще не участвовали.

   В деле преодоления консервативных взглядов на женский труд в сельскохозяйственном производстве и его пропаганде большую роль сыграла печать. На страницах газет публиковались имена колхозниц и работниц совхозов, печатались портреты женщин-передовиков производства. Газеты вдохновенно рассказывали о трудовых достижениях колхозниц.

   Первый краевой съезд колхозниц (март 1930 г.) и следующий за ним второй (февраль 1931 г.) приняли решения об улучшении организации женского труда в колхозах, перестройки быта. Съезды колхозников-ударников были по сути смотром кадров женщин в сельскохозяйственном производстве. Например, в 1934 г. среди ударников женщины составляли почти треть.

   Вовлечение дальневосточниц в колхозное производство значительно тормозилось по причине отсутствия квалификации и безграмотности женщин. Партийным и советским органам было ясно, что без активной культурно-просветительской работы среди селянок невозможно добиться успеха в превращении их в производственную силу. Поэтому в середине 30-х гг. начали реализовываться планы культурного строительства на селе. Только в Амурской области в 1936 г. намечалось привлечь в школы не менее 25 тыс. колхозников и колхозниц.

   Новым явлением в жизни женщин на селе стало освоение традиционно мужских профессий трактористов. К 1939 г. на дальневосточных полях уже трудилось 500 женщин-трактористок. Вскоре на полях Дальнего Востока работали женские тракторные бригады [6; 2].

   Таким образом, включение женщин в общественное производство коренным образом изменило их труд и весь уклад жизни. За два десятилетия 20-30-х гг. забитая, безграмотная, обездоленная дальневосточница превратилась в труженицу. Удалось не только вовлечь женщин в общественное производство, но и разбудить в них дремлющий жизненный потенциал, жажду самовыражения и творчества, способности к организации и управлению.

   Вытеснение женщин из сферы производства в условиях трансформации общества свидетельствует об утрате женщинами позиций, достигнутых в советский период. Наступила пора переосмысления проблемы занятости женщин в рыночных отношениях, чему, безусловно, будет способствовать исторический опыт их трудовой деятельности после революции 1917 г.

   

   ЛИТЕРАТУРА
    1. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ) - Ф. 390 - Оп. 15. - Д. 326. - Л. 7.
    2. Известия Дальневосточного краевого комитета (ДКК) ВКП(б). 1928. № 19 - 20. - С. 12
    3. Российский государственный исторический архив Дальнего Востока (РГИА ДВ) - Ф. Р-2413. -Оп. 4. - Д. 1096. - Л. 107.
    4. РГИА ДВ. - Ф. Р-2413 - Оп. 4 - Д. 574. - Л. 104.
    5. Тихоокеанская звезда. - 1933. - 8 марта.
    6. Тихоокеанская звезда. - 1939. - 28 ноября.

   

   Васильченко Эльвира Александровна - доктор исторических наук, профессор, декан Социального факультета Комсомольского-на-Амуре государственного технического университета (Россия, Комсомольск-на-Амуре)



ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

    Печатный источник - Журнал "Учёные записки КнаГТУ", 2013, №11-2(14)
    Электронная варесия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей