Ивановка в 1933 году О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
книги              54
панорамы       58
статьи        5692
фото           6850








Первый литературный портал:



Стихотворение
Танец с пустотой

Стихотворение
Я в позднюю осень выйду






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Приамурье Советское


























Голодный 1933 год, воспоминания Галушкиной А.Н.

05 июля 2019 г.

   Летом 1933 года ни единой дождинки не упало с неба. Даже росы и те пропали. Ключи и родники в оврагах обессилили, стали засыхать и многие умерли. Вместо воды в прудах осталась только зелёная грязь, колодцы пересохли. Земля растрескалась, поля выглядели голо, безжизненно. В прежние годы здесь волновалась рожь, а теперь то и дело вспыхивали, бешено крутились пыльные вихри.

   Священник проповедовал: господь посылает на людей кару за тяжкие их прегрешения. Перепуганные прихожане с минуты на минуту ждали Антихриста или конца света.

   Из-за сильной засухи даже на обильно удобренной земле урожай хлебов оказался очень низким. Мало уродилось картошки и овощей. Начался голод. От недоедания и вспыхнувшей эпидемии тифа было очень много смертей.

   

   Рулёва В.П. (8.01.1929 г):

   Я и Гавриленко Клавдия в те нелёгкие годы ходили на поля за соей. В один из наших походов нам сильно повезло, видимо трактористы приготовили себе домой сою, насыпали в лощинке и закрыли соломой, а мы наткнулись и давай нагребать себе в сумки. Нагребли, несём, боимся - вдруг встретиться Остапенко Михаил. Отберёт ведь! И точно! Едет на лошади. Мы побросали сумки в кусты. Он остановился, посмотрел - при нас ничего нет, повернулся и поехал, а мы вернулись - сумки забрали и быстрей домой.

   Ещё было такое. Мы насобирали на полях четыре мешка сои вместе с землёй и стояли мешки в сенцах. Вдруг, приезжает милиция и Остапенко Михаил. Мешки эти забрали, а та соя чистая что мы принесли раньше - стояла на плите варилась. Остапенко хотел её забрать, а я сказала: "Заберёте сою и я вместе с нею умру. Чем кормиться?". Не забрал. Оставил. Я побежала упредить Гавриленчиху, чтобы спрятала сою, она успела зараньше зарыть мешки под сено. У неё остались целые, не нашли.

   Приезжает как-то Остапенко Михаил снимать проволоку с огорода. Мы с мамой не дали, а у Анастасии Рулёвой сняли, смотали на какой-то валик и увезли, огород остался разгороженный. Люди говорили, что когда его дом продали, так этой проволоки нашли много.

   Ещё мы на фронт готовили посылки и Остапенко велел приносить их к нему домой. Я носила к нему домой посылку там были: воротнички, варежки, носки вязала я сама, тоже говорили, что ни на какой фронт он не посылал эти посылки.

   Помню, как люди в голодный год скот держали. Травы и сена свежего не было, а только было то, чем покрыты были сарайчики. Сено слежавшееся - чёрное. Коровы и особенно молодняк ели эти крохи гнилого сена, на ногах стоять не могли, падали, а встать сами не могли. Мы, женщины, собирались подворно и ремнями с каких-то сортировок, подкладывали скотине под живот и все дружно поднимали. Скот трясся от бессилия, языком всё время хотят что-то хватать, а ухватить было нечего. Волки воровали телят из стада и разрывали, а мы находили только куски от них.

   На поле травы тоже не было. Моя мама Анна Сергеевна где-то по затенённым местам находила спорыш, срезала ножницами и варила суп. Только соя выручала нас! Берегли её из года в год, варили помаленьку, чтоб на дольше хватило.

   Вода в речке не пересыхала, видимо из-за того, что мельница на речке стояла.

   Мы всей семьёй спали на вышке, чуть свет, ещё темно, уже Остапенко стучится: "Вставайте! На работу пора!".

   Однажды мы узнали, что дальних полях выросли здоровенные арбузы. Я и Гавриленко Клава пошли воровать. По два арбуза взяли, больше не унести. принесли домой. Боже мой! Какая радость! А там, на полях, объездчики были, они заметили, что ямочки есть, где арбузы лежали, а арбузов нету. Давай на конях туда-сюда ездить, народ гонять, как воробьёв.

   А как-то в подполье я нашла на завалинке картошечку меленькую, засыпанную землёй, почистила тоненько-тоненько. а тут заходит один мужчина к нам и давай эти шкурочки есть сырыми и грязными, потом где-то нашёл пшеницы сухой и сырой наелся. Его раздуло. Он потом в больницу попал, еле отходили. Потом он всё-таки умер.

   А Остапенко Михаила видно наша земля не захотела принять, он умер где-то, на западе говорят.

   

   (записала Рулёва В.П.)



ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Сайт Грабора А.К.