В боях на Смоленской земле. 49-я гвардейская дивизия О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      44
книги              71
панорамы       58
статьи        6188
фото           6987








Первый литературный портал:



Стихотворение
О Москве

Стихотворение
В чехарду играет лето






Статьи по теме

Культура и спорт











































49-я гвардейская дивизия
В боях на Смоленской земле

12 июля 2019 г.

   Вернуться на главную статью о 49-я гвардейской дивизий

   

   Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 мая 1985 года городу Смоленску присвоено почетное звание "Город-Герой" за мужество и стойкость, массовый героизм трудящихся в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны. Смоленско-московское направление из всех стратегических направлений, на которых наступали полчища захватчиков, считалось первостепенным. Гитлеровское командование, рассчитывая на свой "блицкриг", предполагало впервые же недели войны захватить район Витебск-Могилев-Смоленск, окружить и уничтожить основные силы войск Западного фронта и открыть путь на Москву.

   Грандиозное по своим масштабам Смоленское оборонительное сражение, началось 10 июля 1941 года. 107-я танковая дивизия под командованием полковника Петра Николаевича Домрачева появилась на Смоленщине в грозные, драматические июльские дни 1941 года. Обладая в первый период войны значительным превосходством в людях и технике, немецкие войска уже 13 июля вторглись в пределы Смоленской области, а вечером 15 июля их передовые части ворвались в Смоленск.

   Один из танковых клиньев противника прорвал нашу оборону и достиг своим острием районного центра Пречистое, а затем через большак Духовщина-Белый вторгся в пределы Батуринского района. Вслед за ними в этих местах появились колонны 20-й немецкой танковой дивизии, переброшенной на усиление прорвавшейся группировки врага. Приказом от 21 июля 1941 года Военный Совет Западного направления создал армейские группы генералов В. Д. Хоменко и С. А. Калинина и направил их к месту прорыва. По этому же приказу из города Белого на район Батурино выдвигались части 107-й танковой дивизии для последующего ее включения в группу генерала К. К. Рокоссовского. Однако быстрое продвижение 20-й немецкой танковой дивизии изменило обстановку.

   Продвигаясь в райцентр Батурино, 107-я танковая неожиданно наткнулась на противника и в ночь на 22 июля вошла в соприкосновение с немцами. После короткого боя стали закрепляться на рубеже реки Осотня, недалеко от населенных пунктов Михайловщина, Карпово, Крапивня, спешно шла подготовка к бою. Отдельные подразделения только к рассвету подошли к намеченным рубежам.

   Утро 22 июля 1941 года. Ровно месяц назад фашистская Германия вероломно напала на нашу страну. Ее войска прошли на главном Московском направлении Белоруссию, часть Смоленской области. За ними находилась столица нашей Родины. И гитлеровцы решили отметить эту дату новым броском на восток. Основной удар противник наносил у деревни Крапивня. десятки фашистских танков ринулись на позиции наших воинов. Силы явно были неравны. Вражеская 20-я танковая дивизия по танкам, бронемашинам превосходила нашу 107-ю танковую вдвое. Правда, у нас имелись прекрасные танки: средний Т-34 и тяжелый KB, но их в то время было совсем мало. Опасным для нашей дивизии было и то, что к началу боя она имела открытые фланги.

   В первые минуты боя в ряде соединений произошло замешательство. Понять можно, ведь это был для наших воинов первый бой в настоящей войне. И именно здесь вражеские танки сумели прорвать оборону, и вышли к огневым позициям 118-го артиллерийского полка. Но артиллеристы - дальневосточники, преодолев замешательство, с ожесточением и большой артиллерийской сноровкой, выработанной на дальневосточных полях, смело вступили в бой. Умело руководили боем командир артполка подполковник Иван Федорович Митюхин и начальник штаба полка капитан Михаил Павлович Беседин, комиссар полка Остяков Иннокентий Митрофанович. Ураганным огнем артиллеристы громили танки и боевые порядки гитлеровцев. Отдельные орудийные расчеты выкатили свои орудия из укрытий и прямой наводкой уничтожали немецкие танки. Но и те обстреливали артиллеристов из танковых пушек, поливали из пулеметов. Гибли воины, появились раненные, но воины не отступали. Вражеская авиация сбрасывала на позиции тонны бомб.

   Некоторым вражеским танкам удалось прорваться к позициям артиллеристов, но они не решили исход боя и вскоре были уничтожены огнем орудий, выдвинутых на прямую наводку. От разрывов снарядов, бомб и действий танков связь с дивизионами была потеряна, управлять приходилось им путем непосредственного общения с командирами дивизионов и батарей. Делать это было очень сложно в таком ожесточенном встречном бою.

   Из воспоминаний М. П. Беседина: «Я с помощником начальника связи полка, младшим лейтенантом Ращупкиным, оставаясь на наблюдательном пункте, оказался среди немецких танков, и, как позже мы узнали, о нас уже было доложено в штаб дивизии как о погибших в этом бою. Но после "проутюживания" нашей щели, где мы укрывались, немецкими танками, все же мы сумели выбраться и пробиться к своему штабу. К вечеру бой утих. Наши части приводили себя в порядок, дооборудовали боевые позиции и вели огневой бой".

   Решительно сражался дивизион 152-миллиметровых гаубиц, которым командовал капитан Николай Кириллович Сербаев. ...Черный дым застилал солнце. Горели фашистские танки. Батарея капитана Сербаева занимала огневые позиции на опушке Батуринского леса. Корректируя огонь батарей, он охрипшим голосом подавал команду. Он уже не помнил, какую по счету атаку предпринимали танки, поддерживаемые «юнкерсами». Только бы хватило снарядов!.. Наступила ночь, а утром снова загрохотали орудия, нанося большой урон наседавшему противнику. Они помогали нашим танкистам в упор расстреливать и таранить мощные вражеские машины. Бойцы огнем из пулеметов косили фашистских десантников. От интенсивного огня горела краска на стволах орудий, кипела вода в пулеметах "Максим". От палящего солнца, пыли и гари воины теряли вкус к пище, хотели только пить. Танки стремительно приближались к наблюдательному пункту Николая Сербаева..." / Н. Шапкин, Н. Городов, газета "Омская правда" от 17 ноября 1980 года, статья "И танки не прошли"./

   В этом бою отличилась батарея под командованием сержанта Алексея Константиновича Беседина. Его меткие и своевременные залпы не раз выводили из строя вражеские минометы, пулеметы, задерживали колонны моторизованной пехоты. Когда танки прорвались к огневым позициям дивизиона капитана Сербаева, орудия Алексея Беседина вели меткий огонь. Бойцы не покидали своих постов, и под бомбардировкой продолжали методично и аккуратно посылать снаряд за снарядом. "... Враги начали обстреливать артиллеристов из орудия, которым они лучше всего владели минометом. Мины ложились вокруг орудий Алексея Беседина, был ранен наводчик, но огонь батарей не умолкал. Тогда пять немецких танков были посланы, чтобы подавить орудия. Алексей Беседин, сохраняя выдержку и хладнокровие, подпустил машины поближе, выкатил одно тяжелое орудие на открытую позицию, расстрелял в упор три танка, но две машины вырвались и поползли в обход к орудиям. Беседин, стоя у орудия, крикнул: "Огонь! За Родину!" Батарея по-прежнему продолжала обстреливать врагов. Беседин пал сраженный пулей, но орудия не умолкали, посылая с той же точностью снаряд за снарядом", /Статья военного спецкорреспондента О. Курганова "Победа или смерть" в газете "Правда" за 2 октября 1941 года/, Подвиг отважного артиллериста стал известен всему Западному фронту, О нем писала и фронтовая газета "Красноармейская правда".

    Все трудности этого боя испытал на себе и наш земляк гвардии капитан в отставке Иван Иванович Славный. Выполнив боевой приказ командования дивизии, разведав скопления немецких танков западнее Крапивни, он получил следующий приказ: оборудовать опорный противотанковый пункт на опушке леса у дороги восточнее Крапивни. Из воспоминаний И. И. Славного: "На опорном противотанковом пункте боевое подразделение имело два бронетранспортера, две противотанковые пушки 45 мм / в войну их просто называли "сорокопятки"/, а к ним три комплекта бронебойных и осколочных снарядов, один тяжелый танк КВ. Приказ был предельно краток: стоять до конца, не пропустить танки немцев в тылы дивизии... Одна группа немецких танков - десятка полтора с автоматчиками двинулась на наши позиции, другая, большая их часть, пошла в обход леса, где находились батареи Василия Дмитриевича Русинова - командира 1-го дивизиона, 118 артиллерийского полка. Подпустив колонну танков на 600-700 метров, мы открыли огонь. Первый танк загорелся, остановился, преградив путь остальным машинам, фашисты окрыли беспорядочный ответный огонь. Часть танков стала сползать на обочины дороги, несколько застряло в болоте... В этом бою мы уничтожили три танка и десятка три автоматчиков. Немцы отошли. Это нам придало уверенность, что наглого фашиста можно бить".

   Именно перед этим боем в июле 1941 года Иван Иванович в своем медальоне написал: "Умирать не собираюсь". За этот бой И. И. Славный был награжден орденом Красной звезды и получил его из рук М. И. Калинина в Кремле.

   В первом бою артиллеристы внесли решающий вклад в уничтожение немецких танков, их артиллерии и живой силы. Нельзя не остановиться на подвиге командира огневого взвода 2-й батареи лейтенанта Парфенова. Смоленские журналисты М. Воробьев, В. Усов в книге "За каждый клочок земли" в главе «Есть металл прочней металла», так описывают это событие: "… Парфенов, отражая тремя орудиями атаку немецких танков на наблюдательном пункте артполка, встал во весь рост и, невзирая на свист пуль и близкие разрывы снарядов, подавал команды. Мужественное поведение лейтенанта Парфенова передалось орудийным расчетам. На раскаленных стволах орудий уже дымилась краска, а они все били. Уже девять вражеских танков подбили и подожгли артиллеристы, но осколок вражеского металла сразил Парфенова..." На всех участках этого боя батарейцы стояли насмерть. Ни одна батарея не оставила своих позиций. И они победили.

   А на отдельных участках девятикилометрового фронта встретились в жестокой схватке с немецкими танками боевые машины 143-го танкового полка подполковника Г И. Бычинского. Уверенно вступили в первый бой танкисты-дальневосточники. Ведомые своим бесстрашным командиром, танкисты метким огнем поражали немецкие машины, шли и на таран, когда кончались снаряды. Смертью героев погибли в этом встречном бою командиры танков Голубев и Захарченко вместе с экипажами. Погибли в этот день и другие танкисты, но вpaг ни на одном участке не прошел. Успешно провели бои наши земляки-танкисты: механик-водитель сержант Михаил Иванович Шульга из с. Ивановки, командир взвода лейтенант П. И. Петров, командир танка старшина П. А. Петроченко из г. Благовещенска.

   Гитлеровское командование, не добившись поставленной задачи, взбешенное неудачей, поспешно создает сильный танковый кулак в районе Михайловщина-Крапивня и рано утром следующего дня бросает его на передний край 107-й танковой дивизии. А перед этим шквал огня обрушился на оборону ее защитников. Немецкие бомбардировщики сбрасывали тонны бомб. На стыке 14-го танкового батальона 143-го танкового полка и 120-го мотострелкового полка противнику удалось вклиниться в оборону соединения. Но вскоре этот прорыв был ликвидирован не только здесь, но и на других участках.

   Бои продолжались, танки противника продолжали атаки. В результате этих боёв на опаленной земле в районе Батурино остались десятки наших и вражеских танков. Но немцы не добились поставленной цели. В этих кровопролитных жестоких схватках они потеряли много техники, живой силы, иссяк их наступательный порыв, и их части перешли к обороне в междуречье Вопь-Вотря-Осотня.

   Гитлеровцы, имея основными опорными пунктами деревни Михайловщина и Якунино, стали поспешно закрепляться у деревни Крапивня. Это основательно им не удалось сделать, так как 24 июля по приказу командования утром 107-я танковая дивизия перешла в решительное наступление и атаковала противника в междуречье Осотня-Вотря. Главный её удар наносился на Крапивню. Наступление танков и мотопехоты поддерживали прославленные подразделения 118-го артиллерийского полка.

   Разгорелся тяжелый танковый бой. Машины вплотную и беспощадно истребляли друг друга. Но натиск танкистов-дальневосточников, подержанный метким огнем батарей 118-го артполка, постоянно усиливался. Немцы были выбиты из Крапивни. Наступающие части стали продвигаться к Михайловщине и Якунино. Противник опять ответил сильной танковой контратакой. Немцам удалось вклиниться в боевые порядки 143-го танкового полка подполковника Г. И. Бычинского. / Г. И. Бычинский похоронен в братской могиле с. Боголюбово Смоленской области/. Но успех немцев был временным. В этом бою хорошо показали себя танки КВ-1 и Т-34.

   Вот два эпизода из этого тяжелого танкового боя. "Командир танковой роты Кукушкин, расстреляв в бою снаряды, приказал механику-водителю: «Семенов, дави гадов!" И послушная в руках старшины Семенова "тридцатичетверка" ринулась на ближайший немецкий танк. Сильный удар в борт, неимоверный скрежет - и завоеватель опрокинут. Появилась такая же цель - и второй немецкий танк разделил участь первого. А на третью машину старшина Селиванов бросил свой Т-34 с какого-то бугра. Вражеский танк был наклонен на левый борт. А "тридцатьчетверка" своей правой половиной наползла на него, да так и застыла на поверженной немецкой машине. Когда после боя заглянули в Т-34, следы крови говорили о том, какой ценой досталась победа". /М Воробьев, В. Усов "За каждый клочок земли» Московский рабочий, 1989г./

   Очевидцем этого эпизода был бывший заместитель командира 14-го танкового батальона 143 танкового полка по технической части Т. И. Чайка, Он участвовал в качестве механика-водителя на танке комбата Н. В. Моргунова в четырех атаках. Он вспоминает: "... Это произошло, когда части 107-й танковой дивизии стали обтекать немецкие позиции на высотах в районе Якунина и Михайловщины. Они форсировали реку Вотря и устремились к деревне Городно. Легкий танк старшего сержанта Георгия Пицкелаури был подбит на немецкой траншее. Фашисты окружили машину, неоднократно предлагали экипажу сдаться, а в ответ раздавался пулеметно-пушечный огонь. Танкисты отбивались до ночи, пока не иссякли боеприпасы. Но врагу так и не сдались. Ночью танк вспыхнул, а в нем три мужских голоса пели Интернационал".

   За четыре дня упорных боев на участке, обороняемой 107-й танковой дивизией, было уничтожено более 700 фашистов, 200 танков и бронемашин. Враг отступил.

   В сводке Советского информбюро от 7 августа 1941 года сообщалось:

   "В упорных боях... энское соединение под руководством т. Домрачева нанесло большой урон 20-й танковой дивизии германской армии. Наше соединение, форсировав реку, перешло в наступление и атаковало позиции немецкой дивизии. Сильный артиллерийский и пулеметный огонь, который вели немцы, не мог задержать наступление нашей части. Вслед за мощным огневым валом шли на врага советские танки. В жестоком танковом сражении немцы потеряли десятки машин, сотни германских солдат погибли под гусеницам тяжелых наших танков, от огня орудий и пулеметов. Сильно пострадали 112-й и 59-й немецкие танковые полки. Части соединений т. Домрачева захватили много техники и снаряжения..."

   За подвиги в первых боях 60 воинов дивизии были награждены орденами и медалями. В начале войны, нужно иметь в виду, награждали не часто. 107-я танковая дивизия, ее воины своим мужеством и отвагой остановили наглого, самоуверенного, сильного врага. Заставили его остановиться, попятиться назад надолго перейти к обороне в трехстах километрах от главной его цели-Москвы.

   В последующие дни, в течение двух месяцев героическое соединение 107-й танковой в составе 30-й армии генерала В. А. Хоменко занимало активную оборону. В структуре ее и командном составе произошли изменения. Дивизия в тяжелых боях потеряла много танков, а в ближайшее время пополнить было нечем. Поэтому 16 сентября 1941 года она была снова преобразована в 107-ю мотострелковую. Тяжело раненого командира дивизии полковника Домрачева Петра Николаевича 31 августа заменил полковник Чанчибадзе Порфирий Георгиевич, командовавший в этом соединении 120-м мотострелковым полком. Этот талантливый, отважный командир замечательно воевал всю Великую Отечественную войну, стал генерал-полковником, Героем Советского Союза, командующим 2-й гвардейской армией. Но для этого надо было пройти всю войну и выжить.

   А пока шли оборонительные бои и иногда в сводке от Советского информбюро можно было услышать по радио и прочитать в газетах: "... энское соединение т. Чанчибадзе в районе... вело бои местного значения…"


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   1-ый гвардейский истребительный авиационный полк

   396-я Хинганская стрелковая дивизия

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Сайт Грабора А.К.