Романюк Николай Иванович О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      73
книги              91
панорамы       58
статьи        9132
фото           8107








Первый литературный портал:



Стихотворение
И вот уж ты во снах ко мне ночами...

Стихотворение
Он был на вид - обычный неврастеник...






Статьи по теме

Культура и спорт



































Радиосериал Амурские волны.
История театра в Приамурье









Романюк Николай Иванович

17 января 2019 г.












   Родился 9 мая 1922 г. в с. Анновка Ивановского района Амурской области. Русский. Окончил начальную школу. Работал на Благовещенском мелькомбинате. В 1941 г. Благовещенским ГВК призван в армию.

   С первых дней войны - на фронте. Участник Московской битвы.

   23 июня 1944 г. в боях за местечко Шумилино и ст. Сиро-тино Витебской области уничтожил со своим отделением до 30 вражеских солдат. Одним из первых переправился через Западную Двину, уничтожил 8 немецких автоматчиков.

   Звание Героя Советского Союза присвоено 22 июля 1944 г.

   Награжден орденами Ленина, Отечественной войны I степени, медалями.

   Демобилизовавшись, вернулся в Благовещенск. Работал машинистом, слесарем на мелькомбинате.

   Умер 10 октября 1995 г.

   

   ПОСЛЕДНИЙ ВЫСТРЕЛ В ЧЕСТЬ ПОБЕДЫ

   ...23 июня 1944 года советские войска начали одну из крупнейших наступательных операций Великой Отечественной войны. 1-й Прибалтийский фронт, взломав сильно укрепленную оборону фашистов на рубеже Витебск - Орша, стал преследовать отступающего противника.

   Целые сутки не умолкая гремел бой. 179-я стрелковая дивизия, прорвав шесть оборонительных рубежей врага, освободив деревню Шумилино и станцию Сиротино, находилась в полукилометре от Западной Двины. Комдив генерал Шкурин размышлял: «Надо немедленно форсировать Двину, захватить плацдарм. Каждый потерянный час немцы используют для укрепления обороны на том берегу. Да-да, форсировать с ходу, без передышки! Это сотни сбереженных жизней».

   ...Личный состав полка, в который спешил комдив, отдыхал. Помощник командира взвода сержант Романюк, набивая магазин автомата патронами, вспомнил о письме. Его принесли вчера, перед самым боем. Читать было некогда, и он, сунув письмо в карман гимнастерки, поспешил к командиру роты. А теперь, вспомнив, достал помятый треугольник. Письмо было от матери:

   «Дорогой сынок Коля! Не знаю, как поступить. Думала вообще не сообщать тебе об этом, но разве скроешь? Петр, твой родной брат, погиб...»

   Дрогнула рука, расплылись строчки. «Не может быть! Ведь ему еще и двадцати нет. А как он рвался на фронт!» И вспомнил Николай Романюк тот жаркий июньский день, когда страшная весть о начале войны докатилась до Благовещенска.

   ...Ровно в 8 утра 23 июня начался объединенный митинг на мель-заводах №№ 2, 3 и 4. Пришел сюда с братом и Николай Романюк, масленщик с мельзавода. Внимательно слушали они взволнованные речи выступавших. А когда шли домой, брат спросил:

   - Коль, а Коль! Как думаешь, меня возьмут?
   - Тебе же всего пятнадцать.
   - Не пятнадцать, а скоро шестнадцать будет!

   Позже родители писали, что ходит Петр в военкомат и добивается отправки на фронт. Добился-таки. И вот его уже нет...

   Николай сидел, опустив на колени недочитанное письмо. «А я вот старший, - думал он, - на фронте с первых дней, а жив». В каких только переделках не приходилось бывать за эти военные годы! Кто поверит, что можно было уцелеть под деревней Семеновка, близ Москвы, когда на том месте, где в 1812 году сражалась батарея Раевского, разгорелся двенадцатидневный бой. Враг рвался к столице. От взрывов рушились гранитные обелиски на могилах героев-куту-зовцев. Но гитлеровцы не прошли.

   Вспомнил Романюк, как сражался его земляк-благовещенец наводчик Федор Чихман, победитель многих армейских спортивных состязаний. Он подбил несколько вражеских танков, метко стреляя из единственного уцелевшего орудия батареи. Романюк тогда корректировал его огонь. Вспомнил, как выстояли они в ту памятную осень.

   А сколько таких эпизодов было за войну! Четырежды он был ранен. Почти весь 1942 год пролежал в госпиталях - с февраля по июль, а потом, после другого ранения, - с августа по декабрь.

   Оторвавшись от воспоминаний, Николай дочитал письмо. В конце мать писала: «Бей их, сынок, крепче! У тебя теперь двойная нагрузка -за себя и за брата».

   Бережно сложив письмо и спрятав его в карман, Романюк принялся чистить автомат. В это время кто-то крикнул: «Комдив!»

   Через минуту рота стояла в строю.

   - Товарищи, - сказал генерал, обращаясь к автоматчикам, - через час с небольшим будем на берегу Западной Двины. У немцев больше нет серьезных рубежей, поэтому они и попытаются задержать нас именно здесь, на реке. Надо с ходу переправиться на тот берег и захватить плацдарм. Надеемся на вас, товарищи!

   Генерал уехал, и тут же началась подготовка к форсированию. Командир роты поручил выполнить эту задачу взводу сержанта Романюка.

   Бойцы стали готовить подручные средства. Они набили соломой плащ-палатки, нашли бревна, доски. Солдаты Уланов и Худоба притащили откуда-то навесные ворота и, привязав их к четырем пустым железным бочкам, соорудили устойчивый плот.

   Наконец взвод готов к переправе. У каждого четыре магазина к автомату и четыре ручные гранаты. Осторожно перенесли переправочные средства к берегу. Романюк приказал всем раздеться до пояса, снять сапоги.

   - Надо причалить вон к тому месту, - указал он на обрывистый участок. - Берег хоть и крутой, но зато корни деревьев там спускаются до самой воды. У пулеметной точки, что стоит на этом месте, ограниченный сектор обстрела. До середины реки она опасна, а дальше - мертвая зона. Я, Бобрышев и Ищенко форсируем реку вплавь. Остальные - на плоту. Выступление по сигналу.

   Бойцы притаились за стеной деревянной постройки, стоявшей у самого берега, и стали ждать. Когда артиллерия обрушила огонь на противоположный берег, а пулеметчики ударили по прибрежному лесу, они бросились к реке.

   Генерал Шкурин внимательно наблюдал в бинокль за действиями взвода. Рядом стояли командиры полка и роты.

   Вот бросился в воду парень с автоматом на шее. За ним еще один. Сразу же начался вражеский обстрел. Пули градом осыпали воду. Но смельчаки плыли прямо на вражеские пулеметы. Первый далеко вырвался вперед. Видно было, что пловец он отличный. Когда пули ложились рядом, он нырял, и все, кто стоял на берегу, затаив дыхание, ждали: «Неужели не вынырнет?» Несколько десятков томительных секунд - и вот автоматчик снова появляется на поверхности, всегда там, где его никто не ожидал увидеть. Так, продолжая все время нырять, он плыл вперед.

   - Молодец! Кто это у вас? - спросил комдив.
   - Помощник командира взвода сержант Николай Иванович Романюк, товарищ генерал, - доложил командир роты. - Неудивительно, что он хороший пловец: он вырос на берегах Амура и Зеи.

   Тем временем Романюк поплыл, почти против течения. Когда до берега осталось метров пятнадцать, он развернулся по течению и нырнул. Секунды шли медленно. «Что случилось, неужели ранен?» -думал генерал.

   - Вот он! - облегченно сказал командир роты.

   Прямо у того места, где корни деревьев спускались к берегу, появилась голова Романюка. Он обернулся и посмотрел на свой берег, на реку. Там под огнем пулемета, который бил над головой, бойцы его взвода вели неуклюжий плот. Иван Ищенко и Петр Бобрышев плыли медленно, но уже вошли в мертвую зону.

   Романюк выбрался на берег, развязал тесемку, которой был стянут у шеи ремень автомата, и стал по корням взбираться наверх. Вот он почти у цели. Держась левой рукой за корень, Романюк достал из кармана гранату, рванул зубами чеку и, размахнувшись, швырнул ее. И тут же покатился с обрыва. За ним следом летела немецкая граната. Она разорвалась у самой воды. Романюк схватился за голову, подполз к воде, достал вторую гранату и положил ее рядом с собой. В это время выплыл второй боец. Он оттащил Романюка в сторону и перевязал его. Когда появился третий, они стали взбираться по круче. Взрывы гранат, автоматные очереди... Но вот плот с остальными бойцами взвода наконец достиг берега. Автоматчики бросились вперед.

   Через сутки Николай Романюк предстал перед генералом и офицерами штаба. В новом обмундировании, с повязкой на голове.

   - Тяжело было переплывать? - спросил комдив.
   - Трудновато, товарищ генерал. Автомат здорово мешал, особенно под водой. А то бы ничего. В детстве я Зею по четыре раза за день переплывал, а она шире.
   - Как действовали на том берегу?

   Выслушав рассказ сержанта, генерал положил руку ему на плечо:
   - Хорошо воюешь, Николай Иванович! Живи сто лет!
   А когда Романюк вышел, приказал командиру полка:
   - Завтра утром мне на подпись представление на Золотую Звезду. - И, помолчав, добавил: - Орел! А ведь двадцать два года только.

   Через месяц, 22 июля 1944 года, Указом Президиума Верховного Совета СССР сержанту Николаю Ивановичу Романюку было присвоено звание Героя Советского Союза.

   В конце войны коммунист Николай Иванович Романюк сделал последний выстрел из автомата, но уже не по врагу, а в честь Великой Победы.

   ...Осень сорок пятого. Полк застыл в строю. Идет митинг. Личный состав провожает ветеранов. Перед строем стоят молодые бойцы - те, кто пришел в полк уже после победы. Звучит команда:

   - Демобилизованным воинам передать оружие!

   Сержант Романюк, чеканя шаг, подходит к шеренге молодых солдат. Перед ним стройный боец. Его серые глаза смотрят не мигая.

   «Такому можно доверить оружие, не подведет», - думает Романюк. Он снимает автомат с груди и на вытянутых руках протягивает новобранцу: «Береги, солдат, оружие, оно принесло нам победу!»

   А. Сергиенко


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   "Амурцы-герои. В трёх томах. Том 1". Автор проекта В.Ф.Саяпин, ред. А.В.Мальцев. - Благовещенск: 2005. ФГУП Издательско-полиграфический комплекс "Приамурье"
   Электронная версия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей