Тяжело было всем О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      30
книги              71
панорамы       58
статьи        5930
фото           6953








Первый литературный портал:



Роман
Роман "Сполохи". Часть 01, Глава 09

Рассказ
Завтра будет коммунизм






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Ветераны ВОВ



















































Тяжело было всем

23 декабря 2019 г.

   Мы не выбираем время, в котором нам жить. Важно не то, что происходит вокруг, а то, насколько в любых обстоятельствах мы способны сохранить в себе человека. Великая Отечественная война была тяжелым испытанием не только для солдат, но и для мирного населения. И все же те, кто может рассказать о ней, вспоминают не только плохое. Жизнь продолжалась и в военные годы. Жилевская Ольга Клементьевна, жительница с. Бысса, родилась в Украине, в Волынской области. Когда началась война ей было всего 6 лет.

   «Для нас война началась с самолетов. Мы, дети, пасли коров. Скотину на пастбище выгоняли затемно, пока доходили до места, одежда отсыревала от росы. Пастбище располагалось на месте военных укреплений, оставшихся со времен Первой мировой войны. Когда стало всходить солнце, мы поднялись на бугор, чтобы погреться. Коровы паслись внизу. И тут появились самолеты. Их было около пятидесяти, и они летели очень низко. Сначала нас оглушил гул моторов, а потом в прямом смысле сдуло с бугра вниз. Когда мы пришли в себя, то обнаружили, что коровы тоже попадали с ног. Через некоторое время прибежали взрослые и забрали нас домой.

   Незадолго до этого рядом с нашей деревней начали строить аэродром. Туда-то и летели немецкие самолеты. Это были не бомбардировщики, аэродром обстреляли из пулеметов. Мирных жителей тоже не тронули. После налета жители нашей деревни ходили туда, чтобы посмотреть, не нужна ли кому-нибудь помощь, но никого не нашли. Это было начало войны.

   У нас в деревне немцев не было, они остановились на железнодорожной станции, которая располагалась на расстоянии семи километров. В деревне были только полицаи, но большинство из них были свои, поэтому сильно они не лютовали. Даже при возможности пытались помочь. Немцы к нам наведывались только за продуктами. Специально еду никто не прятал, но и на глазах продукты не держали. Однажды немцы угнали с пастбища коров, среди которых была и наша. Она была очень смирная, поэтому, когда соседи начали говорить между собой, что их коровы сбегут и вернутся домой, мы молча стояли и плакали. Но она вернулась. Пришла ночью и так тихонько замычала под окном. После этого в лесу сделали загон и скотину пасли только там. Немцы не заходили в лес, потому что боялись партизан.

   В нашей деревне было много евреев. Когда началась война, их всех согнали в гетто (жилые зоны оккупированных территорий, куда немецкие нацисты насильственно перемещали евреев для изоляции от местного населения). Изредка кто-нибудь из охранников выпускал некоторых ночью в деревню.

   К нам ходил один старый еврей. Родители кормили его, давали продукты сами и ходили к соседям. Собранную еду складывали в мешок, чтобы он мог накормить остальных. А потом их расстреляли. В тот день нам всем запретили выходить на улицу, сказав, что того, кто выйдет, тоже убьют. Мы незаметно наблюдали с крыш, как их вели к месту расстрела. Немцы шли по краям колонны с собаками. Двое пробовали сбежать, но их расстреляли на бегу. После казни каждую ночь мужчины незаметно ходили к яме, надеялись найти и спасти выживших. Но немецкие солдаты неделю сторожили яму с автоматами.

   В общем-то, простые солдаты нас не трогали. Лютовали эсэсовцы, особенно когда Красная Армия стала наступать. Боясь, что население возьмется за оружие, они расстреляли многих мужчин. Нас пытался предупредить один из немецких солдат, но никто не знал языка. Потом пришел второй, который говорил по-польски. Этот язык мы понимали. Он все объяснил. Когда их спросили, почему они пытаются помочь, солдаты ответили: «Нам хватало на родине и земли, и хлеба, а нас заставили воевать».

   Первые русские солдаты, которых мы увидели, были в ужасном положении. У них не было ничего. Те, кто остановились у нас в доме, попросили маму сварить картошку в мундирах. Они ели её вместе с кожурой. Нам,, детям, было удивительно – как не чистить картошку? А мама смотрела на них и плакала. Потом шли другие, но у них уже были продукты, хотя они при возможности старались их поменять. В основном просили хлеб. Мы выращивали жито. Жито – это не рожь, колос у него выглядит по-другому. Солдаты меняли пшеничную муку на нашу. Меняли также рис на картошку. Мы не знали, что это за крупа, а солдаты говорили: «Это хорошая крупа, но она нам так надоела!»

   Однажды русские солдаты забрали наших лошадей. Взамен оставили других – низких и мохнатых. Это были монгольские лошади. Подвох обнаружился, когда начались работы в поле. Эти кони ходили только под седлом. Без седока они не двигались с места. Приходилось сажать кого-нибудь верхом, чтобы можно было работать.

   Мы жили в тяжелое время, но несмотря ни на что, пытались помогать друг другу. То, что сейчас происходит в Украине уму непостижимо. Нам было страшно. Но в нас стреляли чужие люди, а теперь свои стреляют в своих».

   

   Т. Жилевская, Корреспондент газеты "Селемджинский Вестник"


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Сайт Газеты "Селемджинский Вестник"