Забытая всеми Слава О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
книги              54
панорамы       58
статьи        5630
фото           6751








Первый литературный портал:



Стихотворение
Бабье лето

Стихотворение
За все те обиды, что я нанесла...






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Исторические статьи






Забытая всеми Слава

23 августа 2019 г.







   Сейчас уже трудно поверить, что в «застойные» советские времена село Слава было одним из самых крупных населенных пунктов Мазановского района. Число жилых дворов здесь достигало 300, а количество жителей переваливало за две тысячи человек. Сейчас на месте бывшей деревни пустырь, бурьян да ямы, оставшиеся от сожженных или вывезенных домов.

   Сейчас в Славе живут, хотя правильнее сказать - существуют, всего 3 человека...

   Я не перестаю рассказывать своим знакомым о селе Слава, откуда были родом мои предки по отцовской линии, о том, в каком месте оно находится, и что добраться туда непросто. И редкий слушатель не переспросит: «Как называется село?», не понимая, откуда такое красивое название, удивляясь тому, что деревня расположена на острове с названием «Славский». До сих пор многие, кто слышал о Славе, мечтают побывать в этих уникальных местах, а те, кому посчастливилось когда-то приехать сюда, не теряют надежды снова посетить красивый живописный край, где почти сто лет человек мирно сосуществовал с абсолютно дикой природой.

   Чтобы попасть в село Слава, необходимо доехать до районного центра - Новокиевского Увала, а затем «отмахать» еще 80 верст до села Новороссийка по направлению к поселку Февральск. Так называемый «Славский» остров расположен в 3 километрах от с. Новороссийка, вниз по реке Селемдже. С одной стороны остров «отсекает» от материка Селемджа, с другой - легендарная горная речка Мамын, издревле считавшаяся чуть ли не самой рыбной в Приамурье.

   История села Слава начинается с середины 17-го века. Как известно, в 1653-1656 годах церковные реформы патриарха Никона привели к расколу в Русской православной церкви, в результате которого от нее отделилось течение старообрядцев. Они не признали внесенные изменения Никона в устоявшиеся веками церковные каноны. На старообрядцев начались гонения, и они вынуждены были мигрировать. В конце 17-го начале 18-го века, спасаясь от преследований, староверы уходили на окраины России, в том числе часть из них поселилась в Румынии. Истории доподлинно неизвестно, кто именно были те русские люди, однако с большей вероятностью можно предположить, что это были донские (кубанские) казаки.

   Известный кубанский историк П. П. Короленко писал: «...1688 год был роковым для многих раскольников Донского края, они старались уйти за пределы российских границ, чтобы избегнуть казней и разорения... С 1740 г. началось постепенное переселение кубанских казаков в устье Дуная, где они образовали несколько крупных поселений: Большие Дунавцы, Малые Дунавцы, Журиловка, Слава Черкасская, Слава Русская и др.».

   Итак, в середине 18-го века часть старообрядцев поселилась на территории современной Румынии, где основала ряд деревень, в том числе село Слава Русская. Откуда пошло название «Слава» доподлинно неизвестно, но можно предположить, что оно было выбрано в честь Великого проСЛАВленного государства российского, т. к. староверы очень почитали свою родину, язык, культуру, историю.

   В селе Слава Русская Тульчинского уезда республики Румыния староверы проживают до сих пор, их около трех тысяч человек. Русских староверов, потомков казаков, в Румынии называют «липоване», т. к. они носили липовые лапти.

   В конце 19 века, после образования Румынского государства, на наших соотечественников, в том числе и старообрядцев, началось давление на национальной почве. Некоторые из староверов решили искать новое место для жизни.

   В начале 20 века несколько «разведчиков»-староверов выехали из Славы Русской в поисках мест для возможного переселения. Вот что рассказывает один из старейших жителей с. Слава Петр Георгиевич Кузьмин: «Один из ходоков - Иван Минаков - добрался до Дальнего Востока. Я слышал от старожил, что Минаков в пути узнал от кого-то, будто недалеко от границы с Китаем есть место, где природа сама обеспечит всем необходимым. Это остров, омываемый двумя реками, в водах которых водится бесчисленное количество рыбы разных пород, в том числе лососевых и осетровых. На острове огромной площадью изобилие озер, лесов, орешников, ягод, грибов, на его просторах обитают дикие животные - козы, косули, лоси, изюбры, кабаны, медведи, лисы, соболи и т. д. Климат по дальневосточному довольно мягкий».

   Естественно, услышав такое, Минаков решил обязательно «чудный остров навестить» и своими глазами увидеть «кисельные реки с молочными берегами». Удивительно, но Минаков нашел-таки остров и убедился в правдивости слов «завербовавшего» его незнакомца, после чего уехал в Славу Русскую и заверил ее жителей в том, что необходимо переехать на остров. Но жители села не сразу поверили Минакову. Тогда он снова отправился в долгий путь на остров вместе с несколькими жителями села, чтобы доказать, что это место - лучшее для переезда. И ему это удалось.

   Примерно в 1908 - 1909 году большая часть жителей Славы Русской, свыше тысячи человек (точное число неизвестно), выехали на Дальний Восток. Надо заметить, что не все они добрались до конечного пункта - значительная часть погибла по дороге: кто умер от болезней, кто от голода и холода (переезд занял несколько месяцев, и зимнее время года оказалось гораздо холоднее, чем в Румынии - многие просто не имели при себе теплой одежды). Тем не менее основное количество переселенцев добралось до заветного острова, которому дали название «Славский». Старообрядцы поселились на берегу реки Селемджи.

   - Мой отец мне часто рассказывал, - делится воспоминаниями один из последних жителей с. Слава Григорий Зуев, - что румынские переселенцы построили первым делом на острове церковь, рыли землянки, начали строить дома. Однако первое же наводнение снесло все постройки. Тогда староверы переселились немного в глубь острова, но на следующий год их опять затопило.

   Несколько лет потребовалось бедным староверам, чтобы окончательно определить место расположения будущего поселка, который наз-вали в честь Славы Русской, убрав из названия последнее слово. Впрочем, места заселения были по всему острову - видимо, люди селились по принципу семейственности (как селились, например, казаки в хуторах на Украине). Кстати, по тому же принципу первые жители Славы распределили (условно) участки территории, лучшие рыболовные и охотничьи места, которые до сих пор носят наз-вания своих владельцев. Это было сделано и для удобства в общении. Так, все знали, что место «Ивана Минакова» на р. Мамын находится в 4 км от села, между местами привалов рыбаков «Улово» и «Старниково», а чуть выше по Мамыну - «Власово», «Кирпичный», «Савкина палатка» и т. д.

   В те времена на территории Мазановского района село Слава стало одним из первых населенных пунктов. Сюда приезжали с разных районов, и не только с Приамурья, но и с Забайкалья и севера страны. Постепенно первые жители «перемешались» с другими переселенцами.

   Во время гражданской войны село Слава также было полигоном боевых действий - здесь проходили сражения большевиков и белогвардейцев, здесь искали революционеров японские интервенты.

   - Мой отец Георгий Михайлович Кузьмин, - рассказывает бывшая жительница с. Слава Татьяна Скалозубова, - был помощником главного революционера области Федора Мухина. Именно отцу Мухин доверил временно укрыть от «белых» свою семью. И он спас семью Мухина, спрятав ее на Славском острове.

   Кстати, Георгий Кузьмин родом из забайкальских казаков. участник Первой мировой войны в звании унтер-офицера, кавалер двух георгиевских крестов, активный соратник Ф. Н. Мухина в годы гражданской войны, он стал впоследствии первым председателем колхоза в Славе.

   В 30 - 40 годах 20-го века в селе началось развитие животноводства, пчеловодства, шла разработка целины - полей, на которых сеяли рожь, овес, гречиху и другие культуры. Были на Славском острове два кирпичных завода. Славу с материком связывал паром, который ходил ежедневно по Селемдже до Новороссийки и обратно. Также туда заходил по пути из Свободного в Норск знаменитый скоростной теплоход «Ракета». Тогда особо не чувствовалось, что Слава как-то отделена от цивилизации - несмотря на то что она расположена на острове, попасть на него было проще простого. К тому же практически у каждого взрослого жителя села была моторная лодка, стоящая на фамильном извозе в протоке Селемджи.

   С восхищением рассказывает о тех временах коренной житель Славы Владимир Ефремов:

   - В Славе были школа, молодежный клуб, магазин, больница, почта, аптека, кинотеатр. Люди в основном занимались крестьянским трудом: работали на полях, на фермах. Значительную часть урожая зерновых всего Мазановского района давала именно Слава. Здесь жили одни из лучших профессиональных охотников Амурской области. Была своя подстанция, зерновые дворы, много пчелиных пасек. Каждый сельчанин держал по две-три коровы, коней, свиней, кур и т. д. Некоторые жители работали на Гари, где на р. Мамын мыли золотой песок. Жители были людьми самодостаточными, могли себя прокормить и без денег. Так, каждая семья пекла хлеб в русской печи. Земля в Славе очень плодоносная, урожаи были гораздо лучше, чем в той же Новороссийке за речкой. Так как все коренные жители были староверы, ни о каких абортах речи не было: семьи были многодетные, в каждой в среднем от 5 до 12 детей. У меня, например, было 4 брата и одна сестра.

   Пейзажи в селе и впрямь колоритные: равнина сочетается с сопками, много рек, озер. Без рыбы и дикого мяса в Славе жили разве что совсем ленивые. Здесь не считалось особенным поймать, например, за день 50 - 100 кг карасей. За «бешеной» ловлей сюда приезжали рыбаки со всех районов области, каждый из которых пытался завести знакомство со «славскими», чтобы получить проводника по рыбным и охотничьим местам. Гостей собиралось каждое лето не меньше, чем было самих жителей. Большей частью это были внуки старожил.

   - Часто бывало, - вспоминает житель с. Новороссийка Иван Довженко, - что в нашем поселке идет дождь, ливень или бушует ураган, а в Славе, до которой всего 3 км, в это время солнце светит. Воздух там совсем иной: очень чистый, свежий, «вкусный». Вода в Славе лучше минеральной жажду утоляет. А разнотравье такое, что из Новороссийки до сих пор туда многие ездят косить сено. Почти все, кто перевез своих пчел в Новороссийку, вынуждены были отказаться от их дальнейшего разведения - пчелы не хотят работать на материке, им здесь травы мало, меда они почти не приносят.

   Со временем настоящие староверы в Славе умерли. Их потомки, приспосабливаясь к современной жизни, под давлением коммунистического атеистического строя уже не были столь религиозны. К тому же случавшиеся браки между «старообрядцами» и простыми советскими гражданами свели практически на нет культуру и веру раскольников.

   Экономическая стабильность в Славе продолжалась до конца 80-х годов. С развитием рыночных отношений почему-то стало невыгодно содержать фермы, сеять зерновые, разводить пчел. Вскоре закрыли школу, и жителям пришлось ежедневно отправлять своих детей в школу в Новороссийку. Положение резко ухудшилось, когда в поселок перестал ходить паром. Начались перебои со светом, отрезали телефонную связь. Природные запасы рыбы и мяса на острове уменьшились по причине, прежде всего, их массового истребления браконьерами, а также загрязнения вод Мамына и Селемджи драгами золотарей. В социально-экономическом смысле Слава стала резко отдаляться от материка. Люди, особенно молодежь, не видя никаких перспектив, стали постепенно уезжать с острова. Точкой кипения стало закрытие в начале 90-х годов единственного славского магазина. На тот момент в селе оставалось уже не более 50 человек. Ресурсы Славского острова - и человеческие, и природные - были истощены.

   Рассказывает представитель молодого поколения Славы, одним из последних уехавший с острова, Алексей Ефремов:

   - Слава умирала очень быстро, буквально за три-четыре года ее население сократилось в несколько раз. Когда закрыли магазин, то единственным ближайшим местом, где можно было что-то купить, осталась Новороссийка. Но туда надо было еще как-то попасть. Лодок почти не осталось, да и стоимость поездки на ней была ощутимой - цена бензина резко возросла, купить его было негде. В общем, жить в Славе стало невероятно тяжело. При такой ситуации, естественно, брошенный властями поселок не мог выжить, дни его были сочтены.

   В середине 90-х годов в Славе оставалось около 20 - 30 человек, в основном старики, доживавшие свой век. Они не хотели уезжать с острова - уж очень дорого было им это место. Однако жизнь престарелого человека, нуждающегося в постоянной медицинской помощи, в заброшенном поселке на острове могла стоить ему жизни. В итоге все, кто мог, уехали со Славского острова. В основном люди перебрались в Новороссийку, где им пришлось покупать дома, а свои владения в Славе бросить - они теперь годились разве что на дачи. Впрочем, кто имел возможность, разобрал и вывез свой дом на материк. Остальные усадьбы заросли бурьяном и в итоге сгорели.

   Сейчас в поселке остались два ветхих домишка. В них последние несколько лет живут три человека, которым некуда деться с острова: нет денег и жилья на материке. Несколько раз в месяц они пешком ходят в Новороссийку, переплавляясь через Селемджу на резиновой залатанной лодке. Получив там пенсию, отовариваются в местном магазине и сплавляются вниз по Селемдже в родное село. Чтобы как-то выживать, «оставшиеся в живых» ловят рыбу и продают ее новороссийским, которые с удовольствием покупают натуральный продукт, т. к. на материке что-то поймать практически невозможно - не рыбное место.

   Последний раз мы с друзьями детства были на Славском острове в июле этого года, куда до сих пор ежегодно ездим рыбачить и отдыхать от города. Смотря на сегодняшнюю Славу, сопоставляя картинку с тем, что помню с детства, когда проводил здесь каждое лето в гостях у деда, не верю, что это одно и то же место. Следов человека почти не осталось. Удивительно, насколько богата и интересна история возникновения и развития поселка, сколько здесь жило и работало людей. Но сохранить достижения наших предков мы не сумели. Тайга отвоевала у человека свое господство над Славским островом. И единственное место, куда будут приезжать потомки румынских староверов, - кладбище, количество «жителей» которого никогда не убавится, а наоборот, - ведь те старики, которые были вынуждены покинуть остров, хотят, чтобы после смерти их тела обрели покой именно в Славе...

   

   Роман Кузьмин. Благовещенск.


   Дополнительно по данной теме можно почитать: