Хунхузы в Приамурье О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
книги              54
панорамы       58
статьи        5578
фото           6589








Первый литературный портал:



Стихотворение
Отгремела канонада...

Стихотворение
Нет времени выбирать слова...






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Исторические статьи






Хунхузы в Приамурье

   В 1920-е годы милиция и уголовный розыск Дальнего Востока вели активную борьбу с хунхузничеством, которое рассматривалось в качестве особого вида бандитизма.

   Этот вид преступности, свойственный только Дальневосточному региону, имел некоторые особенности: хунхузы были хорошо вооружены и многочисленны.

   Они действовали особенно активно в Маньчжурии, а также в приграничных районах русского Дальнего Востока. Хунхузничество было опасно еще и тем, что порождало другие виды преступлений - грабежи, контрабанду, опиекурение. Кроме того, притоны опиекурения, азартных игр, проституции поощрялись, так как являлись одной из доходных статей правительства.

   Хунхузничество как особый вид бандитизма условно подразделялся на внешний, формировавшийся на территории Китая, и внутренний, «рожденный» в пределах русской части Дальнего Востока. Внутреннее хунхузничество формировалось, как правило, в период непосредственного сбора опиума, корня женьшеня и окончания сезона на золотых приисках.

   Главными объектами деятельности хунхузов были золотые прииски, где даже пытали рабочих и служащих, чтобы заставить их указать местонахождение золота. Ради выкупа практиковался также и увод граждан. 17 апреля 1922 года большая вооруженная группа хунхузов напала на прииск Некля, разграбила контору, забрав большое количество золота. Оказав вооруженное сопротивление работникам милиции, сожгла их служебное помещение. Во время перестрелки были убиты управляющий прииском Наневич, фельдшер Голанд, волостной милиционер Иванов.

   В Амурской области нападения на прииски неоднократно осуществлялись бандой под командованием Фу И. В конце 1922 года в Дальревком поступила шифровка, посланная Амурским губкомом РКП(б): «В районе села Малая Тыгда объявилась крупная хунхузническая группировка силой до батальона. Возглавляет ее Фу И - хунхуз опытный, бывалый, хорошо знакомый амурцам по предыдущим рейдам на прииски». В шифровке предлагалось для ликвидации банды сформировать специальный эскадрон, который вскоре был направлен в район действия банды.

   Однако разгромить банду не удалось: сломив сопротивление небольшой группы милиционеров и чоновцев и ограбив село Овсянка, банда ушла в тайгу. Не дожидаясь прибытия специального эскадрона для борьбы с бандой, Амурский губком РКП(б) сформировал ЧОН и сводный отряд зейской милиции. Общее руководство операцией было возложено на начальника Зейской уездной милиции Георгия Владимировича Зацермана. Но окончательный разгром банды состоялся через год при переправе через реку Гилюй.

   Убыток в 30 тысяч рублей был нанесен в результате ограбления в 1925 году прииска «Дамбуки» Свободненского уезда Амурской губернии. Здесь банда в 50 хунхузов ограбила банк, кооператив, лавки частных торговцев и, забрав восемь лошадей, ушла в тайгу. В том же году хунхузами были ограблены прииски «Нюкжа», «Малая Тыгда», «Теликан», касса «Дальзолота» и кооператив в поселке Теликан на 4 тысячи рублей.

   В ночь на 18 января 1925 года шайка вооруженных хунхузов в количестве до 150 человек напала на село Доброе Завитинского уезда Амурской губернии. Преступники похитили у крестьян 53 лошади и награбили имущества на 11 тысяч рублей.

   В качестве «профилактических мер» приискового бандитизма руководство области считало необходимым организовать ведомственную милицию. Предполагалось, что ее содержание обойдется не дороже ценностей, попадающих в руки грабителей.

   В некоторых местах местные жители не в силах бороться с хунхузами были вынуждены платить им дань. Боясь репрессий со стороны хунхузов, население никогда ничего не сообщало. Это затрудняло борьбу, хотя в целом численность хунхузов достигала десятки тысяч человек. Так, на участке китайско-русской границы Хунчунь - Пограничная, протяженностью в 200 километров, в 1920 - 1922 годах постоянно находилось более 11 тысяч хунхузов.

   Деятельность этих банд носила преимущественно уголовный характер. Были случаи, когда хунхузы убивали должностных лиц, брали в плен и расстреливали людей, грабили сельские комитеты и сельсоветы. Но даже в тех случаях, когда во главе банд стояли белые эмигранты, борьба с представителями власти была лишь попутным делом. Основная же цель - грабеж, разбой и убийства. Из доклада старшего милиционера Горнова стало известно о нападении 21 февраля 1924 года на село Жариково отряда китайских хунхузов. Ими было убито девять человек, сожжено девять домов в поселке Комиссаровский, уведено 200 лошадей.

   Весной и осенью во время сева и сбора мака хунхузничество резко усиливалось. Все попадавшиеся им на пути поселки хунхузы разрушали...

   У крестьян китайские бандиты отбирали имущество, угоняли табуны лошадей, убивали мирных жителей, пытавшихся помешать грабежу. Многочисленные материалы судебных процессов свидетельствуют о страшных истязаниях, которым подвергались местные жители: ножевые, колотые и резаные раны, вбивание гвоздей под ногти, пытки огнем, отрезание ушей, переломы костей.

   Необходимую помощь милиции при ликвидации наиболее опасных хунхузских банд оказывали органы ГПУ. Губернские, городские и уездные управления милиции создавали специальные отряды и оперативные группы. Однако и в этом случае не исключалась оперативная работа уголовного розыска. Например, банду хунхузов, оперирующую в начале 20-х годов в бассейне реки Чертановки, самостоятельно ликвидировал именно угро.

   В октябре 1924 года в район села Прокопьевка был послан небольшой отряд под руководством младшего милиционера Иванова, который преследовал банду в направлении китайской границы. Во время перестрелки был ранен один из преступников. Унося раненого, хунхузы скрылись в корейском поселке, где бандиты переоделись. Однако Иванов захватил полушубок раненого бандита, пробитый пулей. Он стал опрашивать женщин, живущих в корейских фанзах. Одна из женщин узнала полушубок мужа. Узнав, где находится фанза, милиционер обнаружил в ней и раненого бандита.

   Наряду с ликвидацией бандитских группировок, в отношении хунхузов применялась и другая тактика. Учитывая то обстоятельство, что китайское население само заинтересовано в ликвидации хунхузских шаек, было разрешено создавать при китайских обществах особые команды китайских милиционеров, существующие на средства самого общества.

   Практиковалась высылка китайцев, не имеющих определенных занятий, за пределы Приамурья. Для выяснения численности хунхузских банд, их внутреннего строения и ближайших намерений, в пограничных селах были организованы ячейки «охотников», которые собирали необходимые сведения для милиции.

   После проведения этой подготовительной работы в глухих таежных местах, на путях возможного продвижения хунхузов, оборудовались специальные базы, где укрывались работники милиции вместе с местными «охотниками». В бою с хунхузами, которые по численности всегда превышали отряды милиции, небольшие истребительные группы постоянно добивались успехов. Так, к концу осени 1925 года таким путем было ликвидировано 11 банд, взято в плен более 90 хунхузов. По опыту работы нашего уголовного розыска на Дальнем Востоке, главным образом в сельской местности, в 1926 - 1927 годах были созданы особые секретные отделы, не дублирующие функции волостной милиции.

   В период подготовки и проведения работ по новому районированию Дальневосточного края, в 1926 году по требованию НКВД Дальревком разработал план борьбы с хунхузничеством. На местах разрабатывались аналогичные областные и районные планы. Тщательно изучались районы, где находились постоянные и временные базы бандитских формирований. Выявлялись не только преступные элементы в сельской местности, имевшие связи с бандами, но и различные притоны, таежные тропинки, по которым двигались банды, охотничьи зимовья.

   Однако планомерную работу милиции и уголовного розыска по борьбе с преступностью сдерживало многое: отсутствие достаточных средств, малочисленность сотрудников, низкая квалификация кадрового состава, а главное -организованность хунхузских формирований. Те имели развитую секретную сеть, которая своевременно уведомляла обо всех передвижениях сводных отрядов. Потому многие детально разработанные операции милиции и уголовного розыска зачастую заканчивались безрезультатно.

   Подводя итоги деятельности милиции Дальнего Востока по борьбе с бандитизмом, первый краевой съезд Советов Дальнего Востока в марте 1926 года отмечал: «Нужна была большая работа, чтобы изжить бандитизм на теле Дальневосточного края, чтобы дать возможность строить нормальную жизнь рабочих и крестьян. С этой задачей мы справились. В крае нет ни одной сколько-нибудь значительной банды. Есть только отдельные уголовные элементы, уголовные бандочки в 3 - 4 человека».

   

   Евгений Гамерман. Благовещенск.


   Дополнительно по данной теме можно почитать: