Наводнение 1984 года в Амурской области О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      69
книги              71
панорамы       58
статьи        6569
фото           7144








Первый литературный портал:



Стихотворение
Давай, когда взойдёт луна...

Стихотворение
Я очень светлый и хороший человек?...






Статьи по теме

География Приамурья
















Статьи по теме

Водные объекты области
















Наводнение в Амурской области 1984 года
Всё решали секунды

07 декабря 2019 г.

    На главную страницу - Наводнение в Амурской области 1984 года

    

    На север Амурской области обрушился ливень большой силы. Крохотные ручейки превратились местами в бурные реки,, выплеснувшиеся из берегов, они смывали на своем пути деревья и строения, разрушали дороги. Неподалеку от Тынды, у станции Могот, подмыло один из устоев трехпролетного железнодорожного моста. А на мост выходил поезд, следовавший из Беркакита в Сковородино...

    Сегодня здесь мало что напоминает о случившемся. По дну ложбины, называемой местными жителями Сухой дол, мирно булькает меж камней угомонившийся ручеек. Искореженный тепловоз и два разбитых почтовых вагона лежат на галечнике поодаль от моста, куда их оттащили мощными тягачами. А сам мост? По нему снова идут поезда. Правда, пока что на малой скорости: ведь взамен упавшего пролета временно уложен ремонтный пакет, да и опора еще не капитальная. Но все это, как резонно заметил главный инженер мостоотряда № 43 Н. Свалов, с которым мы ездили к месту аварии, — дело поправимое.

    Важно, что $малый БАМ», как и прежде, несет на своих плечах пассажирские поезда, тяжеловесные составы с углем и лесом, а главное — что происшествие у станции Могот не имело трагических последствий. Подчеркнем это: пассажиры живы и невредимы. Уцелели, к счастью, и те, кто был в разбившемся тепловозе.

    Что же произошло в ту ненастную ночь? Вот справка Тындинской метеостанции: «За четыре часа выпало 116,4 мм осадков, месячная норма 112 мм». В Сухом доле паводок тащил коряги, сушняк, деревья. Перед железнодорожным мостом находился немудрящий бревенчатый переезд для машин. Тут-то и образовался затор, перегородивший поток. Быстро поднимавшаяся вода заполнила долину и устремилась в обход этой преграды, ударив в насыпь, защищающую устои моста. А ливень продолжался, все усиливая яростную мощь потока...

    Рассказывает машинист Василий Матвеевич Мазур:

    — Мы шли точно по графику. На разъезде имени Рихарда Зорге (это 18 км до Могота) надо было разминуться со встречным грузовым составом, который вел молодой машинист Сережа Рогов. Постояли, дали Сереже запасную лампу для прожектора. Проводили его, по рации сообщили, что состав у него в порядке; он нам тоже передал, что наш поезд в полной исправности: машинисты всегда при встречах обмениваются такой информацией. Пожелали друг другу счастливого пути.

    Понимаете, Серега-то шел от Могота и только что пересек тот мост, но ничего особенного не заметил. Идем к Моготу, набираем ход. Этот участок проходим обычно на скорости 70 км. А за стеклом, вижу, и дождь хлещет, и молнии сверкают, и даже вроде бы туман поднимается. Я еще подумал тогда, что после рейса надо бы в лес махнуть — не пойдут ли грибы? Но тут меня что-то насторожило. «Саня, — говорю помощнику, — не вижу предупредительного». «И я не вижу». Перед каждой станцией есть входной светофор, а перед ним — предвходной, или предупредительный. Он-то и не горел, в чем мы убедились, поравнявшись с мачтой светофора. Почему он не горит, гадать я не стал. И начал служебное торможение, то есть не экстренное, а постепенное — не красный же свет. Только хотел сообщить про светофор, как дежурная по станции Могот Галя Мациезская сама вызывает. Маршрут приема готов., входной сигнал открыт. А я уже и сам- из-за поворота вижу желтый входной. Значит, все в порядке — отпускаю тормоза. Тут уж и мост высветило прожектором. И вдруг меня аж в пот бросило...

    Сразу и не понял, что произошло, но впереди не было какой-то привычной симметрии — симметрии мостовых перил, рельсов. Перед самым мостом вроде провал темнел... Врубил экстренное торможение, подачу песка под колеса, навалился на прямодействующий тормоз. Крикнул помощнику: «Держись, Сань!» — и заглушил заднюю секцию тепловоза: чтобы в случае чего не загорелись да вагоны не запалила.

    В тот момент нас начало сильно бросать: въехали на размытую часть насыпи. Кое-как поймал я рычажок выключения топливного насоса, и тут всё — полетели... Это я теперь соображаю, что в тот момент тепловоз сорвался с моста. А тогда помню только страшный грохот и скрежет. А потом будто ударила тишина. И вода бурлит, откуда-то сверху льется в кабину...

    Произошло это, по документам, в 1.40 ночи. А в 1.45 дежурный диспетчер Тындинского отделения дороги уже поднял телефонным звонком заместителя начальника Байкало-Амурской железной дороги С. Гукова.

    Рассказывает Сергей Викторович Гуков:

    — Мне сообщили: под пассажирским поездом обвалился мост. Сами понимаете, что это означает. Я поднял медиков, и на Могот помчались пять машин скорой помощи. Впрочем, слово «помчались» тут не подходит: дождь шел стеной, дорогу размыло, и 70 км до Могота мы преодолевали часа два. Страшную картину увидел я на месте аварии. Тепловоз, рухнувший с 6-метровой высоты, почти весь погрузился в воду, как и два почтовых вагона. Багажный встал «на попа». Поток грохочет — не перебраться. Приглядываюсь: все семь пассажирских вагонов наверху, замерли прямо на краю осевшего мостового пролета. А люди, примечаю, у вагонов спокойные. Ни криков, ни суеты. У меня отлегло от сердца. Не всегда удается противостоять стихии, однако можно сказать со всей определенностью, что действия машиниста В. Мазура и его помощника А. Рахимд-жанова заслуживают самых высоких похвал. Если бы они хоть на мгновение растерялись, не приняли всех мер к остановке поезда, могло бы случиться непоправимое...

    Тревожным звонком был поднят в ту ночь и управляющий мостотрестом № 10 Л. Блинков. На рассвете он был уже на станции Могот вместе с начальником Тындинского отделения СКБ Главмосстроя В. Пенкиным, которому было поручено возглавить работы по восстановлению движения через мост. Сюда же были направлены опытные специалисты-мостовики А. Алексеев, Б. Артемьев, С. Буланый, М. Долженко, М. Евдокимов, В. Захарченко, А. Резука. Совместными усилиями железнодорожников и мостостроителей движение поездов на линии Тын-да — Беркакит удалось восстановить через четыре дня после аварии.

    Особо хотим сказать о мужественном человеке, который спас бригаду тепловоза. Это был гражданин дружественной соседней страны, Корейской Народно-Демократической Республики, — Ким Ен Хо, который вместе с группой своих соотечественников работает в одном из леспромхозов неподалеку от станции Могот. Он видел, как произошла авария, и не раздумывая бросился на помощь. В одном из крайних домов поселка попросил простыни, связал их и бросил конец в кабину тепловоза, торчащего из воды. Но машинист, у которого были поранены руки, не смог поймать спасительный «буксир». Тогда Ким Ен Хо кинулся в бурлящий поток, вплавь добрался до тепловоза, обвязал простынями и вытащил через окно помощника машиниста, который уже не мог двигаться сам, и переправил его на берег. Потом помог и машинисту. Оба на дрезине были немедленно доставлены в больницу.

    Все завершилось относительно благополучно. Но этот факт, кроме понятных всем добрых чувств, порождает и серьезные вопросы. Те громадные районы, которые нам сегодня открывает БАМ, с их порой буйными реками, ливнями и грозами — районы, где природа раз за разом словно бы показывает нам свою неукрощенную силу, требуют создания совершенно особой, тоже сверхмощной и сверхоперативной службы предупреждения подобных стихийных явлений. Эта проблема заслуживает самого неотложного и серьезного внимания.

    

    Комментарий первого секретаря Тындинского горкома партии Ю. А. Есаулкова:

    — Четверо с половиной суток шли восстановительные работы на мосту. Именно суток: напряженная трудовая вахта не прекращалась ни на минуту. Чтобы не прерывалось пассажирское движение, мы организовали движение автопоезда. Со стороны Якутии пассажиров на поезде доставляли до станции Нагорная, дальше, в Тынду, они следовали на автобусах. И наоборот. Ежедневно на этом было задействовано 10—13 машин.

    В сложном положении оказались строительные подразделения, расположенные в Нерюнгри. Они испытывали нехватку топлива, цемента. Совместными усилиями двух горкомов партии — нашего и Нерюнгринского — удалось успешно решить и этот вопрос. Из Тынды на север, в Якутскую АССР, грузы шли без задержки — опять же частью автомобильным транспортом. Специалистов, рабочих к месту аварии доставляли на вертолетах. Был четко определен объем работ, каждый хорошо знал круг своих обязанностей. И уже через считанные дни (на ликвидацию аварии отводилось больше времени) движение на трассе БАМа было восстановлено, грузы без задержки пошли потребителям.

    

    А. ЕЖЕЛЕВ, В. СУХАЧЕВСКИИ, корреспонденты выездной редакции «Известий»


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   река Амур

   река Зея

   Наводнение 1984 года в Благовещенске

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   "Сильнее стихии". - Хабаровское книжное издательство, Амурское отделение. Благовещенск, 1984 г.
   Электронный вариант - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей