город Тында О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6743
фото           7264








Первый литературный портал:



Рассказ
Магическая фраза

Сказки для взрослых
Мечтания






























Время меняло облик посёлка

29 марта 2021 г.

   На страницу г.Тында

   

   Свои воспоминания Алексей Иннокентьевич Лыткин опубликовал на страницах газеты «Авангард» 14.09.95 года. Вот его рассказ:

   

   - Вообще-то, могло бы получиться так, что Тында и не стала бы столицей БАМа. В шестьдесят девятом году в Нагорном высадилась изыскательская партия Льва Новикова из института «Мосгипротранс». Проектировщики и изыскатели искали вариант хода от Усть-Нюкжи до Золотинки. Через два года, когда просчитали все варианты трассы, решили все-таки вернуться к более экономичному довоенному варианту - от Усть-Нюкжи до Тындинского.

   В 1971 году изыскатели перебазировались в поселок, а вслед за ними, перебрались в Тындинский и мы с женой Капитолиной Ивановной. Захотелось и нам на шестом десятке стать настоящими бамовцами. Мы вообще-то помнили, что в тридцатые годы и позднее это слово имело совсем другое значение, не такое, какое оно приобрело в семидесятых. Помню огромные колонны заключенных, которых гоняли каждый день в Большой Невер на строительство вторых путей Транссиба. В Невер я приехал в 1933 году вместе с родителями не принявшими «прелестей» коллективизации в Тулунском районе Иркутской области. В памяти навсегда отложились негативные моменты той жизни, особенно волны «кировцев», подозреваемых в убийстве Кирова, «зиновьевцев» и, просто, врагов народа. Гнали их сначала по АЯМу в распределительный лагерь «Бушуйка», что в 12 километрах от Невера. Отсюда бывших интеллигентов, крестьян, рабочих, военспецов выхватывал ненасытный Молох Бамлага.

   Судьба хранила меня: не попал я ни в «бамовцы», ни в охранники. После окончания Сковородинского педагогического училища меня призвали в армию. Шла война, но мой резервный 536 авиаполк все четыре года войны простоял на границе у озера Хасан. Потом началась трехнедельная война с Японией, которую закончил в городе Муданьцзяне.

   В конце 1945 года демобилизовавшись, приехал работать учителем начальных классов в село Средняя Нюкжа. Сейчас этого села нет на карте, а в те годы это был районный центр со всеми органами власти, даже районная газета выходила. Но в 1950 году два района – Нюкжинский и Джелтулакский – объединились, и Средняя Нюкжа быстро захирела. Тогда я перешел работать в Усть-Нюкжинскую семилетнюю школу. Возглавил там педагогический коллектив.

   В то лето довелось мне сопровождать детей оленеводов в только что открывшийся в селе Первомайском интернат. Выехали из Усть-Нюкжи большим караваном: впереди три проводника с десятью грузовыми оленями, следом – 35 детей, каждый на своем олене и я - замыкающий караван. За десять дней без особых приключений одолели отроги Станового хребта и вышли к Золотинке. Тут уже проблемы решались попроще, договорились с попутками и за четыре часа доехали до Тындинского.

   Поселок поразил меня тогда своим размахом. Сейчас это кажется смешным – ну какой может быть размах у Тынды 50-х годов? Но я помнил Тындинский еще с 1936 года, когда в первый раз проезжал через него в пионерский лагерь «Лапри». Тогда весь поселок состоял из одной улицы, протянувшейся вдоль Амуро-Якутского тракта от моста через реку до гаража «Аямтрансзолота». Напротив гаража действовала шоферская столовая (потом в ней располагалась районная прокуратура). У моста была небольшая электростанция. Чуть выше электростанции - смешанный магазинчик. Рельсы БАМа, протянувшегося в 1937 году, все-таки успели дать крошечному поселку толчок к развитию, который не погасили даже военные годы. В том же 37-м году в Тынде вышел первый номер районной газеты «Авангард». Начали строить деревянные двухквартирные дома, которые и поныне стоят на улице Верхне-Набережной. Появлялись новые улицы. Сама история застывала в названиях улиц: 2-я пятилетка, семилетка и т. д.

   После 1953 года потянуло меня на новые места – прииск имени Кирова, Соловьевск, Стрелка. И все-таки Тында манила к себе. В 1972 году купили мы крепкий дом с небольшим участком на берегу Тынды. Я стал работать инспектором отдела кадров СМП-868. Наступление нового города не зацепило старый поселок. Верхне-Набережная оставалась нетронутой. Старожилы продолжали разводить коров и коз, кормились овощами, выращенными на своих участках. Им жаль было крушить устоявшийся быт, тихие, утопающие в черемуховом цвете, уголки, сохраненные еще с 30-40-х годов. Но время делало свое дело. Поселок, прощаясь с прошлым, готовился подняться в небо…

   

   Шестак Иван


   Дополнительно по данной теме можно почитать: