село Сергеевка О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      54
книги              71
панорамы       58
статьи        6266
фото           7040








Первый литературный портал:



Стихотворение
Растают тени...

Рассказ
Сказки для взрослых. Морщины







































село Сергеевка

23 декабря 2019 г.

   Село Сергеевка Сергеевского сельского совета Благовещенского района Амурской области

   Координаты:

   Код ОКАТО:

   Почтовые индексы:

   Телефонный код: +7 4162

   

   Дополнительно по истории села можно прочитать:
   Сергеевка была манчжурской Эсули?

   Репрессированные из села Сергеевка

   Маньчжурский минеральный источник

   

   Считается, что село Сергеевка основано в 1864 г. выходцами из Самарской губернии (данные А.В. Кириллова). В 1890 г. несколько молоканских семей выселились из Сергеевки в Благовещенск [01]. Однако судя по «Описанию 20-ти семей первых переселенцев на Амуре», составленному крестьянином села Сергеевки Николаем Ивановичем Решетовым, первые жители появились на этом месте раньше 1864 г. и родом они были из Томской губернии. Вот о чем повествует этот исторический источник: «В 1862 году по вызову Его Императорского Величества мы пошли из Томской губернии на Амур на свои собственные средства. Казна нам ни в чем не помогала, кроме того, что лишь только снабдила открытым предписанием для свободного проезда на перевозах. Вот и пришлось нам ехать на своих собственных лошадях; так что более шли пешком, босые не только мужчины, женщины, но даже взрослые дети. Сидели только малые дети и больные, которые не в состоянии были идти пешком. На пути у нас многие продавали одежду и покупали пищу и так мы шли до Читы. В Чите нам выдали вспомоществование по 20 рублей на семью, с возвратом, что мы и сделали. В Чите нам пришлось опять продавать свое имущество, начиная от лошадей и кончая одеждой и покупать лес для паромов, когда спаромили лес, наделали плоты, нагрузили свои пожитки, наняли лоцманов и оправились в путь-дорогу водным путем, а у некоторых не хватало средств нанять лоцмана, то и поплыли одни надеясь на Божью волю, рискуя своей жизнью. Плыть пришлось очень трудно, так что во время пути не осталось и шкуры на руках, потому что фарватер не знали, по большим рекам не ездили и поэтому чуть ли не каждом перекате сидели. А все-таки бились вперед, думая не опоздать бы и не зазимовать в пустом месте без жилья. Во время пути хватили и голоду и холоду, думая, доплывем до города и поправим свое состояние.

   Когда пришли в город Благовещенск, то вышло наоборот. Город в то время представлял из себя самую бедную деревушку, где и пришлось нам питаться китайскими растениями: как-то картофелем, бобами, горохом и т.д.; буду (китайское просо. - КБ.) толкли в ступах и пекли хлеб и это все что возможное было купить у китайцев с великим трудом, так как они в бумажных деньгах ничего не понимали. Давай им, например, за один пуд буды 10 рублей, бумажку не берут, только брали серебряною и золотою монетой, которых, к сожалению, достать было негде. В городе Благовещенске в то время разменной кассы не было и никаких переводных учреждений то же не было, поэтому нам приходилось доставать помощь с места своего жительства от родных, которую и получали через год, так как почтовых операций почти не было.

   Немного пожили в городе; кто остался на месте, а некоторые поехали искать место под пашню, с тем, чтобы поселиться деревнею - облюбовали, где и живем в настоящее время. Наименовали его Сергеевкой. Когда возвратились, начали собираться ехать; наладили свои старинные сохи, погрузили на телеги со всем своим скарбом и тронулись в путь бездорожно. Ехали так до первого ключика и стали искать переезда, нашли, поехали и утонули и давай выгружать и вытаскивать на себе как лошадей, так и пожитки, а таких ключиков до Сергеевки очень много.

   Так друзья засельщики и ехали до назначенного своего места восемь дней, то есть по семи с половиной верст в день и не осталось у них на плечах ни одежды, ни шкуры. Потом начали пахать, к сожалению, наши сохи оказались неудобными для распашки целины; начали делать плуга покрепче, наладили, стали пахать. Но для этого понадобилось от шести до восьми лошадей в один плуг впрягать, тогда начали компанировать хозяина четыре или пять и лишь после этого пошла работа. Кто пашет, кто корчует. Кончивши пашню начали строить жилые помещения из земли и дерева и в этом был недостаток - для окон стекла не было и взять было негде, потому торговли было очень мало. Хомина баржа приходила из Читы один раз в год, потом была Чудинская компания и ничего не хватало и поэтому пришлось делать окна вместо стекла из скотской требухи. После этого занялись устройством дорог и постройкой мостов, которые и по сие время идут на наш счет. Потом пришло время боронить и опять нехватки; железа для боронных зубьев нет, да и кузницы были только две - Решетина и Дондина. Железо стали доставать из Николаевска, потому что там устраивался порт. Когда пошли из порта пароходы на Амур и Корсаков, то стало лучше доставать железо. Потом нарезали нам участок, также впоследствии оказался неудачным.

   На другой год начали пахать, сеять и косить и во всем терпели недостаток; не хватало семян и земледельческих орудий и взять было негде; начали строить дома и тут нехватки: нет гвоздей, петлей, стекла и вообще никакой домашней утвари. Начали делать сами кирпичи, стали лепить горшки и разную бондарную посуду, потому что первые наши поселенцы наполовину были мастера и кустари. Многие ходили в город на заработки, но работы были очень дешевы, так что только зарабатывали дневное пропитание, а именно, плотники от 50 копеек до 60 копеек в день; пилка от 3 до 5 копеек за сажень; косили от 30 до 50 копеек в день, жали от 6 до 8 копеек за десятину. Косили на отряд от 10 до 15 рублей за 100 копен сена, и все это на своем содержании. И так прошло года три или четыре, стало лучше. А в 1865 году пришли еще наших родичей 23 семьи и так по немногу стали нужду забывать, к климату стали привыкать и с маньчжурами ладить, так как они оказались соседями очень хорошими и много полезными. Стали доставать у них на семена пшеницу и овес и совсем бы зажили хорошо, да к несчастью в 1872, 1876 и 1878 годах затопило водой весь наш хлеб и сенокос, так что остались мы без хлеба и сена. Подумали, подумали надо переселяться на более удобные места, так как наш участок оказался неудачным. Тогда избрали доверенных для ходатайства перед начальством о переселении. Доверенные обратились к господину военному губернатору Лазареву с просьбой о перечислении, но тот отказался, говоря, что я собственной своею властью не могу сделать: «А вот я вам посоветую, старики, вы лучше поищите в горах за вашим участком высокие места и пашите, а со временем вам прирежем». И вот опять поехали мы распахивать кустарник, проводить дороги и строить мосты, где и в настоящее время пашем в горах и надеемся, что все прирежут всю нам разработанную землю. И вот бывают засухи, и хлеб выгорает, то по неурожаю хлеба приходится заниматься разными кустарными производствами как-то: санями, телегами, колесами, оглоблями и разною бондарною посудою. А теперь у нас хорошего леса нет, мы пользовались с китайской стороны, брали, рубили, так шло дело до 1 января 1913 года. С 1 января пятидесятиверстная полоса закрылась, и ввоз в оную лесных материалов без пошлинно Правительство отказало. Пошлина наложена непосильная для кустарного производства, то есть 3 копейки с пуда и каждую привозимую лесину должен доставить в город Благовещенск; в Благовещенскую таможню для оплаты пошлины. Поэтому в нынешнем году очень мало заготовлено лесных материалов, через что может быть ущерб в нашем хозяйстве и торговых рынках. Деревня Сергеевка Амурско-Зейской волости Амурской области. Августа 11 дня 1913 года. Крестьянин Н.И. Решетов» [02].

   То, что Н.И. Решетов со своими родителями-переселенцами был в Благовещенске в 1861 или 1862 г., подтверждается и описанием С.В. Максимова, посетившего город в это же время: «Немного надо умения и красок, чтобы описать внешний вид нового амурского города Благовещенска. Достаточно, если читатель представит себе длинный ряд новых домов (числом 16), вытянутых в прямую линию по прибрежной равнине реки Амура на двухверстном пространстве» [03].

   Судя по архивным документам из канцелярии Приамурского генерал-губернатора (Вопросные бланки статистическо-экономического обследования крестьянского и казачьего населения Амурской и Приморской областей за 1909 г.), Сергеевка действительно была основана в 1861 г. 33 семействами, прибывшими из Томской губернии. В 1864 г. к ним приселились еще 32 семьи, тоже выходцев из Томской губернии. В числе домохозяев Сергеевки (по состоянию на апрель 1909 г.) отмечены молокане Конфедератовы: Сергей Никифоро-вич, Андрей Кузьмич, Борис Кузьмич, Иван Григорьевич, Андрей Никифорович, Дмитрий Николаевич, Лаврентий Кузьмич, Иван Никифорович. Указан и цитированный выше Николай Иванович Решетов [04]. Вероятно, ко времени водворения в Сергеевке он еще не достиг совершеннолетия, поскольку в выписке из книги посемейных списков Амурско-Зейской волости за 1865 г. указан только его отец - Иван Решетов и состав семьи: мужчин - 4, женщин - 2, бойцов - 1 (то есть сам глава семьи. Бойцом назывался мужчина, житель сельского поселения от 16 до 60 лет, несущий крестьянские повинности. - Е.Б.) [05].

   Из Томской и Енисейской губерний в начале 60-х гг. XIX в. пришли на Амур те молокане, которые отбывали ссылку в Сибири за принадлежность к секте. В списке глав семей крестьян и поселенцев, переселившихся в Приамурский край из Томской губернии в 1860 - 1875 гг., указаны следующие поселенцы из деревни Емельяновка Ишимской волости, все из числа молокан - в 1860 г. Емельяновка относилась к Спасской волости (данные и пунктуация Ю.В. Аргудяевой): Сергей Федоров, Яков Разуваев, Максим Ефимов, Маркел Дорофеев, Константин Игнатьев, Лукьян Голубев, Михей Ригистов (?), Спиридон Утенков, Осип Кулагин, Осип Виноградов, Евдоким Паркин (?), Игнатий Панин, Иван Решетов, Никифор Конфедератов, Исай Васильев, Филипп Омель-янов (?), Захар Буянов, Иван Ефимов (15 душ), Андрей Буянов (9 душ), Степан Сергеев (12 душ), Мирон Ефимов, Кузьма Кольцов, Иван Хворов, Алексей Воробьев, Исай Учасов, Василий Голубев, Степан Карпов. В списке поселенцев-духоборов, перечисленных в Приамурский край из Туруханского края Енисейской губернии в 1862 г. (данные и написание Ю.В. Аргудяевой) встречаются фамилии, которые на Амуре считались молоканскими, это Федот Васильевич Милованов (9 душ), Яков Васильевич Галактионов (3 души), Михайло Васильевич Галахтионов (8 душ), Павел Яковлевич Галахтионов (3 души), Степан Алексевич Милованов (3 души), Таврило Андреевич Милованов (5 душ). Также указан Дмитрий Галактионов (7 душ), родом из неизвестного населенного пункта Туруханского края Енисейской губернии [06].

   

   Примечание:
   01. Кириллов, А.В. Географическо-статистический словарь... -С. 369.
   02. Решетов, Н.И. Указ. соч. - С. 798 - 801.
   03. Максимов, С.В.Указ. соч. -С. 191.
   04. РГИА ДВ. Ф. 702. Оп. 5. Д. 208. Ч. 1. Л. 15, 26, 27.
   05. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 498. Л. 247.
   06. Аргудяева, Ю.В. Этническая и этнокультурная история русских на юге Дальнего Востока России...-С. 271-273.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   Китайцы свою границу не охраняли

   Сергеевка была манчжурской Эсули?


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Монография Е.В. Буянова, профессора кафедры всемирной истории и международных отношений АмГУ, доктора исторических наук "Духовные христиане молокане в Амурской области во второй половине XIX - первой трети XX в.
   Электронная версия - Коваленко Андрей, главный редактор портала "Амурские сезоны"