Первая история Благовещенска О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      73
книги              91
панорамы       58
статьи        9052
фото           8084













































«Благовещенск - пока только холодная казарма...»

19 июня 2014 г.

   Благовещенск полтора века назад представлял собой линию временных мазаных бараков и землянок, вытянувшихся вдоль берега Амура в районе ДВВКУ. На этом фоне выделялись дом бригадного командира, муравьевский «дом с балконом» и часовня Николаевской церкви.

   С прибытием в 1859 году военного губернатора Н. Буссе и чиновников началась работа по застройке города. Из сплавленного леса к осени были возведены 24 казенных дома, 5 частных и достроена церковь Святого Николая. К осени 1860 г. город имел 59 казенных зданий, 24 частных дома, 4 лавки и 2 магазина. Основу составляли более десятка двухэтажных деревянных зданий казарменного типа, вытянувшихся в линию от Офицерской улицы до дома губернатора.

   Казарменная линия, которая стала первой улицей города, отстояла от берега Амура на 100 - 150 метров, впоследствии перед ней появились усадьбы Набережной улицы. Здания были заняты под казармы для солдат, квартиры офицеров и чиновников.

   В наиболее раннем описании Благовещенска 1860 года, принадлежащем путешественнику С. Максимову, отмечалось:

   «Немного надо уменья и красок, чтобы описать внешний вид нового амурского города Благовещенска. Достаточно, если читатель представит себе длинный ряд новых домов (числом 16), вытянутых в прямую линию по прибрежной равнине реки Амура на двухверстном пространстве. Мне прибавить к этому остается немного: все эти дома деревянные, недавней постройки, все с красными крышами, все однообразного фасада. Два из этих домов (крайний и средний) с балконами вышли на самый берег реки; все остальные отошли на заметное расстояние внутрь, образуя впереди себя длинную площадь, на этот раз пыльную и пустынную. Дома эти, не стянутые заборами, кое-где и изредка обставленные кое-какими службами, придают новому месту вид чего-то унылого и тоскливого. Пустыри, залегшие кругом строений, отсутствие малейшего, ничтожного деревца, долгая и бесприветная степь справа, слева и позади строений - все это вместе взятое не располагает нового пришельца в пользу нового города. Можно надеяться на его будущее, но нельзя похвалить настоящее.

   Благовещенск пока только казарма, наскоро построенная, холодная, со сквозным ветром, с капелью с потолков и крыш. Ладил ее линейный солдатик, у которого в первой раз в жизни очутился в руках топор ненадежной работы казенного Петровского завода. Дело солдатику этому дано на урок и наспех, оттого он и углы плохо приладил, он и пазы коекак загрунтовал: кое-где моху положил, кое-где заткнул просто ветошь, т.е. старую прошлогоднюю траву; солдат-плотник кое-где и так обошелся. Пусть себе сквозит и дует: от холоду можно и в полушубках согреваться, а чиновники могут и в шубах праздничные визиты делать. Оттого и говорят, в целом городе в прошлую зиму было всего три или четыре теплых комнаты; оттого-то слова: «житейский комфорт, удобства» здесь пока еще анахронизм, и оттого-то наконец Благовещенск - город только еще в будущем и никак не в настоящем.

   Правда, однако то, что делается в нем много, но сделано мало; пустыри стараются застроить, облюбить; между казармами заложен огромный дом для губернатора и небольшой частной; сзади казарм виднеется несколько срубов, маленькая церковь, сделанная недавно и наскоро из часовни; на двух противоположных краях казарменной линии, в двухверстном расстоянии один от другого, расположены два замкнутых заборами, отдельных квартала: один принадлежит Амурской компании, другой - артиллерийской батарее. Оба они представляют вид некоторой законченности и постройки не наживую, а на прочную и крепкую нитку.

   От Амурского квартала вышли вперед, на самой берег, два сарая-пакгауза, около которых предположено расселить торгующее купечество с их домами и лавками по направлению, вниз реки, к устью Зеи. Между пакгаузами выстроится дом, долженствующий служить украшением города; перед ним соорудится пристань для частных и компанейских пароходов. В свою очередь, на противоположном краю города, против так называемого артиллерийского квартала, на берег Амура вышли два сарая, но на этот раз уже казенные, для хлебных и других складов; позади предполагается строить новый квартал с госпитальными зданиями.

   Тут же, в этом краю Благовещенска, два-три обмазанных глиной барака, в которых жили первые прибывшие сюда поселенцы. Вблизи этих первоначальных городских строений, на самом берегу реки, крутом и обрывистом, прилепились землянки - эти стрижовые норы, людские гнезда - составляющие большинство городских зданий. Такой же ряд землянок, плотно прилаженных одна к другой, выстроился и на дальнем противоположном конце города, против компанейского квартала, в количестве свыше десятка.

   Таков общий план нового амурского города. Прибавлять к описанию его остается немного. Часть казарм занята гражданскими и военными чиновниками по количеству далеко еще незаполненного штата по положению о новом сибирском областном городе Амурской области. В четырех казармах размещен линейный батальон, на обязанности которого давно уже легла и лежит до сих пор вся постройка городских строений: вольных плотников в Благовещенске нет, да и взять их негде. Вольные поселенцы из охотников и выслуживших казенный срок ссыльных, все разместились по берегу в землянках. Несколько (меньше десятка) частных домов застроились позади казарм по сторонам церкви и церковной площади.

   Наружный характер города не представляет также многих особенностей. Преобладающее население - военное; редко попадается борода и проходит какой-нибудь мастеровой, мужик из поселенцев; еще реже чиновник.

   Солдаты на площади пилят бревна; солдаты на домах и в домах рубят те же бревна. Со всех сторон слышится звон и стук топора, визг пилы, во многих местах затянули «дубинушку», тащат бревно из речных плотов на берег, тащат его на вновь строящееся здание - солдаты везде, солдаты кругом, куда ни обернешься.

   Если прибавить ко всему этому ряд казарм, высокие окна которых с рамами, как будто снятыми на время с парников, уныло глядят на берег, и десяток чугунных пушек на той же площади, которые тоже зачем-то глядят на реку, - то картина города едва ли не будет полная и законченная, по крайней мере в том виде, в котором она казалась мне в течение трех дней месяца. Вся эта картина нова и, пожалуй, недурна; все это, пожалуй, и похоже на начаток города; все это живит и, пожалуй, радует, особенно после утомительного однообразия верховых станиц».

   Кстати, в 1860 году в Благовещенске проживало 975 человек военных чинов и 494 души разночинцев обоего пола.

   

      Из книги В. Абеленцева «Амурское казачество XIX - XX вв.».