Томская волость О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      23
книги              55
панорамы       58
статьи        5789
фото           6893








Первый литературный портал:



Стихотворение
С болью сдавило мои виски...

Стихотворение
Незабудка
















































Зажиточные крестьяне Томской волости

04 сентября 2014 г.

   Во второй половине ХIХ века в Амурской области стали возникать и развиваться крупные хозяйства предпринимателей и самостоятельных крестьян, которые стали выделяться из крестьянских общин на заимки и вести многоотраслевое, отдельное хозяйство.

   В 1887 году из села Павловского Томской волости выселился крестьянин Василий Емельянович Одинцов и основал в 15 верстах к югу от села свою заимку. Ему было выделено из общества 100 десятин земли, а в 1893 году он прикупил ещё 300 десятин. К концу Х1Х века его заимка состояла из одного двора, в котором проживало 19 человек, в том числе 9 мужчин. Земля располагалась в одном месте (400 десятин) и состояла из 3 десятин усадебной земли, 47 десятин покосов и 350 десятин пахоты. Усадьба Одинцова состояла из большого деревянного дома (3х6 саженей), избы для рабочих (2,5х5 саженей), амбара с отделением для размещения орудий и сельхозмашин, погреба, кузницы, тёплого зимовья для ягнят и стельных коров, крытых пригонов для скота и лошадей, свинарника и птичника. При усадьбе находилось деревянное здание под железной крышей для паровой мельницы.

   Под посевами было: ярицей – 6 десятин, пшеницей – 8, овсом – 7, ячменём – 1 и гречихой – 1 десятина. Лошадей в хозяйстве было 19 (11 рабочих), крупного рогатого скота – 23 головы (8 коров, 2 быка, 6 волов), 11 коз и 5 свиней английской породы. Одинцову вскоре удалось купить племенного томского жеребца у проезжего купца, поэтому у него лошади были в хорошем виде. Свиньи в хозяйстве Одинцова были беркширской породы, купленные у купца Мелькумова. Но с течением лет их плодовитость уменьшалась, опустившись до 2-3 поросят за один опорос. Нужна была новая кровь. Но купить свежего борова не удавалось. Тогда свиноматки сами нашли выход, как обновить родственную кровь. Они стали сами совершать походы в ближние сёла к местным боровам. Особенностью молочного хозяйства было то, что от коров отнимали телят, которых поили молоком, прошедшим предварительную обработку. Поэтому доходность от молочного животноводства была небольшой, только от продажи мяса Одинцов имел до 1000 рублей дохода в год. В 1900 году общая посевная площадь составила 43 десятины, в том числе под пшеницей – 25 десятин, под овсом – 15 и 3 – под ярицей. В хозяйстве имелось 5 плугов, в том числе 2 американских, 10 борон с железными зубьями, борона Рандаля, употребляемая для разделки поднятой целины, американская разбросная сеялка, жнейка Андриане, сенокосилка с конными граблями, сложная молотилка (LittleGiant), американская сортировка – веялка, куколеотборник местного производства. Из перевозочных средств насчитывалось 7 телег и 20 саней.

   Весной 1898 года на заимке была устроена паровая мельница под железной крышей, оборудование которой обошлось В.Е.Одинцову около 5000 рублей. Мельница о двух поставах, с 4-сильным двигателем, отапливаемым дровами. Производительность её была около 300 пудов в сутки простого помола и 120 пудов сеянки. Цена за помол с пуда зерна - 10-12 копеек или же зквивалентное по цене количество зерна. Мельницу обслуживали сыновья Одинцова с наёмными рабочими. Услугами её пользовались крестьяне соседних деревень: Павловки, Заливной, Круглой, Новой деревни, Тарбагатай, Верхне-Бельской, Васильевки, Вознесеновки (Возжаевки), Климовки и Песчанки.

   На заимке практиковался наёмный труд. Наёмным рабочим хорошо платили, так как в то время свободных рабочих рук было мало. В основном нанимались в работники китайцы. В период полевых работ хозяин нанимал на срок 4-5 рабочих, а в горячее время до 8-10 человек. Плата рабочим составляла 25-30 рублей в месяц и подённым в страду около 1,5 рублей на хозяйских харчах. Стоимость заимки В.Е Одинцова составляла 20 тысяч рублей, а чистая доходность – 3-4 тысячи в год. Податей и сборов с заимки приходилось 120 рублей в год.

   Полевое хозяйство Одинцов вёл по залежной системе с зачатками интенсивного ведения полеводства. Засевалось 40-50 десятин пшеницей, овсом, ярицей, гречихой. Сеялись в хозяйстве и кормовые травы, например, китайская соя, которая шла сочным кормом для скота. Урожайность хлебов составляла 100-150 пудов с десятины. За высокое качество муки из своей пшеницы Одинцов в 1899 году на Приморско-Амурской сельскохозяйственной выставке был награждён Похвальным Листом Министерства землевладения и государственных имуществ. Зимой Одинцов занимался извозом: перевозил хлеб и другие грузы на золотые прииски купца Мордина в верховья Селемджи. Доход от извоза составлял до 3000 рублей за зиму.

   12 июня 1898 года вышло постановление военного губернатора Амурской области о причислении Василия Емельяновича Одинцова с семьёй (23 человека) в благовещенские 2-й гильдии купцы с первой половины 1898 года, имевшего торговое заведение мануфактурными товарами с годовым доходом в 200 рублей и паровую мельницу с годовым доходом в 300 рублей.

   Василий Емельянович помог своим детям получить хорошее образование. Два сына окончили по нескольку классов Благовещенской мужской гимназии, а младший Иван Васильевич некоторое время учился в Иркутском промышленном училище и после него заведовал работой мельницы. Старший сын отвечал за всё полевое хозяйство. В 1916 году он построил паровую мельницу в селе Ключи, которую у него отобрали большевики в 1920 году, превратив её в народную собственность.

   В 1931 году Одинцов Иван Васильевич, сын Василия Емельяновича, и жена его Харитиния Фёдоровна, проживавшие в своём хуторе невдалеке от Павловки, были раскулачены. В справке по раскулачиванию говорилось, что Иван Васильевич имел паровую вальцевую мельницу, применял наёмную рабочую силу до 15 человек, имел надел земли до 500 десятин. В 1919 году он имел связь с белыми и японцами, помог им перебросить свои войска к Павловке во время тяжёлого боя партизанской армии с японцами. Этого ему, конечно, не могли простить. Семья Одинцовых была отнесена к кулакам 2-ой категории и не была выслана в места не столь отдалённые. Их заимка сначала была передана вновь созданному Амурскому совхозу под названием 2-го отделения совхоза. Ещё до Великой Отечественной войны это отделение совхоза было сначала передано под строительство аэродрома для лётной воинской части, а затем после войны - Возжаевскому совхозу войск МВД. Теперь на месте этой заимки раскинулось поле одного из Васильевских фермеров. Судьба мельницы в Ключах сложилась тоже не очень радостно. Её постепенно довели до разрушения, а затем благополучно закрыли. Осталась на её бывшем месте только груда кирпичей.

   Второй зажиточный крестьянин Томской волости тоже проявился в Павловке. Это был богатый крестьянин Серкин, который тоже выделился из Павловской крестьянской общины и купил около 400 десятин земли на правом берегу реки Томи в районе сегодняшней деревни Фроловка и по обеим берегам речки Серкиной, кстати названной по имени её бывшего хозяина. У него тоже применялся наёмный труд батраков из Фроловки и Паруновки. Он старался жить на полную ногу. Это он настоял на том, чтобы возле Павловки началось строительство пешеходного моста через Томь. На берегу Томи до сих пор сохранилась его рыбачья изба (сторожка в бывшем пионерском лагере возле Паруновки). Доход он имел хороший от своего имения, но началась гражданская война, в которой он выступил против партизан и советской власти. Сын его служил в карательном белогвардейском отряде, который беспощадно уничтожал попавших в их руки партизан и сжигал дома партизан. Конечно, простить ему такие подлости народ не смог. Его имя было вытравлено из памяти односельчан, сын его погиб при налёте на территорию Дальневосточной республики в 1921 году в Михайловском районе.

   Третий зажиточный крестьянин из села Высокого Возжаев Кирьян выдвинулся в начале ХХ века. Он вместе с богатым крестьянином из села Высокого Поздеевым подрядился руководить строительством насыпи строящейся железной дороги на участке от реки Томи до реки Белой. Ему было разрешено набирать работников с лошадьми и телегами по всей Томской волости. Эти работники возили на указанную трассу дороги возы песка и земли, а также щебень и камни. Когда работы были закончены, то на строительство полотна железной дороги были привезены каторжники с Забайкальской каторги, среди которых был знаменитый герой Котовский Г.И. Они укладыли шпалы и рельсы на готовую насыпь. За хорошую организаторскую работу Кирьян Возжаев получил большую денежную премию, которую потратил на покупку земли для пахоты на правом берегу реки Кирьянихи (которая, кстати, и была названа в его память) и на строительство большого жилого дома за мостом на своей земле. Этот дом и поныне стоит на своём месте, сразу за мостом через Кирьяниху слева от трассы. Конечно, при реформах 30-ых годов земельные площади Возжаева были отобраны большевиками, самого его наказали во время борьбы с врагами народа, дом его был передан директору строящегося мотороремонтного завода. Всё было сделано, чтобы его имя было забыто. Но оно не забылось, о чём нам и напоминают речка Кирьяниха и станция Возжаевка.

   В каждом селе Белогорского района в начале тридцатых годов были раскулачены самые деятельные хозяева земли, многие из них были выселены в другие далёкие места для проживания там, их собственность передавалась организованным колхозам. Многие деятельные крестьяне пострадали в тридцатые годы, но они наперекор всем своим недоброжелателям всё-таки выжили.

   В 2012 году в наш район пришло сообщение о том, что поисковиками нашей страны были найдены под городом Вязьмой Смоленской области останки наших воинов, погибших в 1941 году при его защите. Разбирая «смертные медальоны», поисковики нашли одну записку, в которой говорится: «Путилов Сергей Петрович, 1921 года рождения, хутор Хабаровка, город Куйбышевка-Восточная Хабаровского края». Это был адрес, куда нужно было сообщить в случае гибели его владельца. А где же этот хутор? Теперь найти его просто невозможно, так как он не сохранился. Но топоним «Хабаровский переезд» существует в городе и по сей день. Оказывается, в 1916 году большая семья Путиловых захватила пустующие земли за этим переездом и построила там хутор, но долго прожить там им не удалось. После образования города в 1926 году землю в количестве500 гектаров у них отобрали и на ней разместили воинскую часть, которая и до наших дней просуществовала. Вот тут-то в 1916 году и был организован Путиловыми свой хутор.

   Рядом с селом Светиловка была заимка богатого крестьянина Степана Яковлевича Логинова. В ней было около 200 десятин пахотной земли. Заимка находилась в нескольких верстах от берега реки Томи. Рядом с ней были заросли дубняка и берёзы. Место луговое, ровное. На заимке не было никаких построек, кроме обычного балагана. Каждый год Логинов подпахивал новый участок под пахоту, а старый пускал в залежь. Из орудий труда он имел железный плуг Сакковского с сидением и 7 крестьянских борон с железными зубьями, американскую сенокосилку с конными граблями, сортировку-веялку, молотилку и куколеотборник. Рабочих лошадей у него было 5 хорошей томской породы. Было у него и стадо дойных коров, но маломолочных, местной породы. Логинов применял во время сева и уборки урожая наёмный труд. Излишки выращенного хлеба он продавал купцу Мордину на золотые прииски по 400-500 пудов ежегодно по цене: пшеница – по рублю за пуд, ярица - по 1 рублю – 1 рублю 10 копеек за пуд и овёс – по 85 копеек за пуд. Иногда Логинов продавал зерно и военному интендантству. Занимался он, как и все крестьяне Томской волости, извозом, имея по 1500 рублей ежегодно от этого занятия. При Советской власти его хозяйство было ликвидировано, и на его землях хозяином стал колхоз «Факел Ильича».

   

   Валентин Голубев, Белогорск


   Дополнительно по данной теме можно почитать:


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

       Сайт газеты "Просто газета" №18, 13.05.2014г.