Бочкарёвский бой О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      44
книги              71
панорамы       58
статьи        6188
фото           6987








Первый литературный портал:



Стихотворение
О Москве

Стихотворение
В чехарду играет лето
















































Бочкарёвский бой

22 июня 2020 г.

   На страницу города Белогорска

   

    14 марта 1919 года начался новый поход повстанческой армии. Была захвачена станция Екатеринославка, вагоны с продовольствием, разогнана белогвардейская милиция. Повстанцы сожгли все железнодорожные мосты до Бочкарёво.

    Ночью 26 марта повстанцы сосредоточились в деревнях Васильевка и Белогорка, готовясь к наступлению на ст. Бочкарёво и село Александровское. На рассвете началось наступление повстанцев с севера от Бочкарёвки и с востока от Васильевки. Северная группа повстанцев состояла из 12 рот, имела два пулемёта и два трёхдюймовых орудия. Отсюда предполагался главный удар по центру села через Томь. В резерве оставались две роты с пулемётом и конный отряд Петра Иванова.

    Японцы заняли оборону по ул. Набережной и на восточной околице села. Пулемётами и траншейными орудиями прикрывали они станцию и село с севера, а с востока – подвижными группами дозоров и заставами.

    На рассвете повстанцы начали наступление на северной и восточной сторонах села, разрушив одновременно железнодорожный мост и телеграфную линию в стороны Свободного и Благовещенска. Японцы открыли пулемётный огонь и временно притихли. Цепи партизан залегли и ответили огнём из своих орудий. К сожалению, среди партизан не оказалось артиллеристов, поэтому снаряды падали на село и станцию бесприцельно. Один из них упал на крышу паровозного депо и взорвался внутри возле группы рабочих, гревшихся возле печи. Семь рабочих было убито наповал.

    Японцы прекратили пулемётный обстрел. Наступила тишина. Но вскоре повстанческие цепи снова поднялись в атаку. Снова загремели очереди из пулемётов. Партизаны отошли назад. Снова пауза. Но опытные фронтовики среди партизан организовали третью атаку рассыпным строем. И снова неудача. Роты вернулись на исходные позиции.

    Тем временем восточная группа партизан захватила с. Высокое и окраину с. Александровского. Японские заставы начали отходить в глубину обороны, теряя своих солдат. Повстанцам удалось освободить рыночную площадь, городской сад, тюрьму и прижать японцев к железной дороге. Тогда японцы перебросили на этот участок дополнительные силы пехоты и пулемёты. Продольная улица оказалась под обстрелом. Две роты повстанцев рассыпались по дворам и стали вести перестрелку через улицу. Конница повстанцев не смогла оказать поддержку наступающим. А резервов больше не было.

    Но и в этом затруднительном положении нашлись герои, способные рискнуть своей жизнью ради победы. Отделение партизан под командой взводного Семёнова из д. Камышёвка внезапно бросилась через улицу на японский пулемёт. Легко одетые партизаны вместе с командиром взвода ворвались в расположение японцев и захватили пулемёт. Затем они стали отступать в прикрытие. Но все десятеро погибли под шквальным огнём пулемётов. Уцелел только сам Семёнов. Тяжело раненный в ногу, он успел скрыться за углом дома.

    Таким образом, захват станции с востока тоже не удался.

    На северном участке повстанцы организовали ещё три атаки, но прорвать японскую оборону не смогли. Тогда командование повстанческой армии дало приказ об отступлении.

    

    После этого боя повстанческая армия распалась. Стало ясно, что открытым фронтом воевать ещё рано, надо переходить чисто к партизанским методам борьбы.

    Летом 1919 года в каждом селе ПриТомья были организованы дружины самообороны, которые вели борьбу с японцами и белогвардейцами. Пламя борьбы за власть Советов с новой силой охватило Амурскую область.

    Осенью 1919 года партизанские отряды окружили Бочкарёво и Александровское партизанской блокадой, не позволяя выходить из кольца японцам и белогвардейцам. Вот отрывок из дневника А.И.Сенькина – бывшего партизана из отряда «Старика»: «18 июня 1919 года. Десять всадников отряда устроили засаду карательному отряду, состоявшему из 32-х кавалеристов и одной подводы с пулемётом и боеприпасами. В завязавшемся бою убито 29 японцев. Взяты трофеи: 29 карабинов, три ящика патронов, один пулемёт, 29 сёдел. Лошади побиты. Потери с нашей стороны: двое ранено, один убит».

    На всех направлениях железных дорог были сожжены мосты и стояли партизанские отряды, не давая пройти к станции Бочкарево ни одному вражескому отряду. Штаб партизанского отряда «Пролетарий» потребовал от начальника японского гарнизона майора Усижима не вмешиваться, когда партизаны войдут в село мирным путём. Вместе с партизанским отрядом «Пролетарий» (командир В.Бородавкин) подпольщики участвовали в январе 1920 г в занятии этой территории партизанами.

    25 января 1920 года подпольщики станции Бочкарёво во главе с Горбуновым, Селютиным, Ляхомским, Поповым, Бурдуковским, Черепановым и Кузнецовым организовали демонстрацию жителей села Александровского с требованием эвакуации японского гарнизона.

    Зажатые со всех сторон партизанами, японцы согласились на переговоры со штабом отряда «Пролетарий». На встречу с японцами была послана делегация в составе 12 человек: Бородавкина, Куща, Прутовых, Руднева, Ильина, Осипова, Ивановского и Пальваля. Члены делегации были увешаны оружием и на вычищенных лошадях выехали из деревни Никольское. Возле железнодорожного переезда в Сосновке они были встречены представителями японского командования. Партизанские делегаты с песней «Трансвааль, Трансвааль, страна моя! Ты вся горишь в огне!» подъехали к японскому штабу, располагавшемуся в доме богача Губина (сейчас там находится здание пенсионного фонда). Японцы пригласили членов делегации в дом.

    На переговорах обсуждались вопросы:
    
    1.Позволить партизанам мирно занять ст. Бочкарёво и село Александровское и вместе с японцами охранять порядок в поселениях до начала эвакуации японского гарнизона.
    2.Согласовать время входа партизан в гарнизон.
    3. Утверждение пунктов размещения партизанских сил и количество совместных военных постов.

    Из переговоров стало ясно, что японское командование охотно идёт на соглашение о занятии станции и села партизанами мирным путём. Партизаны начали готовиться: почистились, помылись в банях, повязали на груди красные банты. Жители притомских деревень провожали партизан с иконами в руках. Раздавались крики «ура», летели вверх шапки. Командиры отряда ехали впереди с Красным знаменем. Все жители деревень вышли навстречу партизанам, одаривая их хлебом и солью. Возле железнодорожного моста произошёл небольшой митинг. Наконец, 340 партизан, окружённых толпами народа, по льду реки перешли на другой, левый, берег, где их встретили безоружные японские солдаты и офицеры.

    По улице, заполненной народом, партизаны и японские офицеры проехали на Базарную площадь, где должен был состояться митинг. «Только въехали на площадь, сразу раздался звон церковного колокола, даже у нас лошади испугались, прянули назад, - вспоминал В.Бородавкин. – Вижу – из церкви выходит народ с иконами и хоругвями во главе с попом, дьяконом и церковным хором и останавливается у накрытого стола. Поп начинает служить молебен, а народ заполнил всю площадь, сняв головные уборы, усиленно крестясь. Надо было видеть эту сцену, когда народ хором рыдает, падает на колени и благодарит Бога и партизан за своё освобождение».

    После окончания митинга партизаны разъехались в отведённые им дома, а штаб отряда разместился в домах Юрченко Н. и Романова И. напротив церкви.

    На следующий день началась расстановка партизан по всем важным пунктам обороны станции и села. Военным комендантом станции Бочкарёво был назначен большевик, рабочий из Благовещенска Фёдор Головань. После же его отъезда в Благовещенск комендантом станции был поставлен эсер–максималист Галыгин Ефим, который сразу же повёл себя в отношениях с японцами очень агрессивно. Он угрожал японцам, что задержит отправку японских эшелонов до тех пор, пока генерал Ямада не даст распоряжение о возвращении порожнего состава и паровоза уже ранее ушедшего состава. Этим самым он нарушал соглашение с японским командованием о быстрейшем вывозе японских войск из Бочкарёво. Штаб партизанского отряда поправил сверхреволюционного максималиста, и японские эшелоны снова беспрепятственно стали уходить со станции.

    4 марта 1920 года в 14.00 после небольшого прощального завтрака, устроенного японским комендантом Усижима, японцы попросили членов штаба партизанского отряда сфотографироваться на память. В Белогорском краеведческом музее хранится эта фотография. Но нет в нём фотографии молодого партизана Третьякова, который привязал к последнему вагону консервную банку и метлу. Это для того, чтобы нежеланным гостям никогда больше не приходить с войной на нашу землю.

    День 4 марта стал днем освобождения нашего города от японских империалистов.

    

    Валентин Голубев. Белогорск.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   Гражданская война в Притомье

   Памятник павшим в Павловском бою

   Куда утекла Серкина речка?