Духовное образование и просвещение О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6743
фото           7264








Первый литературный портал:



Рассказ
Магическая фраза

Сказки для взрослых
Мечтания






Статьи по теме

Культура и спорт
















Статьи по теме

Религия






































Духовное образование и просвещение на Российском Дальнем Востоке в годы Гражданской войны

14 мая 2018 г.

   Аннотация. Статья посвящена деятельности буржуазных правительств и религиозных объединений по созданию системы религиозного образования и просвещения в условиях Гражданской войны на Дальнем Востоке России.

   Ключевые слова: религия, гражданская война, Дальний Восток, религиозное образование, религиозное просвещение.

   В условиях гражданской войны и военной интервенции, когда идеологическое противостояние выражалось в открытом столкновении враждующих сторон, знание настроений в религиозной среде имело непосредственное практическое значение - оно требовалось для выявления противников и сторонников советской власти.

   Политика буржуазных властей в религиозном вопросе на Дальнем Востоке в 1917-1922 гг. во многом совпадала с политикой Российской империи, особенно в части признания первенства и главенства Русской Православной церкви перед другими религиозными конфессиями. Подтверждением тому является заседание Владивостокской городской думы в августе 1922 г. Обсуждался вопрос о запрещении постановки в кинематографах картин кощунственного содержания. Принятое постановление защищало интересы людей православной веры [20, л. 116].

   В идеолого-пропагандистской деятельности дальневосточные буржуазные правительства все больше опирались на религиозные чувства верующих. Члены Временного Приамурского правительства, критикуя большевиков, сравнивали их с «сатанистами», предупреждали об угрозе с религиозной стороны, особенно о том, что дети останутся без духовной пищи, так как в Советской России отменены уроки Закона Божьего и т.д. [20, л. 246]. В школах повсеместно преподавался Закон Божий. Власти за этим особенно следили, считая, что духовная пища - «фундамент всем другим наукам» [22, л. 85].

   После прихода интервентов и белогвардейцев в Амурской области были возрождены земства, которые приняли ряд мер по совершенствованию народного образования. 16 января 1919 г. в Благовещенске организуется Совет по делам средней школы.

   Круг деятельности Совета был строго определен циркулярам Министерства народного просвещения от 24 ноября 1918 г. [9, с. 56].

   В циркуляре № 733 от 9 января 1919 г. всем школьным советам начальных и высших училищ указывалось на необходимость преподавания Закона Божьего. Главное внимание при его изучении обращалось на евангельские истины [26, с. 21].

   21 ноября 1921 г. был опубликован приказ особоуполномоченного Временного Приамурского правительства «О восстановлении Закона Божьего во всех училищах Охотско-Камчатского края» [23, л. 247]. В целях обеспечения и неукоснительного исполнения этого приказа Владивостокским епископом Михаилом была введена специальная инспектура, в обязанность которой входило вести надзор за введением и преподаванием Закона Божьего во всех школах края. В этих же целях было произведено увольнение почти всех педагогов, не имеющих церковной практики, из школ Приамурья и назначение на их место законоучителей [23, л.248].

   В соответствии с этим же приказом были проведены назначения законоучителей в Петропавловское начальное училище - священника о. Михаила Ерохина [7, л. 3], в Петропавловское высшее начальное училище игумена Николая [7, л. 8] и др.

   Интересно и то, что Временное Приамурское правительство в марте 1922 г. допускает к преподаванию этого предмета старообрядцев, оговаривая, что преподаватели, не имеющие образовательного ценза, должны представить рекомендации епархиального старообрядческого епископа или чинов его совета [3, с. 3 ].

   На оккупированных территориях были как сторонники, так и противники советских преобразований в народном образовании.

   Показательны в этом плане учительские съезды, прошедшие в 1918-1919 гг. во всех крупных центрах Дальнего Востока. На Амурском областном съезде в г. Благовещенске, например, было принято решение восстановить церковно-приходские школы и возобновить преподавание в светских школах уроков Закона Божьего. Примечательно, что во главе съезда были не только учителя женской и мужской гимназий, но и преподаватели Благовещенского женского епархиального училища, а также Благовещенской духовной семинарии и соединенного с ней училища. Учителя г. Свободного и пос. Суражевки Амурской губернии на съезде учителей тоже требовали обязательного преподавания урока Закона Божьего в школах края [19, с. 140].

   Фактически борьбу за восстановление церковной школы возглавил «Владивостокский епархиальный отдел Всероссийского законоучительского союза», организованного в период оккупации Дальнего Востока интервентами и питавшего надежды восстановить «религиозно-нравственные основы образования и воспитания детей» [6, с. 9]. В Союз принимались только законоучители Владивостокской епархии. Союз вводил демократические принципы деятельности: свободное обсуждение и коллективную разработку вопросов по религиозно-нравственному воспитанию; участие наравне с прочими учащимися и в школах, и в педагогических организациях во всей рядовой педагогической работе, выдвигаемой школой и обществом; привлечение семьи к сотрудничеству со школой в религиозном воспитании детей и юношества и т.д. Кроме того, устав Союза предусматривал «защиту правовых интересов законоучителей».

   Пользуясь доверием и покровительством не только внутренней контрреволюции, но и интервентов, духовенство предавало анафеме каждого, кто противился возврату школы в лоно Церкви.

   Нападки на противников церкви осуществлялись и путем многочисленных доносов (путем публикации многочисленных статей в белогвардейских газетах), игнорирующих Закон Божий или включавших его в учебный план, но на правах второстепенного предмета, вынесенного «на последние часы». Отмечая факты принижения роли Закона Божьего и указывая на то, что это «подрывает в корне идею вероучения в школах и сводит на нет всю духовно-воспитательную часть» [27, с. 84], церковники требовали от родителей содействовать тому, чтобы преподавание Закона Божьего во всех школах было обязательным.

   Поддерживая притязания духовенства, японская газета «Владиво-Нип-по», выходившая во Владивостоке на русском языке, призывая к сохранению религиозного образования, в статье «К заветам святой старины» писала, что «…гибель общества обуславливается главным образом вытравливанием из обихода начал религиозности» [27, с. 84].

   В школах развешивались иконы, вводилось чтение молитв до и после занятий и пр. О том, как настойчиво восстанавливался старый порядок и внедрялось религиозное обучение и воспитание детей в школах, свидетельствует пример из жизни «высшего начального училища» Николаевска-на-Амуре, возобновившего работу в конце 1921 г.

   После смерти законоучителя О. Прозорова, в лице которого «учащиеся лишились не только хорошего преподавателя Закона Божьего, но и нравственного наставника в делах веры православной», оказавшаяся вакансия немедленно была замещена. В зимнее время из Богородска, который располагается за 200 км. от Николаевска-на-Амуре, приехал священник, привезший с собой «волшебный фонарь», с помощью которого путем демонстрации «туманных картин на страстной неделе» был прочитан для учащихся цикл лекций на тему «Крестные страдания и смерть Спасителя» [28, с. 60].

   Одной из самых острых проблем образования вообще и религиозного в частности в годы гражданской войны явилось финансирование.

   Тяжелое финансово-экономическое положение ДВ вынудило 26 августа 1921 г. принять постановление «О передаче школ местным органам власти». Дальневосточные временные буржуазные правительства провели и сохранили объединение церковно-приходских школ со школами МНП, что повлекло увеличение бюджета в два раза.

   Например, в связи с недостатком централизованных источников финансирования временное правительство генерала М.К. Дитерихса ввело «школьный налог» в размере 2 руб. в полугодие на каждого гражданина с 21-летнего возраста [20, л. 389, 389 об.]. С целью пополнить местный бюджет объекты церковной собственности тоже облагались налогом [21, л. 123 об.]. Из бюджета производилась оплата труда духовенства, школьных законоучителей [20, л. 184]. В некоторых случаях финансировался ремонт ученых заведений. Проиллюстрировать данный тезис можно следующим примером: настоятель храма 1-й женской гимназии г. Владивостока священник А. Кедров обратился в местную управу с просьбой выделить денежные средства на ремонт помещений. Эта просьба была частично удовлетворена [20, л. 140, 141].

   Православное духовенство на «белых» территориях играло большую роль и в антисоветской агитации и пропаганде. Оно составляло и распространяло специальные обращения, воззвания, послания, предназначавшиеся не только для оглашения среди верующих, но и мирян, в том числе и среди красноармейцев. В одном из таких посланий говорилось: «Народ обманут учением безбожным, что одним хлебом живет человек, одной себялюбивой корыстью может направляться его жизнь. Люди русские, православные! Явите силу покаяния, возвеличьте Святую Русь делом, словом и мыслью, отвергните соблазны антихристовы...» [15, с. 74].

   Даже после установления Советской власти среди населения имели хождение такие листовки. Священнику Нижнее-Камчатской церкви отцу Геронтию 21 апреля 1922 г. предписывалось прекратить распространять листовки, призывающие к борьбе с Советской властью за подписью С. Меркулова. Содержание этих листовок изобиловало фразами «Святая Русь», «Коммунисты - сатанисты», «Бог смилуется над нами» [8, л. 4].

   При колчаковском правительстве в Омске были созданы специальные комиссии противобольшевистской агитации и пропаганды. В эти комиссии в обязательном порядке входили представители епархиального совета объединенных приходских советов.

   Весной 1919 г. в г. Чите было организовано особое «благовестническое братство». Деятельность «братства» должна была распространиться на Забайкалье и весь Дальний Восток. В программе его деятельности намечалось: 1) устройство ежедневных проповедей в каждой из церквей епархии; 2) организация «проповеднических кружков»; 3) повышение квалификации поповских агитаторов; 4) создание «летучих отрядов»; 5) устройство проповеднических курсов; 6) издание руководящей литературы для попов и массовых листовок для населения и т.п.

   В совет этого «братства» были избраны: ректор духовной семинарии А.Ф. Замятин, прот. С. Старков, прот. А.А. Попов, священник К.Д. Соболев; из мирян - В.Н. Шохин и Ф. К. Барашев. Секретарем стал священник Попов [16, с. 25].

   Православные миссионеры активно действовали и среди малочисленных коренных народов Севера. С 1917 г. на Чукотке ежегодно появлялся миссионер Аляски Гоейр вместе с эскимосским учителем. Кочуя по стойбищам, Гойер вел активную миссионерскую деятельность [25, с. 289].

   После событий 1917 г. и установления Советской власти из протестантских конфессий наиболее активно проявляли себя баптисты и адвентисты, которые, наряду с другими, получили возможность открыто проповедовать свое учение; в результате численность протестантских деноминаций увеличивалась.

   В связи с началом гражданской войны большие территории оказались отрезанными от центра страны линиями фронтов, и согласованная деятельность правления Союза баптистов стала невозможной. В 1919 г. они образовали в центре России временное правление союза, которое служило связующим звеном для церквей. Однако Дальний Восток в силу отдаленности был лишен руководства «временным правлением», и просветительская деятельность евангельских христиан в регионе нередко носила стихийный характер, но была высокоэффективной.

   «Благовестники» использовали всякую возможность для расширения евангелизации: проходили съезды, организовывались новые общины. Впервые в России протестанты начинают проповедовать в корейских селениях - среди новообращенных в городах Сучане и Спасском корейцы составляли почти половину [24, с. 92].

   Б.П. Кандидатов в своей статье приводит рассказы партизан Ильюхо-ва и Титова о деятельности баптистских «благовестников» в Приморье: «За время невзгод, связанных с империалистической и гражданской войной, перевернувшей кверху дном весь уклад русской деревни, баптизм заметно быстро стал свивать себе прочное гнездо в дебрях темноты и невежества крестьянства. Здесь, на Сучане, и вообще в приморских деревнях он иногда охватывал до 20-30% населения. В этом одурманивающем течении заправилами были, как и всегда в религии, зажиточные слои деревни. Эти «евангельские братья» втягивали в религиозные тенета деревенскую голытьбу, тупую, забитую нуждой. … настраивали крестьян на непротивленческий лад и нейтрализовали в происходящей борьбе эту часть крестьянства, а некоторых обращали прямо в фанатиков… Яркий пример таких «евангельских братьев» являли собой сергеевские баптистские коноводы Татуйко и Наддельный, по прозвищу "Десятый"» [16, с. 44]. Подобная картина прослеживалась и в Амурской области.

   В 1919 г. на Дальний Восток прибывают известные баптистские проповедники: Я. Я. Винс из Америки и представитель Шведско-Американской миссии В. И. Олсен. В результате их работы активизировалась миссионерская деятельность, увеличилось число штатных проповедников, успехи которых регулярно оглашались на съездах.

   Г.И. Шипков в докладе на съезде баптистов в Москве, анализируя события этого периода отмечал: «Весь Дальний Восток был разбит на секции, участки и районы, и в каждом районе был поставлен работник, который должен был работать круглый миссионерский год, не отлучаясь. Эта система лучше прежней: нельзя довольствоваться только тем, чтобы рожать детей, но надо их воспитывать, и эта система служения была принята на Дальний Восток в 1919 году и существует по настоящее время. В результате было достигнуто следующее:

   1) постановка миссионерского дела на должную высоту с тех пор, как весь Дальний Восток был разбит на участки с постоянными благовестни-ками;

   2) реорганизация старых крупных общин по усовершенствованному плану домостроительства с введением парламентарных правил, основанных на баптистских принципах;

   3) организация молодежи, выросшей из воскресных школ внутри общин, и присоединение к ним молодых людей извне, как прирост к существующей уже организованной молодежи;

   миссионер Аляски Гоейр вместе с эскимосским учителем. Кочуя по стойбищам, Гойер вел активную миссионерскую деятельность [25, с. 289].

   После событий 1917 г. и установления Советской власти из протестантских конфессий наиболее активно проявляли себя баптисты и адвентисты, которые, наряду с другими, получили возможность открыто проповедовать свое учение; в результате численность протестантских деноминаций увеличивалась.

   В связи с началом гражданской войны большие территории оказались отрезанными от центра страны линиями фронтов, и согласованная деятельность правления Союза баптистов стала невозможной. В 1919 г. они образовали в центре России временное правление союза, которое служило связующим звеном для церквей. Однако Дальний Восток в силу отдаленности был лишен руководства «временным правлением», и просветительская деятельность евангельских христиан в регионе нередко носила стихийный характер, но была высокоэффективной.

   «Благовестники» использовали всякую возможность для расширения евангелизации: проходили съезды, организовывались новые общины. Впервые в России протестанты начинают проповедовать в корейских селениях - среди новообращенных в городах Сучане и Спасском корейцы составляли почти половину [24, с. 92].

   Б.П. Кандидатов в своей статье приводит рассказы партизан Ильюхо-ва и Титова о деятельности баптистских «благовестников» в Приморье: «За время невзгод, связанных с империалистической и гражданской войной, перевернувшей кверху дном весь уклад русской деревни, баптизм заметно быстро стал свивать себе прочное гнездо в дебрях темноты и невежества крестьянства. Здесь, на Сучане, и вообще в приморских деревнях он иногда охватывал до 20-30% населения. В этом одурманивающем течении заправилами были, как и всегда в религии, зажиточные слои деревни. Эти «евангельские братья» втягивали в религиозные тенета деревенскую голытьбу, тупую, забитую нуждой. … настраивали крестьян на непротивленческий лад и нейтрализовали в происходящей борьбе эту часть крестьянства, а некоторых обращали прямо в фанатиков… Яркий пример таких «евангельских братьев» являли собой сергеевские баптистские коноводы Татуйко и Наддельный, по прозвищу "Десятый"» [16, с. 44]. Подобная картина прослеживалась и в Амурской области.

   В 1919 г. на Дальний Восток прибывают известные баптистские проповедники: Я. Я. Винс из Америки и представитель Шведско-Американской миссии В. И. Олсен. В результате их работы активизировалась миссионерская деятельность, увеличилось число штатных проповедников, успехи которых регулярно оглашались на съездах.

   Г.И. Шипков в докладе на съезде баптистов в Москве, анализируя события этого периода отмечал: «Весь Дальний Восток был разбит на секции, участки и районы, и в каждом районе был поставлен работник, который должен был работать круглый миссионерский год, не отлучаясь. Эта система лучше прежней: нельзя довольствоваться только тем, чтобы рожать детей, но надо их воспитывать, и эта система служения была принята на Дальний Восток в 1919 году и существует по настоящее время. В результате было достигнуто следующее:

   1) постановка миссионерского дела на должную высоту с тех пор, как весь Дальний Восток был разбит на участки с постоянными благовестни-ками;

   2) реорганизация старых крупных общин по усовершенствованному плану домостроительства с введением парламентарных правил, основанных на баптистских принципах;

   3) организация молодежи, выросшей из воскресных школ внутри общин, и присоединение к ним молодых людей извне, как прирост к существующей уже организованной молодежи;

   Таким образом, после вечернего собрания не расходились часто до 10 часов вечера [4, с. 19].

   Во дворе молитвенного дома были парк и тополиная аллея, а в середине парка - лужайка, где стояла крытая беседка со скамейками. Летом после вечернего собрания в беседке играл духовой оркестр, и никто из верующих не уходил домой: все выходили в парк и сидели на скамейках, беседовали. Там же был и пресвитер, и молодежь. Городские жители, услышав, что оркестр играет христианские гимны, тоже приходили, слушали, задавали вопросы. Члены церкви с ними беседовали и приглашали на собрание, послушать проповедь о Христе [4, с. 20].

   После Саблина, примерно с 1920 г., старшим учителем воскресной школы в г. Благов ещенске был Василий Семенович Русаков [4, с. 20].

   В 1922 г. в баптистской воскресной школе г. Благовещенска преподавали 30 учителей, ее посещали около 300 детей, занятия проходили каждое воскресенье с двух до четырех часов дня [4, с. 19]. Здесь же по средам, с 7 до 9 часов вечера, проводились собрания юношеского кружка [17, с. 2.].

   В целом на Дальнем Востоке в 1921 г. действовали 33 баптистские воскресные школы, библейский институт, 10 разъездных инструкторов-проповедников [12, с. 14]. Школы действовали при Владивостокской общине баптистов [2, с. 73], в с. Сергеевке Амурского уезда [2, с. 74], в с. Полетное Хабаровского уезда [2, с. 79], в с. Сергеевке на Сучане [2, с. 80]. По данным журнала «Безбожник», их содержал баптистский пастор Р.А. Фетлер [12, с. 14].

   В 1922 г. в общинах Дальнего Востока действовали 38 воскресных школ с 1770 учениками и 209 учителями, 18 юношеских кружков с 724 членами, 14 певческих хоров и два духовых оркестра [18, с. 8].

   В течение 1920-1921 гг. в Благовещенске трижды проходили библейские курсы для проповедников [18, с. 29]. Преподавателем этих курсов был Шипков, который 4 раза в неделю занимался со слушателями по богословию. Курсы продолжались в течение месяца днем и вечером, они были открыты для всех желающих [18, с. 30].

   Активно использовали баптисты периодические издания, выпускавшиеся как в центральных городах России, так и на Дальнем Востоке.

   На Дальнем Востоке в 1918-1922 гг. выходили религиозные издания различных конфессий: «Известия епархиального совета» (1921-1922), «Бла-говестник» - орган евангелистов (1919-1922 гг.), «Голос свободной церкви» (1920 г.), «Голос сердца» (1919 г.), «Дальневосточный старообрядец» (1922 г.), «Луч истины» (1919 г.) и журналы теософического направления -«Путь» (1921 г.) и «Новые мысли - новые пути» (1921-1922) [13, с. 468].

   8 1921 г. баптисты издавали журналы «Слово истины», «Истинная свобода», евангельские христиане - «Утреннюю звезду», толстовцы - «Обновление жизни», «Единение», «Голос Толстого». Церковная печать большим тиражом выпускала листовки, плакаты, газеты антибольшевистского содержания. В 1919 г. были выпущены восемь номеров «Утренней звезды» [14, с. 188]. Союз христианской молодежи Дальнего Востока издавал «Голос христианской молодежи», редактором которого был Я.Я. Винс [18, с. 8].

   Церковные издательства помогали гражданским властям на «белых» территориях организовывать собственные печатные издания. В 1920 г. по просьбе генерала Д. Хорвата настоятель Шмаковского монастыря прислал во Владивосток своих монахов-наборщиков для работы в газете «Приамурская жизнь» [11, с. 54].

   В религиозном просвещении проповедниками использовалась литература, изданная в европейской части России и завезенная на Дальний Восток.

   Таким образом, протестантскими проповедниками велось активное религиозное просвещение местного населения.

   Процесс революционных изменений, сопровождавшийся разрушением старой системы ценностей, требовал от новой власти новых идеологических установок, которые бы коренным образом повлияли на граждан Советского государства. В свою очередь общество не всегда было готово к таким переменам и инстинктивно держалось за религию как за оплот прежней спокойной жизни.

   

   Федирко О.П.

   Библиографический список
   1. Баптисты на Дальнем Востоке // Слово Истины. - 1921. - № 5-6.
   2. Благовестник (журнал пробуждения и освящения духовной жизни). -Владивосток. - 1921. - № 5.
   3. Вестник Временного Приамурского правительства. - 1922. - № 15.
   4. Винс Г.П. Тропою верности. - Киев, 1997.
   5. Винс Я. Съезд Дальневосточного отдела Всероссийского Союза баптистов // Сеятель истины. - 1920. - Апрель.
   6. Владивостокские епархиальные ведомости. - 1918. - № 1-4.
   7. Государственный архив Камчатского края (ГАКК) Ф. Р-79. - Оп. 1. Д. 4.
   8. ГАКК. Ф. Р-300. Оп. 1. Д. 20.
   9. Денисов Р.П. Становление и развитие народного образования в Амурской области (1858-1940 гг.). - Благовещенск: Изд-во БГПУ, 1999.
   10. Десятый и одиннадцатый; двадцать шестой Всесоюзный съезд баптистов СССР. - М., 1926.
   11. Журнал Московской патриархии. - 1995. -№ 11.
   12. Запорожченко И. Сектантское мракобесие на Дальнем Востоке // Безбожник. - 1933. - № 12.
   13. История Дальнего Востока. Дальний Восток России в период революций 1917 года и гражданской войны. -Владивосток: Дальнаука, 2003.
   14. История Евангельских Христиан Баптистов в СССР. - М.: Изд. ВС ЕХБ, 1989.
   15. Кандидов Б. Дни покаяния в Крыму в сентябре 1920 года // Антирелигиозник. - 1929. - № 7.
   16. Кандидатов Б. Японская интервенция в Сибири и церковь. - М.: ОГИЗ, 1932.
   17. Новости // Голос христианской молодежи. - 1922. - № 1-2.
   18. Отчет годового съезда ДВС ЕХБ // Голос христианской молодежи. -1922.-№ 1-2.
   19. Приходько Л.И. Из истории атеистического воспитания трудящихся Дальнего Востока (1917-1925 гг.). / Труды Московского Государственного историко-архивного института. Т. 23. - М., МГИАИ, 1967.
   20. Российский государственный исторический архив Дальнего Востока (РГИА ДВ) Ф. 159. Оп. 1. Д. 46.
   21. РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1066. 23. Там же. Ф. 2114. Оп. 1. Д. 773. 25. Там же. Ф. 159. Оп. 1. Д. 146.
   25. Савинский С.Н. История русско-украинского баптизма. Учебное пособие. - Одесса: Изд-во «Богомыслие» Одесской богословской семинарии ,1995.
   26. Сельвигаев Г.Ф. Народное образование на Дальнем Восто
   27. Устав городского учительского общества в г. Благовещенске // Амурский учитель. — 1919. — №1.
   28. Флеров В.С. Контрреволюционная роль церковников и сектантов в 1918-1923 гг. // Ученые записки Томского университета. - 1968. - № 37.
   29. Шурыгин А.П. Первая Дальневосточная краевая конференция РКП(б). Материалы II Дальневосточной межвузовской научной конференции по истории Советского Дальнего Востока. - Хабаровск, 1967.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   
   Электронная версия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей