Молоканский род Буяновых О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6643
фото           7182








Первый литературный портал:



Стихотворение
Я, как всегда, читаю между строк...

Стихотворение
Март






Статьи по теме

Культура и спорт
















Статьи по теме

Религия




































Молоканский род Буяновых

25 сентября 2019 г.

   Главная страница о духовных христианах (молоканах)

   

   Буяновы принадлежали к числу тех молоканских семейств, которые появились на Амуре вскоре после подписания Айгуньского договора. По воспоминаниям моего дяди Савелия Петровича Буянова, предки их рода раньше жили где-то около Саратова и звали их Русины. Захар дрался в кулачном бою, вроде кого-то убил, его назвали «буяном» и всех его родственников стали именовать Буяновыми.

   По данным Л.Д. Высочиной (внучки Михаила Евтеевича Буянова), Захар жил в Саратовской губернии, члены его семьи звались «Русины». Захар служил в армии драгуном, всегда «воевал за правду», его стали называть «буяном», отсюда пошла фамилия. За убийство Захар был сослан в Сибирь с двумя братьями. К месту ссылки они шли в кандалах, а их семьи ехали рядом на телегах. Об этом рассказывала и моя тетка Серафима Петровна Плевако (внучка Фомы Захаровича Буянова). Только, по ее словам, наших предков звали не Русины, а Романовы. Можно предположить, что сведения об уголовном преступлении, совершенном Захаром, не вполне достоверны. Если был виновен один Захар, то почему вместе с ним были наказаны два его брата и пострадали члены их семей? Скорее, Буяновы попали в ссылку за другое - за отказ от православия и принадлежность к молоканской вере. Во многих молоканских семьях Приамурья сохранилось предание, что во время их пребывания на Волге случился какой-то бунт против власти, люди побросали в реку иконы, прогнали попов и открыто отреклись от господствующей церкви [01].

   Это же предание говорит о том, что Буяновы и другие молокане жили в Сибири достаточно долго. Там они занимались крестьянским хозяйством до тех пор, пока не открылись пути на Амур. В списке глав семей крестьян и поселенцев, переселившихся в Приамурский край из Томской губернии в 1860 - 1875 гг., указаны жители деревни Емельяновка Ишимской волости Захар Буянов и Андрей Буянов (9 душ) [02].

   Таким образом, Буяновы были среди первопоселенцев Амурской области. В книге регистрации выдачи денег общества взаимного переселения Амурской области имеется запись от 28 февраля 1863 г. о получении 30 рублей с «уплатою процентов» по представлению военного губернатора жителем Новоастра-хановского селения Андреем Буяновым [03]. Имя Андрея Буянова упоминается в материалах следствия, проведенного военным губернатором Амурской области в связи с появлением «царя царей» в Астрахановке в октябре 1865 г. Он был в числе лиц, отказавшихся по приказу чиновников схватить «царя царей» Василия Попова [04].

   В числе 9 душ в семье Андрея Буянова был сын Андрей, родившийся еще в Сибири. В Астрахановке Андрей Андреевич женился на дочери Самойлы Матвеевича Лепехина Татьяне Самойловне [05]. Вскоре он отселился за Зею и основал в 1865 г. деревню, названную по его имени - Андреевка [06]. В 1878 г. ему было 37 лет, в его семье был сын Тимофей 2 лет, дочери: Анисья 16 лет, Агафья 4 лет, Анастасия 6 месяцев. То, что Андрей породнился с Лепехиными, доказывается и тем, что в поименном списке крестьян Ивановского сельского общества за 1878 г. среди жителей Андреевки числился Моисей Данилович Лепехин, 84 лет, вдовец с сыном Михаилом 42 лет. Михаил Лепехин был женат на Анастасии Яковлевне. У них были дети Михаил 19 лет, Мария 9 лет, Яков 5 лет, Павел 3 лет [07].

   Более известны потомки другого Буянова - Захара. Когда Захар Буянов появился на Амуре и в каких родственных отношениях он находился с Андреем Буяновым, точно неизвестно, но определенно можно сказать, что на Дальний Восток Захар переселился в начале 1860-х гг. женатым человеком с сыновьями, многие из которых были со своими семьями. Благовещенский мещанин Захар Буянов был отмечен в именном списке лиц 3-го избирательного собрания для выбора гласных городской думы на 4-летие с 1 января 1884 г. до 1 января 1888 г., внесший в доход города 4 рубля. В этом же списке есть и его дети: благовещенские мещане Мокей Буянов (16 рублей 20 копеек) и Евтей Буянов (7 рублей), а также записан благовещенский мещанин Степан Буянов, внесший в доход города 4 рубля [08]. В списке мещан г. Благовещенска, владеющих недвижимостью (1888 г.), указано, что Мокей Захарович Буянов имел собственности на 3550 рублей, а еще один сын Захара - Фома - на 2350 рублей [09].

   Согласно «Списку лиц, коим отведены участки в собственное владение» (1889 г.), у Захара Буянова было 34 десятины 1151 сажень земли, у Степана Буянова - 100 десятин560. Благовещенские мещане Ефим, Василий, Михаил, Владимир Ефтеевичи Буяновы имели по 100 десятин надельной земли561. Кроме того, Ефим Буянов, обозначенный как купеческий сын, имел 88 десятин своей земли [12].

   Благовещенский купец Мокей Захарович Буянов (годы жизни неизвестны) был одним из видных амурских судовладельцев конца XIX - начала XX вв. Он был в числе немногих приглашенных военным губернатором Амурской области на съезд амурских пароходовладельцев, проходивший в Благовещенске 11 января 1889 г. [13]. М.З. Буянов присутствовал 16 августа 1891 г. при освящении нового каменного здания городской управы. Он был членом учетной комиссии Благовещенского городского общественного банка (с 1900 г.), гласным городской думы (1902 - 1906 гг.). К тому времени числился купцом 2-й гильдии. Был женат на сестре Павла Семерова. Его сын - Семен Мокеевич, тоже пароходчик - был гласным городской думы в 1906 - 1910 и в 1910 - 1914 гг. [14].

   По состоянию на 1 марта 1907 г. М.З. Буянов владел двумя пароходами -«Одесса» и «Москва». До 1890 г. он был совладельцем (с купцом-молоканином А.Е. Лукьяновым) грузового парохода «Храбрый». В ночь с 16 на 17 октября 1890 г. пароход «Храбрый» по неизвестной причине сгорел. Судно находилось на ремонте в Благовещенске. Огонь полностью уничтожил деревянный корпус, палубу, но машинное отделение было лишь повреждено. Пароход был застрахован в обществе «Россия» на 22 тысячи рублей [15].

   Деловое сотрудничество М.З. Буянова и А.Е. Лукьянова продолжалось и в.последующие годы. Так, на заседаниях городской думы 30 апреля и 3 мая 1899 г. рассматривалась совместная просьба М.З. Буянова и А.Е. Лукьянова о сложении с них оценочного сбора с новых построек в текущем году. Вопрос не был решен для купцов положительно [16].

   Кроме пароходов «Одесса» и «Москва», в 1911 г. М.З. Буянов владел еще пароходом «Негидалец» [17]. По данным за 1910 г., за Семеном Мокеевичем Буяновым числились две баржи - «Ява» и «Шилка» [18].

   Пароход «Одесса», построенный в Благовещенске в 1896 г., имел вместимость 15000 пудов. Топливом служили дрова. Число пассажирских мест 2-го класса - 22, еще 336 мест - для пассажиров 3 класса. Стоимость парохода составляла 50000 рублей.

   Пароход «Москва» был построен в 1897 г. в Благовещенске. Котел работал на дровах. Вместимость судна - 15000 пудов, оценивалось оно в 56000 рублей [19].

   М.З. Буянов владел в Благовещенске усадьбой, которая располагалась на улице Зейской (между улицами Торговой и Мастерской) напротив Американского переулка (ныне улица Зейская, 223, 225/3). Включала она около десятка построек: двухэтажный и одноэтажный кирпичные дома, жилые деревянные дома и служебные постройки - каретник, склады, кладовые, баня. При усадьбе был разбит сад. Деревянный одноэтажный дом с витражами и резьбой считался одним из самых красивых в Благовещенске (не сохранился). В 1901 г. в одном из зданий усадьбы помещалась электротехническая слесарная мастерская «Циклоп». В начале 1920-х гг. часть построек занимал Дальторг и торговая биржа, губком РКСМ, позже на усадьбе размещалось благовещенское отделение «Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев». В настоящее время усадьба сохранилась частично, на ее территории построено здание художественных мастерских.

   Из большого богатого имения сохранилось четыре постройки. Явно угадывается двухэтажное строение большого дома, к которому позже сделана безликая двухэтажная пристройка. Окна первого этажа выполнены в обрамлении наличника с висячим замковым камнем, по верху окон второго этажа — много-поясковая бровка. В сохранившемся пакгаузе привлекает внимание кубоватая решетка на окнах. Перекрытие в здании было сводчатым, после реконструкции оно осталось только в одном помещении. Сегодняшние мастера выполнить такую кладку уже не умеют [20].

   М.З. Буянов, проживая в своей усадьбе, свободные помещения сдавал внаем. В начале 1903 г. в газете «Амурский край» появилось объявление: «Доктор И.М. Хоммер переехал на Зейскую улицу, дом Буянова, против Американского переулка» [21].

   Сын Мокея Захаровича Буянова, Семен Мокеевич Буянов, тоже парохо-довладелец, был зарегистрирован как домовладелец по адресу: улица Зейская, № 171, но также имел дома на улицам Большой (№ 11 и 90) и Кузнечной (№ 12) [22]. Кроме того, в личной собственности у него был участок земли в Ивановской волости («Захарова пустошь») площадью 34,5 десятины [23].

   Мокей Захарович Буянов был человеком непростого, резкого характера. Об этом можно судить по сохранившемуся отчету с заседания городской думы 8 ноября 1899 г., опубликованном в газете «Амурский край». Среди прочих обсуждался вопрос об отдаче в аренду управлению водными путями двух участков земли под постройку казенных Министерства путей сообщения зданий и сооружений для потребностей затона. Оказалось, что управа даже не знала о том, что названное управление уже два года само себе отвело городскую землю в выбранном им месте, застроилось и даже возвело каменное здание механических мастерских. И только после этого, основательно устроившись на городской земле, обратилось с просьбой об отводе этого участка в его распоряжение. Управа, а за ней и дума, видимо, разобидевшись на управление, усмотрели в его действиях самовольное хозяйничание. Поэтому дума единогласно постановила - отклонить просьбу управления о сложении «по закону» окладных сборов с казенных строений на общем основании.

   Пользуясь удобным случаем, гласный И.Е. Молоденков разъяснил, какие именно из казенных зданий подлежат по закону освобождению от оценочного сбора. А за ним, набравшись храбрости, и гласный Р.С. Иванов напомнил думе, что и его дом, отданный под квартиру управлению водных путей, также должен быть освобожден от такого сбора. Гласный М.З. Буянов, как всегда последовательный и верный себе, оставшись при особом мнении, заявил: «А по-моему -надо предложить управлению водных путей очистить участки городской земли и заставить снести все постройки, чтоб не было их - и больше никаких!..». Гласный П.П. Попов предложил отдать эти участки в аренду управлению на 10 - 12 лет, а по истечении этого времени обязать снести в течение 6 месяцев всё, а не исполнят этого требования - забрать все в собственность города. «Бог зна ет, - писал корреспондент газеты «Амурский край», - до чего увлеклись бы господа гласные, если бы внезапный звонок председателя не пригласил их перейти к следующему пункту программы» [24].

   Кроме Мокея Захаровича, в роду Буяновых были другие успешные предприниматели. 15 ноября 1900 г. в Благовещенске было основано «Товарищество Братьев Буяновых» (контора товарищества располагалась на улице Корса-ковской, № 6) с основным капиталом в 200000 рублей для производства операций по пароходству и мукомольному делу [25]. Однако, судя по источникам, товарищество начинало с розничной торговли. Буяновы взяли в аренду помещения в только что построенном магазине Косицыных в центре города.

   «Амурская газета» 15 декабря 1902 г. сообщала, что в магазине «Братьев Буяновых» на Большой улице (бывший «Торговый дом Г.П. Косицына») с 16 по 25 декабря назначена большая распродажа со скидкой на следующие товары: модно-галантерейные -20%, золотые и серебряные вещи - 15%, готовое платье мужское - 20%, дамское - 30%, обувь - 20%, бумажные ткани и шерстяная материя - 10% [26].

   С 4 марта по 5 апреля 1903 г. «Братья Буяновы» провели третью большую и последнюю распродажу со скидкой на все товары: мануфактурные и бумажные - 10%, шерстяные и суконные - 20%, золотые и серебряные вещи - 20%, галантерейные - 30%, благовония - 20%, обувь - 20%, готовое платье мужское - 20%, дамское ватное - 50%, демисезонное и летнее - 20%, дамские шляпы весеннего сезона - 20%, скобяные изделия - 20%, железные кровати - 40%, пароходные принадлежности - 30%, швейные машины Зингера - 15%. Также приглашались благовещенские обыватели купить полученные почтой семена цветочных и огородных культур [27]. Вероятно, «Братья Буяновы» сумели выгодно продать закупленные по оптовой цене товары, а вырученные средства в вложить в пароходство и мукомольное дело. По семейной легенде Буяновым помогли деньгами купцы Алексеевы.

   К 1906 г. было построено и оснащено оборудованием каменное здание паровой мельницы с суточной производительностью в 5000 пудов [28]. Учредителями предприятия были Владимир, Ефим, Василий и Михаил Евтеевичи Буяновы [29].

   Евтей Захарович Буянов (умер в 1886 г.) был преуспевающим купцом 2-й гильдии, имел дом в Благовещенске, участки земли в 12 верстах от села Ивановки и в деревне Астрахановке. На последнем предполагал построить мельницу. Занимался извозом, поставляя товары на прииски. Имел более 40 лошадей, в том числе 26 в обозе. Женился в Томске, где молокане жили в ссылке, на Марфе Игнатьевне Конфедератовой (вышла замуж в 14 лет), по воспоминаниям родственников, полячке по происхождению. После смерти мужа Марфа Игнатьевна продолжила семейное дело. У Евтея Захаровича были дети: Владимир, Прасковья, Василий, Ефим, Михаил. В 1910 г. Владимир, Василий, Ефим, Михаил Евтеевичи числились владельцами дома в Благовещенске по улице Амурской, № 164 . Товарищество «Братьев Буяновых» имело в частной собственности в Амурско-Зейской волости участки: «Алексеевский клин», «Буяновский клин», часть пустоши «Раздельная» общей площадью 27,2 десятины и «Мукомольная пустошь» (24,5 десятины). Также было зарегистрировано владение товарищества «Наследники Буянова» (купца Евтея Захаровича Буянова), которому в Амурско-Зейской волости принадлежала «Лисова пустошь» в 2,4 десятины [30].

   Товарищество «Братьев Буяновых» владело самоходным и несамоходным флотом. Грузовая баржа «Чита» постройки 1902 г. с деревянным корпусом брала на борт 20000 пудов [31].

   Распорядителем товарищества «Братьев Буяновых» был Владимир Евтее-вич, купец 1-й гильдии, гласный городской думы в 1902 - 1906 гг. и в 1910 -1914 гг., член попечительского совета Алексеевской женской гимназии, член комиссии по заведованию городской электрической станцией, член попечительского совета городских лечебных заведений (с марта 1903 г.), член городской санитарно-исполнительной комиссии. Имел свой дом, расположенный на улице Большой, между улицами Корсаковская и Казачья [32].

   Паровая мельница товарищества «Братьев Буяновых» была современным по тому времени производством и регулярно выполняла заказы военного ведомства. Сохранился текст акта от 2 марта 1909 г., в котором говорится: «Согласно личного распоряжения окружного интенданта Приамурского военного округа комиссия в составе председателя коллежского советника Кирикова, членов: титулярного советника Котельникова и штабс-капитана Маккавеева, в присутствии заготовителя подполковника Шляпникова производила исследование сушки и чистки на мельничных аппаратах Буянова. Для испытания был взят принятый в нашем присутствии овес от земледельцев Амурской области в количестве 2000 пудов на сумму 1400 рублей 74 копейки. Средняя проба означенного овса в сыром виде дала сорность 5%, влажность до 17'/2%, стоимость означенного овса 72 копейки. Овес в присутствии комиссии в 10 часов утра был засыпан в приемные сушильные лари, и производилась сушка и очистка мельничными аппаратами, результат которых выразился в следующем: из 2000 пудов овса высушенного и отвеянного получилось: чистого овса 1634 пуда 20 фунтов, с влагою в \2'А%, общая убыль выразилась в 365 пудов 20 фунтов. Убыль эта распределяется: 1) потеря на влагу и распыл 116 пудов 9 фунтов, 2) отход с буратов в виде пыли с сырого овса 6 пудов 17 фунтов, 3) отход при пропуске на веялке легкого овса и мелких примесей с сырого овса 33 пуда 3 фунта, 4) отход при пропуске через куколеотборники: карлыку, дикой гречихи, куколя и прочих зерен с сырого овса 110 пудов 8 фунтов, 5) отход при пропуске через сепараторы: а) легкого овсюку 38 пудов 19 фунтов, б) примеси и мелкого овса 39 пудов 14 фунтов, в) половы 14 пудов 38 фунтов, отход при пропуске через контрольные бураты с сухого овса - пыли и мелкий ус 6 пудов 32 фунта. Подлинный за надлежащими подписями». Таким же образом, засвидетельствованном в соответствующих актах той же комиссии в том же составе 14 марта 1909 г. производилась исследование сушки и чистки пшеничного зерна, зерна ярицы [33].

   Помогал старшему брату в руководстве товариществом Михаил Евтеевич Буянов (1870 - 1933 гг.) [34]. Он имел свой дом на юго-западном углу того же квартала, что и мельница - на пересечении улиц Муравьевской и Корсаковской [35].

   В годы Первой мировой войны паровая мельница товарищества «Братьев Буяновых» расширила свое производство, и при национализации в 1923 г. ее производительность достигала 6000 пудов в сутки. Мельница имела каменный корпус, построенный в соответствии со строительными нормами и правилами [36]. Когда в феврале 1933 г. постановлением Совнаркома СССР было решено построить в Благовещенске бисквитную фабрику для снабжения частей Красной Армии, предполагалось, что это будет совершенно новое предприятие. В ходе изыскательских работ был выбран более экономичный проект - возвести фабрику на территории паровой мельницы товарищества «Братьев Буяновых» [37].

   В семье Михаила Буянова были дети: Петр, Елена, Дмитрий, Ульяна, Анна, Елизавета. Семья была большой, дружной и работящей. Дети учились в гимназии, но почти все лето проводили на заимках, где помогали выращивать овощи. Девочек учили шитью и рукоделию. К каждому губернаторскому балу Лиза с большой фантазией готовила себе маскарадный костюм. На одном из фотографических снимков, хранящемся в Амурском областном краеведческом музее имени Г.С. Новикова-Даурского, она — в костюме пажа. В то время были популярны конские бега, на них собирался весь цвет города. Вероятно, там Елизавета Михайловна познакомилась с Демьяном Филипповичем Высочиным, командиром канонерской лодки «Ватяг», страстным любителем лошадей. Родители Лизы, видя любовь дочери к молодому человек, не стали возражать против их брака. В 1914 г. молодые поженились. Вскоре в семье Высочиных родились дети - две дочери-погодки - Нина и Людмила.

   Шла Первая мировая война. В 1917 г. страну охватили общественные потрясения. Хотя жизнь на Амуре пока текла по-прежнему, размеренно и неспешно, но социальная поляризация, внутренний раскол общества требовали от людей сделать свой выбор - «за» или «против» новой власти. Д.Ф. Высочина подхватила революционная волна. Экипаж боевого корабля встал на сторону большевиков-мухинцев и единодушно избрал его своим командиром. Елизавета Михайловна не вмешивалась в дела мужа, но сильно переживала за него. Особенно драматичным был момент, когда Демьяна Филипповича назначили парламентером в ставку атамана И.М. Гамова. Есть свидетельства, что Высочину при отправлении завязали глаза платком - таково было условие противника. Никто не мог предугадать, как развернутся события. Муж вернулся домой только через несколько дней.

   Закончились бурные дни Гражданской войны и интервенции на Дальнем Востоке. В семье Высочиных подрастали дети. Их воспитанием в основном занималась Елизавета Михайловна. Она учила девочек всему, что умела сама. В доме была хорошая библиотека. Нина и Людмила рано научились читать. Мечтой Демьяна Филипповича было дать дочерям музыкальное образование. Ради этого он даже решил расстаться с «американкой» - коляской, на которой в свое время участвовал в конских бегах. На деньги от ее продажи купили фортепиано. Нина и Людмила очень любили отца и, чтобы сделать ему приятное, к моменту его прихода со службы начинали усердно музицировать. Елизавета Михайловна была домоседкой, и мужу приходилось прилагать немало усилий, чтобы уговорить ее пойти куда-нибудь отдохнуть. Однажды ему удалось даже свозить ее в Харбин, где в то время жили ее брат и сестра (им так и не удалось вернуться в Россию; впоследствии они эмигрировали в Америку) [38].

   До войны Д.Ф. Высочин водил пароходы по Амуру. В 1932 г. пароход «Колумб» под его командой доставил первостроителей на место будущего города Комсомольска-на-Амуре. В 1945 г. во время одного рейса, когда баржа села на мель, Д.Ф. Высочин прыгнул в воду, при этом утерял свой партийный билет. За это получил 4 года заключения. Сидел в лагере под Суражевкой, там заболел и через год умер.

   Петр Михайлович и Ульяна Михайловна после Второй мировой войны оказались в США. Они всю жизнь тосковали по родине. И всегда гордились, что они русские. Елизавета Михайловна Высочина, уже будучи в преклонном возрасте, часто получала от них письма. Дочь Михаила Евтеевича Буянова, Елизавета Михайловна Высочина, прожила 92 года и скончалась в 1984 г. Всю свою жизнь она посвятила семье, мужу и детям [39].

   Еще один сын Захара, Фома Буянов, имел несколько домов в Благовещенске, часть площадей сдавал в наем. Главный доход он получал от крепкого хозяйства: сеял зерновые, разводил скот, зимой направлял обозы с продовольствием (иногда до 300 подвод) в северную тайгу. Причем в сани запрягали не лошадей, а верблюдов, которые все лето паслись, и только зимой им приходилось работать. Кроме того, Фома Захарович имел в Благовещенске небольшую паровую мельницу, которою позже перевез в село Андреевку Ивановской волости [40]. В 1923 г. мельница Фомы Захаровича в Андреевке была национализирована. Она имела паровую вальцевую машину, деревянный корпус [41]. Хозяйствовал Фома Захарович, по воспоминаниям родственников, на многочисленных заимках вокруг Андреевки.

   Буяновы, как и другие небогатые молоканские семьи, добирались из Сибири до нового места жительства довольно долго - около трех лет. До Нерчинска ехали на лошадях с повозками. Возле Нерчинска пересели на плоты и плыли на них сначала по Шилке, а далее по Амуру.

   Фома Захарович Буянов с семьей первоначально высадился у села Серге-евки, некоторое время там жил, а потом перебрался за Зею, в Ивановскую волость. Здесь уже было молоканское селение Андреевка, в котором жили выходцы из Томской, Тамбовской, Самарской и Саратовской губерний. Как рассказывал мне летом 1981 г. мой дядя Савелий Петрович Буянов, Фома Захарович отъехал на 15 верст от села Ивановки и, не доезжая до Андреевки, остановился. Бывшие с ним в обозе семейные осмотрелись и сказали: «Здесь другим мешать не будем». Заночевали, а утром пошли по окрестностям, стали пробовать воду. Фома Захарович спустился к маленькой реке, протекавшей по обширной болотистой низменности, зачерпнул в кружку воду, понюхал и сказал: «Воняет маньчжуром», и назвали ту речку Маньчжуркой [42].

   Вместе с Буяновыми под Андреевку приехал Осип Виноградов. Настоящая фамилия этого беглого солдата была Куксов. Осип скрывался на пасеке Буяновых еще когда они жили в Сибири. И там же проживал некий старик Виноградов. После его смерти Захар Буянов просил мир принять Осипа в общество и дать ему фамилию Виноградов. Когда же люди стали говорить, что вот, мол, человек живет под чужим именем, то Буяновы, собираясь переселиться на Дальний Восток, предложили этому Куксову-Виноградову ехать с ними, чтобы избежать ареста. Потом на заимку приехали Колесниковы, они были православные. По словам Савелия Петровича Буянова, заимку стали называть Вино-градовской уже когда началась Первая мировая война, потому что к тому времени Виноградовых было больше. Этот факт подтверждается тем, что в «Географическо-статистическом словаре Амурской и Приморской областей с включением некоторых пунктов сопредельных с ними стран» А.В. Кириллова, изданном в Благовещенске в 1894 г., данные о Виноградовской заимке отсутствуют. Действительно, впервые селение под названием хутор Виноградовский официально фиксируется в 1916 г.

   Фома Захарович был женат на Евдокии Петровне. Всего у них было 9 детей: Михаил, Павел, Лукьян, Иннокентий, Дмитрий, Матрена, Анна, Марья, Петр. В начале 1880-х гг. Фома Захарович оставил ее и уехал в Благовещенск, где будто бы, связался с какой-то женщиной. Семейное предание Буяновых не сохранило других подробностей того конфликта. Между тем дело было серьезным: Фоме Захаровичу пришлось не только расстаться с семьей, но и покинуть ряды молоканской общины. В Благовещенске Ф.З. Буянов обратился в православие и пребывал в нем, пока не забылись его прегрешения перед единоверцами. В марте 1912 г. он изъявил желание снова быть молоканином, и апреле того же года его переход в секту оформила духовная консистория [43]. На основании этих фактов можно предположить, что Фома Захарович Буянов сошелся в городе с женщиной православного вероисповедания, оформил с нею брак, иначе зачем ему было вступать в православную церковь. Вероятно, в конце 1911 г. -начале 1912 г. Ф.З. Буянов остался один (овдовел или расстался с женой) и решил воссоединиться с бывшими единоверцами.

   Во время этих семейных неурядиц от Фомы Захаровича не отвернулись лишь трое его сыновей, за нто он отдал на равных долях Павлу, Дмитрию и Иннокентию дом в Благовещенске (адрес дома: улица Невельская, № 50). Иннокентий вроде бы получил от своего отца еще и деньги. В 1910 г. в список владельцев строения был вписан Михаил Фомич, при этом Павел, Дмитрий и Иннокентий Фомичи были вычеркнуты из списка [44]. По семейным рассказам, тот благовещенский дом позже был разобран и перевезен в Виноградовку. Остальным детям не досталось ничего. Жену Фома Захарович тоже хотел лишить всякого имущества, но она подала на него в суд, который присудил оставить ей часть земли, скота и деревенский дом [45]. Это позволило Евдокии Петровне вести небольшое хозяйство, чтобы прокормить, одеть и обуть оставшихся с ней детей.

   Моя тетка, Серафима Петровна Плевако, в детстве слышала рассказы своей бабушки Евдокии Петровны, как та косила и убирала сено, а старшие дети-подростки помогали ей. В это время у нее был на руках грудной младенец, последний ребенок - Петр. Евдокия Петровна делала из палок трехножку, ставила ее посреди поля и цепляла посередине люльку, а нее клала своего сына и завешивала пологом. Евдокия Петровна держала несколько коров, доила их, сбивала сливочное масло и отвозила в Благовещенск своему сыну Михаилу (родился в 1870 г.), который тоже занимался сельским хозяйством. Михаил продавал масло, а деньги отдавал матери. У него была большая семья. 8 февраля 1924 г. он был осужден Амурским губотделом ОГПУ и расстрелян [46]. Скорее всего, за участие в Зазейском восстании 1924 г.

   Павел Фомич Буянов (1871 - 1960 гг.) крестьянствовал и занимался пчеловодством. Его жена - Вера Николаевна, урожденная Конфедератова (1880 -1943 гг.). Павел Фомич женился в 25 лет, а Вере Николаевне было тогда всего 16 лет. Из всех сыновей Фомы Захаровича Павел обладал самым буйным нравом. Был строг в отношении своих семейных - заставлял доедать все до кусочка. Если дома что-то было не так, Павел топал ногами, и его боялись.

   В семье Буяновых рассказывают, что Павел Фомич был замешан в одной некрасивой истории: как-то на Виноградовской заимке объявились трое латышей и у них имелось золото (якобы они кого-то ограбили в тайге). Павел как-то узнал об этом и отнял золото у одного из латышей, благодаря чему построил себе богатый дом. Второй латыш остался жить на заимке, тоже обзавелся домом, женился и пытался мстить Павлу (который хотел забрать и у него золото с помощью силы - избивал казацкой плетью). Впоследствии Павел Фомич перебрался в Октябрьский район, до и после Великой Отечественной войны работал в совхозе «Мухинский». Во второй половине 1950-х гг. часто приезжал в Благовещенск и всегда останавливался в нашей квартире, в доме № 57 по улице Ленина.

   Характер и привычки Павла формировались под влиянием хозяйственного и бытового рационализма, характерного для молокан. Когда Павел Фомич приходил к нам ночевать, он свой полушубок ставил прямо на пол, потому что его карманы были набиты всякими железками. Моя мать спрашивала: «Дядя Павел, а зачем вы подбираете все это?». Павел отвечал так: «Иду, вижу гвоздь хороший лежит... значит, мне его Бог послал, когда-нибудь пригодится».

   В молодости, согласно семейной легенде, Павел на несколько лет примкнул якобы к духоборам. Он и его жена Вера молились в доме Виноградовых на заимке (которые тоже перешли в эту секту); прыгали и кричали: «Дух! Дух! Дух!». Этому можно дать следующее объяснение. Вероятно, Павел Фомич, его жена, Виноградовы в те годы состояли в небольшой группе прыгунов.

   Ведь не случайно, что бывший «царь царей», Василий Киреевич Попов, вернувшись в конце января 1902 г. на Амур, отправился не в родную Астрахановку, а в Андреевку, от которой совсем недалеко была Виноградовская заимка. Это значит, что даже в конце XIX в. в сектантской среде Амурской области встречались последователи учения М.Г. Рудометкина. А то, что окружающие молокане принимали прыгунов за духоборов (потому, что те прыгали и кричали: «Дух! Дух! Дух!»), свидетельствует, что они вовсе не считали их членами своей общины. И наконец, факт причисления прыгунов к духоборам свидетельствует о том, насколько разошлись в своем историческом развитии два направления русского духовного христианства, раз рядовые молокане (по крайней мере на Амуре) не имели ясного представления о формах проявления религиозной жизни духоборов.

   Семья у Павла Фомича была большая - пятеро сыновей (Захар, Константин, Николай, Фома, Виталий) и пять дочерей (Лидия, Дарья, Татьяна, Серафима, Паша).

   Дмитрий Фомич Буянов женился на Евдокии Виноградовой, вел крестьянское хозяйство и занимался охотой, уходил на зиму в тайгу и привозил много мяса лося. Простудившись на охоте, заболел чахоткой и умер в 1922 г. Через месяц его сын Владимир тоже заболел чахоткой и умер.

   Лукьян Фомич Буянов остался в холостяках, большую часть жизни провел на золотых приисках, в начале 1919 г. вернулся с Севера тяжело больным и вскоре умер. По воспоминаниям родственников, это случилось, как только японцы ушли с Виноградовской заимки, т.е. в конце февраля - начале марта 1919 г.

   Иннокентий Фомич Буянов женился поздно, взял жену Евгению с ребенком (мальчика звали Петя). В браке у них родились две дочери - Сара и Татьяна. Иннокентий жил бедно и мало занимался хозяйством. По рассказам моего отца, Иннокентий с утра, бывало, запряжет лошадь, чтобы ехать в поле, но если ему в этот момент попадется какая-нибудь книга, он забирался под телегу, начинал читать и забывал обо всем. Родственники и соседи несколько раз спасали лошадь, которая чуть было не падала от жажды и перегрева на солнце. Видимо, это не устраивало жену Иннокентия Фомича, она его бросила, вышла замуж за другого и уехала с детьми в Оренбургскую губернию.

   Иннокентий Фомич жил на Виноградовской заимке. В начале 1930-х гг. страну охватил голод, это бедствие докатилось и до Амура. Иннокентий Фомич заболел тифом и умер в 1933 г.

   Матрена Фоминишна Буянова жила в Благовещенске, была замужем за Панкратом Попковым. Ее муж занимался портным ремеслом, шил пальто и другую одежду. Умерла рано, но год смерти неизвестен.

   Мария Фоминишна также умерла в молодом возрасте. С семьей жила в Константиновке, остались дети-сироты, жили у своей бабушки - Евдокии Петровны. Анна Фоминишна вышла замуж за врача, во время родов у нее случилась горячка, приведшая к смерти. Осталась дочь, которую тоже назвали Анной.

   Петр Фомич Буянов, мой дед (1880 - 1938 гг.), всю жизнь занимался крестьянским трудом на Виноградовской заимке, жил небогато. В феврале 1938 г. по доносу был арестован и уже не вернулся домой. 29 апреля 1938 г. тройкой УНКВД по Дальневосточному краю был приговорен к расстрелу. 8 июня 1938 г. приговор был приведен в исполнение [47]. По характеру дед был щедрым, всегда помогал людям, часто отдавал все, что имел, за что его жена Наталья Савельевна называла его «чужая рубаха». Как и многие молокане, любил читать газеты и книги, у себя дома держал небольшую библиотеку. Любовь к знаниям появилась у Петра в детстве, когда его по решению родственников отправили учиться в Благовещенскую классическую мужскую гимназию. Учеба обходилась недешево. В городе Петр жил у родственников Попковых. Но окончить полный курс он не смог - после пяти классов был отозван на заимку, потому, что мать уже не справлялась с хозяйством. К этому времени старшие сыновья Евдокии Петровны выросли, обзавелись семьями и отделились.

   Петр Фомич Буянов женился в 1908 г. на Наталье Савельевне Поповой из зажиточной молоканской семьи из села (заимки) Ефремовки. Савелий Петрович Буянов рассказывал об этом так: «Когда сваты приехали в Ефремовку и зашли в дом к Поповым, то Петру Фомичу дали газету, и он стал бегло ее читать, то есть показали его грамотность. Первоначально за Петра Фомича сватали старшую дочь Поповых - Авдотью, но ей жених не понравился, и она сказала: «Я за него не пойду!». Это услышала Наталья и сказала: «А я пойду!». У Петра Фомича и Натальи Савельевны было четверо детей: Раиса (1911 - 1949 гг.), Серафима (1912-2002 гг.), Савелий (1914-2007 гг.), Валентин (1921 - 1989 гг.).

   Раиса Петровна вышла замуж, жила в городе, у нее было две дочери -Лариса и Светлана, она рано умерла. Серафима вышла замуж за Федора Ивановича Плевако и всю жизнь прожила с ним в селе Ромны, где работала учительницей в местной школе. Она закончила педагогическое училище, но, чтобы поступить в него, ей пришлось взять по каким-то обстоятельствам документы своей сестры, поэтому мы всегда звали ее «тетя Рая».

   Савелий Петрович остался на Виноградовской заимке, женился, работал в колхозе, а когда началось укрупнение хозяйств, перебрался в расположенную рядом Богословку, а потом в село Правовосточное Ивановского района. Валентин Петрович до 1940 г. жил на Виноградовской заимке, потом поступил на курсы водителей автомобиля в Благовещенске. В годы Великой Отечественной войны братья были мобилизованы, участвовали в боях с немецко-фашистскими захватчиками, получили правительственные награды. Домой вернулись только в 1947 г. Жизненный путь двух братьев отразил судьбу всего того поколения, для которого время четко делилось на две части - «до войны» и «после войны».

   В годы Первой мировой войны Петр Фомич Буянов был призван в царскую армию, но из-за близорукости на фронт не попал и служил в штабе какой-то части не то в Петрограде, не то в Москве писарем (по другим данным - санитаром). У него был каллиграфический почерк. Часто писал домой письма, передавал поклоны всем родственникам. Вернувшись на Виноградовскую заимку, Петр Фомич построил большой дом, но пожить в нем ему не пришлось.

   Во время Гражданской войны жители Виноградовской заимки пережили большое горе. В январе - марте 1919 г. в ответ на бесчинства японских интервентов в Амурской области развернулось массовое крестьянское восстание. В это время партизанская армия под командованием Г.С. Дрогошевского насчитывала около 3 тысяч человек. В январе 1919 г. большой отряд повстанцев сосредоточился около села Андреевки Ивановской волости. Узнав, что партизаны стоят в Андреевке, японское командование направило в этот район крупные силы.

   Утром 17 февраля 1919 г. японцы и белогвардейцы подошли к Виногра-довке. Здесь их ожидала засада. Партизаны получили приказ не стрелять, пока не покажется весь отряд врага. Ничего не подозревая, японцы двигались по дороге, пока внезапно не раздался одиночный выстрел. Вслед за тем загремели беспорядочные залпы, не причинившие большого вреда наступающим. Японцы развернулись в цепь и открыли прицельный огонь из винтовок и орудий. В ходе ожесточенного боя партизаны были разбиты и отступили [48].

   Почти все дома на хуторе сгорели. По воспоминаниям Серафимы Петровны Плевако, утром красные предупредили местных жителей, что будет бой и, возможно, придут японцы. Петр Фомич и Наталья Савельевна запрягли лошадей в сани, посадили детей, взяли кое-какое имущество и поехали в ближайший лес. Только выбрались за околицу, как послышались выстрелы и взрывы снарядов. Буяновы и их односельчане переждали бой на чужой заимке. Вечером было видно, как горит Виноградовка.

   Когда на третий день вернулись, то увидели, что все дома сожжены. Целой случайно осталась баня, принадлежащая Павлу Фомичу, в которой и стали жить. Не поврежденными оказались амбар и завозня. Из этого амбара был построен небольшой дом, в который позже перебралась семья Петра Фомича. В сгоревших строениях были пшеница, мука, другие припасы. Испорченным оказалось то, что лежало сверху. Люди стали перебирать зерно и годное употреблять в пищу - варили простую кашу. Многие вообще лишились всякого жилья, ютились в землянках и ездили по окрестным деревням побираться. Жители Ви-ноградовки пострадали не только от японцев, но и от партизан. В моей семье так вспоминали о тех событиях: только ушли японцы, появились партизаны и забрали то, что еще представляло какую-то ценность в сожженной Виноградовке.

   Мой дядя Савелий Петрович Буянов и мой отец Валентин Петрович Буянов рассказывали (со слов своего отца), что первоначально партизаны хотели дать бой японцам у села Андреевки, но тамошние жители настояли на том, чтобы бой шел у Виноградовской заимки: дескать, она маленькая (6 дворов), и ее, в отличие от Андреевки (более 200 дворов), можно будет быстро отстроить. Никто из жителей заимки в Виноградовском бое участия не принимал. Андреевка же после боя ничем не помогла пострадавшим соседям, а японцы потом признали свою вину: «Нам японцы привозили муку, крупы и сахар», - свидетельствовал Петр Фомич Буянов [49].

   В роду Буяновых также был известен благовещенский мещанин Степан Буянов (по данным В.Н. Абеленцева, Степан Андреевич Буянов). Владел в городе имуществом на 1250 рублей (1888 г.), имел в собственности участок земли 100 десятин (1889 г.) [50].

   В документах упоминается крестьянин Василий Буянов, арендовавший 10 десятин земли в 17 верстах от Благовещенска по пади Чубуковской [51].

   

   Примечание:
   01. Буянова, М., Григорьева, А. В истории рода-история России...
   02. Аргудяева, Ю.В. Этническая и этнокультурная история русских на юге Дальнего Востока России... -С. 272.
   03. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 17. Л. 22 об.
   04. Кириллов, А. В. Явление «царя царей» (страничка из жизни амурских прыгунов) // Камчатские епархиальные ведомости. - Благовещенск, 1895. -№4.-С. 94.
   05. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 295. Л. 39 об.
   06. Амурская область. Опыт энциклопедического словаря... -С. 71; Адаменко, Н.Г. Заселение территории Ивановского района до 1991 года // Страницы нашей истории (к 140-летию с. Ивановки и 80-летию Ивановского района). -Благовещенск, 2004. -С. 13.
   07. РГИА ДВ. Ф. 704. Он. 4. Д. 295. Л. 39 об, 40 об.
   08. ГААО. Ф. 8-и. Оп. 1. Д. 12. Л. 2, 8 об, 12 об.
   09. РГИЛ ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 498. Л. 118, 127.
   10. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 498. Л. 55.
   11. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 498. Л. 54.
   12. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 498. Л. 55.
   13. ГААО. Ф. 50-и. Оп. 1. Д. 2. Л. 12.
   14. История Благовещенска. 1856 - 1917: В 2-х т. -Т. 2. -С. 403-404.
   15. Обзор Амурской области за 1890 год. - С. 15.
   16. Амурская газета. 1899. 9 мая.
   17. Памятная книжка Амурской области на 1913 год. -С. 111.
   18. Список судов Амурского речного торгового флота и казенных судов, не принадлежащих МПС, плавающих по рекам Амурского бассейна. 1910 г. —С. 11 — 12.
   19. Список паровых судов, плавающих по рекам Амурского бассейна. Составлен на 1 марта 1907 г.-С. 3-4.
   20. Холкина, Т.А., Чаюн, Л.А. Архитектурное наследие Благовещенска... -С. 84. Амурский край. 1903. 21 мая (3 июня).
   21. Памятная книжка Амурской области на 1903 год. С. VIII;
   22. ГААО. Ф. 8-и. Оп. 1. Д. 77. Л. 7, 10 об.
   23. Труды... Частновладельческое хозяйство в Амурской области. - Вып. II, Т. III. Таблица 1. -С. 32-33.
   24. Амурский край. 1899. 12 (24) ноября.
   25. История Благовещенска. 1856- 1917: В 2 т.-Т. 2.-С. 339.
   26. Амурская газета. 1902. 15 декабря.
   27. Амурская газета. 1903. 2 марта.
   28. Труды... Материалы о положении и нуждах торговли и промышленности на Дальнем Востоке. Составитель уполномоченный Министерства торговли и промышленности А.Н. Митинский. -С. 42.
   29. ГААО. Ф. 8-и. Оп. 1. Д. 77. Л. 7об.
   30. Труды... Частновладельческое хозяйство в Амурской области. Вып. II. Т. III. Таблица 1. С. 32-33.
   31. Список паровых и непаровых судов, плавающих по рекам Амурского бассейна. Составлен на 1 февраля 1903 г. -С. Зоб. -4.
   32. История Благовещенска. 1856 - 1917. В 2-х т. - Т. 2. - С. 404; Памятная книжка Амурской области на 1903 год. —С. VIII; Амурский край. 1903. 12 (25 марта), 2 (15 апреля).
   33. Труды... Вып. V. Колонизационное значение земледелия в Приамурье. Составил начальник отряда земледельческой колонизации СП. Шлишкевич. — С. 30 - 32.
   34. История Благовещенска. 1856 - 1917: В 2-х т. -Т. 2. -С. 404.
   35. Памятная книжка Амурской области на 1903 год. - С. VII.
   36. ГААО. Ф. 13. Оп. 1. Д. 7. Л. 1, 22 об. 5 К Г,
   37. Берестенко, И.В. ОАО «Благовещенская кондитерская фабрика «Зея» // Амурский краевед. - Благовещенск, 2006. - № 1(23). - С. 59.
   38. Шпаняк, Г. Принять судьбу с достоинством // Моя мадонна. 2003. 24 сентября.
   39. Там же.
   40. Буянова, М., Григорьева, А. В истории рода - история России...
   41. ГААО. Ф. 13. Оп. 1. Д. 7. Л. 1,24.
   42. Итоги сельскохозяйственной переписи в Амурской области. Благовещенск, 1916.-С. 70-71.
   43. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 7. Д. 648. Л. 35.
   44. ГААО. Ф. 8-и. Оп. 1. Д. 77. Л. 10 об.
   45. Буянова, М., Григорьева, А. В истории рода - история России...
   46. Книга памяти жертв политических репрессий города Благовещенска. —Т. 1. —С. 26.
   47. Книга памяти жертв политических репрессий Амурской области. - Т. 2, - С. 78.
   48. История Дальнего Востока России. От эпохи первобытного общества до конца XX века. -Т. 3. Кн. 1. Дальний Восток России в период революций 1917 года и гражданской войны / отв. ред. Б.И. Мухачев. - Владивосток, 2003. - С. 323;
   49. Сычевский. Е.П. Амурская область прежде и теперь. - Благовещенск, 1973. - С. 47. 1 ' Буянова, М., Григорьева, А. В истории рода - история России...
   50. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 498. Л. 55, 118.
   51. ГААО. Ф. 15-и. Оп. 1. Д. 113. Л. 15.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   Вклад молокан в развитие судоходства

   Земледелие в жизни молокан

   История села Чуевка Тамбовского района


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Монография Е.В. Буянова, профессора кафедры всемирной истории и международных отношений АмГУ, доктора исторических наук "Духовные христиане молокане в Амурской области во второй половине XIX - первой трети XX в.
   Электронная версия - Коваленко Андрей, главный редактор портала "Амурские сезоны"