Молоканский род Коротаевых О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6643
фото           7182








Первый литературный портал:



Стихотворение
Я, как всегда, читаю между строк...

Стихотворение
Март






Статьи по теме

Культура и спорт
















Статьи по теме

Религия




































Молоканский род Коротаевых

25 сентября 2019 г.

   Главная страница о духовных христианах (молоканах)

   

   Не менее известными, чем Алексеевы, были Коротаевы. Среди них были крестьяне, ремесленники, пароходовладельцы, купцы. Основатель рода Феок-тист Степанович Коротаев прибыл на Амур в составе большой группы молокан, жителей села Тяглое Озеро Николаевского уезда Самарской губернии в 1865 г. [01]. Судя по тому, что Феоктист Степанович шел на Амур три года с женой Устиньей и детьми, старшему из которых было 12 лет, его семья была небогатой [02].

   В семье Коротаевых бытует романтическая легенда о том, что в Феоктиста влюбилась помещичья дочка и заявила отцу: «Если за него замуж не отдашь, брошусь в Волгу!». Отец сначала ее стращал... Потом все же смирился и в качестве приданого дал Феоктисту вольную [03]. Однако, заметим, жители села Тяглое Озеро относились к государственным крестьянам и крепостного права не знали.

   У Феоктиста Степановича было пять сыновей (Филипп, Иннокентий, Маркел, Трофим, Ефим) и дочь. Прибыв на Амур, стали крестьянствовать. Известно, что у Феоктиста Степановича Коротаева в окрестностях города был небольшой (5 десятин) участок земли (1889 г.). Тогда же благовещенский 2-й гильдии купец Ефим Феоктистович Коротаев приобрел в частную собственность 14 десятин 1275 саженей земли [04]. В купцы смогли выбиться двое сыновей Феоктиста Степановича - Филипп и Ефим, однако последний вскоре перешел в мещанское сословие.

   Лучше всех дела пошли у Филиппа Феоктистовича. Первоначальный капитал наживал он непросто, нелегким физическим трудом. Перебравшись в город, вначале устроил ремесленную мастерскую (на месте современного электроаппаратного завода), работал жестянщиком, лудильщиком, делал ванны, тазы, кастрюли. Потом открыл торговую лавку. Торговал без запроса: брал мелким оптом мануфактуру у именитых купцов (Чурина, Кунста) со скидкой, продавал ее по установленной товародателем цене. Постепенно приобщал к своему делу сыновей - Петра, Федора, Ивана, Михаила [05]. По данным на 1888 г., Филипп Феоктистович Коротаев владел в городе недвижимой собственностью на 2250 рублей [06].

   По рассказам потомков Коротаевых, Трофим тоже понемногу занимался торговлей и пароходством. Маркел крестьянствовал в деревне Толстовке. Иннокентий стал плотничать, занялся подрядами. Младшего, Ефима, тоже плотника, Феоктист Степанович оставил при себе. Их усадьба располагалась на улице Большой, между Станичной и Буссевской, напротив нынешнего главного корпуса Благовещенского государственного педагогического университета. Дом Трофима был по улице Иркутской, там, где сейчас областная детская клиническая больница. Филипп Феоктистович обосновался на углу улиц Амурской и Садовой (ныне 50-летия Октября). Вначале на этом месте он построил временную «засыпушку» - дом, сложенный не из бревен, а сколоченный из досок в два ряда с промежутком. Этот промежуток для тепла засыпали землей. Строились такие дома очень быстро, а стояли порой десятки лет [07].

   Мария Федоровна Коротаева-Кузнецова рассказывала: «Когда-то одну молоканскую землянку в пятидесятых годах я нашла на Краснофлотской, между улицами Пушкина и Чайковского. Там, возле детского сада № 3, что потом сгорел, увидела и старый глубокий колодец, который служил молоканам погребом» [08].

   Всего Филипп Феоктистович со своими сыновьями построил в городе четыре магазина и пять жилых домов. Он три раза женился и воспитал 13 детей (четырех сыновей, девять дочерей), в том числе пять приемных. В первом браке у него родился сын Петр и дочь Степанида. После смерти жены Филипп женился на вдове купца Меньшагина, урожденной Косицыной. Таким образом, эти два молоканских семейства породнились. У молокан было принято выдавать замуж и брать в жены только своих. Коротаевы также были в родстве с Саяпиными, Кувшиновыми, Кондрашевыми, Поповыми и другими молоканскими фамилиями.

   Степанида Филипповна вышла замуж за Ф.В. Кондрашева, который построил взамен сгоревшего в 1912 г. магазина П.М. Гурикова трехэтажную гостиницу, которая так и стала называться «Кондрашевской» (долгое время в здании находилась гостиница «Амур», сейчас Амурский областной суд, адрес: улица Ленина, № 122). У второй жены Филиппа Феоктистовича Коротаева уже были две дочери. В этом браке родились трое сыновей - Федор, Иван, Михаил. Вторая жена Ф.Ф. Коротаева умерла в 1890 г., когда Федор был еще совсем маленьким. У третьей жены Филиппа Феоктистовича Марии было три дочери, и она родила ему еще трех [09].

   Филипп Феоктистович Коротаев был глубоко верующим и добрым человеком, ибо отличительной чертой молокан, одним из важнейших символов их веры было человеческое отношение к себе подобным. Люди его уважали. По воспоминаниям его внучки, Марии Федоровны Коротаевой-Кузнецовой, Филиппа Феоктистовича «часто просили читать проповеди в молитвенном доме. Когда он проповедовал, все присутствующие плакали... Так действовало на них его проникновенное слово» [10].

   В 1911 г. Филиппу Феоктистовичу Коротаеву, купцу 2-й гильдии, был 71 год, и он подал, как всегда, прошение на получение купеческого свидетельства. Однако возникло недоразумение. Ф.Ф. Коротаев попал в список лиц на предмет исключения из купеческого сословия как не выбравший свидетельство на 1911 г. Разобравшись в ситуации, городской голова П.П. Попов направил военному губернатору Амурской области письмо следующего содержания: «16 марта с.г. (1911 г. - КБ.) за № 2278 Вашему Превосходительству представлен городской управой список лиц купеческого сословия, не выбравших на 1911 г. купеческие свидетельства для исключения их из последнего сословия. В означенный список под № 4 внесена семья купца Филиппа Феоктистовича Ко-ротаева, которая исключена из купеческого сословия постановлением Вашим от 1 апреля с.г. за № 242. Как выяснилось, купец Коротаев с семейством в упомянутый список внесен неправильно, благодаря тому обстоятельству, что выбранное Коротаевым 22 декабря м.г. за № 825 купеческое свидетельство 2-й гильдии на 1911 г. записано по ошибке служащего счетного отдела управы выданным не Коротаеву, а некоему Коржаеву. Ввиду того, что Коротаев исключен из купеческого сословия на основании ошибочных данных он управою по купеческим книгам из сословия купцов не исключался (не делалось отметки об исключении)». 5 июля 1911 г. в Благовещенскую городскую управу пришло постановление военного губернатора Амурской области, в котором говорилось, что поименованных в прилагаемом списке лиц считать в купеческом звании. В приложенном списке были указаны: Филипп Феоктистович Коротаев, 71 года, его жена Мария, 63 лет; дети: Федор, 28 лет, Иван, 24 лет, Михаил, 23 лет, Мария 19 лет, Анна, 16 лет, Прасковья, 14 лет [11].

   В начале XX в. старший сын Филиппа Феоктистовича Коротаева Петр построил себе дом и отделился от отца. Федор, рано оставшись без матери, воспитывался Петром и во многом ему подражал. Коротаевы имели в Благовещенске несколько магазинов. Первый (деревянный) располагался на углу улиц Садовой и Амурской, позднее он назывался «Товарищество братьев Ивана и Михаила Коротаевых». Торговали в нем смешанным товаром: мануфактурой, одеждой, галантерей. Два магазина - по улице Амурской и один по улице Благовещенской - Торгового дома «Ф.Ф. Коротаев с Сыном» принадлежали Филиппу Феоктистовичу и его старшему сыну Петру. Торговое место включало каменный двухэтажный магазин (в 1970-е - 1980-е гг. ателье «Садко», ныне улица Амурская, № 191 А), одноэтажную кирпичную лавку, деревянный магазин и кирпичный пакгауз (построен в 1915 г. после пожара в главном здании торгового дома, на втором этаже его находились контора и склад мануфактурного товара, на первом склад - склад сельскохозяйственного инвентаря, предназначенного для продажи) [12]. Петр жил, согласно домовой книге городской полиции, рядом с магазином в своем доме по улице Амурской [13]. Сегодня на этом месте находится жилой дом и магазины, построенные фирмой «Хуафу».

   Умер Петр в 1910 г. По семейной легенде он, человек непьющий, как все молокане, оказался раз на открытии винного магазина, где пришлось выпить, что его и погубило. После Петра распорядителем торгового дома стал Федор Филиппович Коротаев. За это он получал от отца жалованье в 200 рублей в месяц, по тем временам приличные деньги. В магазине Коротаевых на улице Амурской на первом этаже торговали обувью, одеждой, мануфактурой, галантереей, посудой, скобяными изделиями, на втором - мясными продуктами.

   В 1913 г. Федор Филиппович Коротаев и его компаньон Абдула Фатихо-вич Урманчеев обратились в городскую думу с просьбой выделить им участок под строительство магазина по улице Большой. Разрешение было получено, и магазин был построен и открыт в 1916 г. Он принадлежал торговому дому «Ф.Ф. Коротаев и К°» [14]. В последние десятилетия XX в. в этом здании располагался магазин «Весна» (адрес: улица Ленина, № 157).

   По воспоминаниям Марии Федоровны Коротаевой-Кузнецовой, на первом этаже этого магазина торговали мануфактурой - разными тканями - и дешевыми и дорогими. У двери стояла будочка с кассой, вдоль одной стены была витрина с фарфоровой посудой и статуэтками. У другой располагался отдел обуви, а под лестницей - жестяной и эмалированной посуды. На втором этаже находилась контора Федора Филипповича Коротаева, там же сидела портниха. Прямо в магазине снимала мерки, шила, а потом посыльные доставляли заказы на дом. Особенно много шили из ситца - в магазине Коротаева и Урманчеева все состоятельные люди города одевали свою прислугу. А шикарные наряды благовещенские дамы покупали в магазине Игнатова (сейчас там магазин «Меркурий», переулок Волошина, № 4) или у Чурина [15].

   По улице Иркутской (ныне Горького) находилось «Товарищество Коротаев и Кондрашев». Кроме магазинов, Коротаевы имели лавки на Амурском, Гостинодворском, Ремесленном базарах, по улице Большой. Держали лавки в каменных рядах на мелочном базаре за арендную плату 1800 рублей в год.

   К началу XX в. прочные торговые связи были налажены со многими фирмами: шубным и пимокатным заведением А.П. Бухалова в Барнауле, с сарапульским купцом Гундериным и торговым домом «Шнейдерман с С-ми» в Иркутске. Среди поставщиков мануфактурного товара были известные московские фирмы: товарищество мануфактуры «Эмиль Циндель», товарищество Даниловской мануфактуры, торговый дом Розенцвайля, товарищество «Лабзин-Грязнов», товарищество Тверской мануфактуры, товарищество «Проводник», товарищество «Елагин с С-ми», товарищество мануфактуры Викулы Морозова, акционерное общество бумажной мануфактуры «Карл Шейблер», товарищество мануфактуры Н.Н. Коншина в Серпухове, правление которого находилось в Москве, «Наследники Винокурова» и др. Среди известных московских поставщиков товара для магазинов купцов Коротаевых были: А. Баранов, Л. Либезон, И.Т. Филатов, И.А. Пуговкин. Все торговые операции осуществлялись в основном через Благовещенское отделение Сибирского торгового банка. В технике коммерческих операций, наряду с другими, использовалась вексельная система расчета. В 1904 г. торговые сделки с московскими купцами были заключены на сумму 35838 рублей. Один только торговый дом «Наследники К.К. Дунаева» поставил торговому дому «Ф.Ф. Коротаев с Сыном» мануфактурного товара на сумму 22 тысячи рублей.

   Выходили торговые дома Коротаевых и на заграничные фирмы: «Карл Томпсон», «Вильгельм Дикман» и др. Немецкие товары завозились в основном через первого частного пароходовладельца в Николаевске-на-Амуре В. Дикмана, приписавшегося в 1860-е гг. в николаевские купцы. Среди товаров, ввозимых из-за границы, были железные изделия (гвозди, весы, оселки для правки кос), трос пеньковый, сухие краски, мазь для смазки колесных осей телег, вазелин. Через польского коммивояжера Мовшовича были налажены торговые связи с Варшавой и Лодзью, откуда шел мануфактурный товар. Последняя партия польского товара (атлас, белье), закупленная в 1914 г., не пришла в Благовещенск в полном объеме из-за начавшейся Первой мировой войны [16]. По утверждению Марии Федоровны Коротаевой-Кузнецовой, Федор Филиппович сам ездил в польские земли для закупки товаров [17].

   Еще он выписывал для своих магазинов товары из Германии, ведя переписку с поставщиками на немецком языке. Часть этих бумаг впоследствии нашли на чердаке старого дома Коротаевых на углу улиц Амурской и Садовой [18].

   В этом доме Федор Филиппович Коротаев проживал с женой Надеждой Захаровной 1888 г. рождения. Исходя из приведенных данных, Федор родился в 1883 г. Однако в домовой книге, прибывших и выбывших дома из Коротаевых •по Амурской улице за 17 февраля - 3 мая 1915 г. указан возраст Федора - 30 лет. Эта дата подтверждается другой записью в архивном документе, где говорится, что в 1915 г. Федор Филиппович Коротаев, 30 лет, поступил на военную службу [19]. В таком случае он родился в 1885 г. Следует учитывать, что записи в домовой книге велись не очень аккуратно и противоречат друг другу. Согласно одной за 1915 г. в семье Федора Филипповича Коротаева были дети: Елена 7 лет, Николай 5 лет, Дмитрий 4 лет, Федор 2 лет, Мария 1 года. Запись от 20 ноября 1917 г., сделанная другим почерком и другими чернилами, говорит, что в семье Коротаева были дети: Николай 12 лет, Федор 10 лет, Мария 8 лет, Дмитрий (возраст не указан). Сведений о Елене нет, но через две страницы в домовой книге указана Елена Федоровна 1 года. О занятиях хозяина в этой же книге указано - снабжение населения продуктами первой необходимости [20].

   Соседями Коротаевых по улице Амурской были другие известные амурские купцы - Платоновы. По воспоминаниям Марии Федоровны Коротаевой-Кузнецовой, юные Коротаевы играли с детьми Ефима Захаровича Платонова [21].

   Купцы Коротаевы понемногу занимались речными перевозками. Трофим Феоктистович Коротаев в 1901 г. построил в г. Благовещенске баржу с деревянным корпусом «Лена» вместимостью 4000 пудов, а в 1906 г. на заводе С.С. Шадрина - колесный пароход «Сибирь». Судно имело деревянный корпус. Паровая машина, работавшая на дровах, была поставлена с завода «Бр. Заксенберг» (Германия) Фома Трофимович Коротаев владел пароходами «Мудрец», «Англичанин» и стальной баржей «Джолон». «Мудрец» был построен в 1877 г. в Бельгии фирмой «Джон Коккериль». Доставленный морем по частям, пароход был собран в селе Софийском на Нижнем Амуре. Судно раньше принадлежало «Товариществу Амурского пароходства» и совершало рейсы между Благовещенском и Сретенском, ходило и в Харбин. Жестокая конкуренция между старым и новым товариществом («Амурским обществом пароходства и торговли») привела к разорению первой судоходной компании. В 1909 г. «Мудрец» стал собственностью купца Ф.Т. Коротаева. [22]

   «Мудрец» был стальным буксиро-товаро-пассажирским боковоколесным пароходом мощностью 240 лошадиных сил. Развивал скорость в 15 верст в час. Перевозил 10000 пудов груза и 308 пассажиров, в том числе 22 человека во втором классе. Взяв в трюмы груз, а в надстройку пассажиров, «Мудрец» мог успешно буксировать одну-две, а то и три баржи. Малая осадка «Мудреца» (порожнем всего 70 см) позволяла хозяину использовать пароход на перевозках грузов даже в мелководье. Длина корпуса судна - 186 футов, ширина с колесными кожухами - 44 фута, без кожухов - 21 фут. Был снабжен паровой машиной низкого давления, состоящей из двух котлов с рабочим давлением 4 атмосферы. Работал на дровах. Капитаном «Мудреца» был Андрей Илларионович Еремин. На эту должность он попал не случайно. Во время русско-японской войны унтер-офицер А.И. Еремин вынес из боя раненого офицера, которым оказался поручик Е.Т. Коротаев - младший из трех братьев. А.И. Еремин был хорошим капитаном и обходился без лоцмана, за что хозяин платил ему 250 рублей в месяц - такого оклада не получали и капитаны амурских больших почтовых пароходов. Зарплата матроса на «Мудреце» составляла 30 рублей в месяц.

   «Англичанин» имел мощность 120 лошадиных сил. Брат Фомы Трофимовича В.Т. Коротаев перед Первой мировой войной купил на паях с М.Т. Косицыным деревянный пароход и назвал его «Владимир Коротаев». Фома Трофимович и Владимир Трофимович Коротаевы владели еще маленьким тридцатисильным пароходиком «Путник», на котором летом со своими семьями и семьями своих компаньонов вместе с казачьим оркестром выезжали для отдыха на один из зеленых островов на Зее [23].

   Жилые дома Коротаевых располагались по улицам Амурской, Садовой, Буссевской, Чигиринской, Иркутской. С целью получения дополнительного дохода Коротаевы сдавали в аренду дома, землю, амбары. В 1906 г. был заключен договор между торговым домом «Ф.Ф. Коротаев с Сыном» и китайским подданным У Чженьюанем о сдаче в аренду дома по улице Амурской, между Садовой и Чигиринской, на один год за арендную плату 60 рублей в месяц. При прекращении аренды раньше срока предполагалась выплата неустойки в размере 300 рублей. В 1913 г. между «Товариществом Коротаев и Кондрашев» и чиновником особых поручений Приамурского окружного интендантского управления коллежским советником Цыбуленко был заключен договор о передаче в арендное содержание принадлежащих товариществу амбара по улице Иркутской, № 5 сроком на 2 месяца под склады зерна за 50 рублей.

   Коротаевы делали попытки наладить ввоз в Благовещенск продовольственных товаров, в частности чая. По этому поводу велись переговоры с иркутским купцом Яковлевым. Очевидно, фирма Коротаевых стала известна за рубежом, так как однажды они получили деловое предложение из Гамбурга от немецкого торговца Эдуарда,И. Малера с прейскурантом товаров из южных стран.

   Купцы Коротаевы занимались общественной и благотворительной деятельностью. Например, в 1904 г. торговым домом «Ф.Ф. Коротаев с Сыном» .было перечислено Комитету по призрению семейств нижних чинов войск в Амурской области 210 рублей. Федор Филиппович Коротаев выделял средства на строительство молоканского молельного дома по улице Иркутской, читальни Народного дома. Был гласным городской думы. Петр Коротаев оказывал содействие в открытии книжного магазина Бутрякова по улице Большой. Ежегодно вносились оценочные сборы в Благовещенское городское общественное управление на строительство школ и дорог [24].

   Лия Платоновна Ефимова пересказала слышанное в детстве от своего отца о Федоре Филипповиче Коротаеве: «Вы знаете, это ж такие люди были! Они благотворительностью не для галочки занимались. Моего отца и его брата Коротаев отправил за свой счет учиться в Томск и Петербург. Так мой отец получил хорошую специальность, потом всю жизнь на судоверфи работал. Рассказывал, что Коротаев многих мальчишек из небогатых семей на учебу отправлял, и всю жизнь вспоминали его добрым словом [25].

   Федор Филиппович Коротаев был образованным человеком, закончил Благовещенскую мужскую гимназию. Сыграл большую роль в становлении местной журналистики и литературы. Был основателем, одним из авторов, а в какие-то периоды и редактором газеты «Благовещенск» (1907 - 1912 гг.), издававшейся на деньги купцов-молокан. Газета носила довольно ярко выраженный по понятиям того времени «буржуазно-монархический» характер, т.е. не шла против власти и стремилась содействовать экономическому процветанию области. Ф.Ф. Коротаев сотрудничал также в «Амурской газете» (с 1900 г.) и в «Амурской речи» (1915 г.) и, по некоторым данным, был одним из соавторов коллективного романа «Амурские волки» [26].

   Федор Филиппович писал и публиковал стихотворения, очерки, фельетоны, статьи на темы местной жизни за подписями (псевдонимами): Z, Он самый, Молоканин, К.Ф., Ф.К., Фео, бео, Ф. Дудка и др. В 1912 г. в Москве в типографии О. Морнеля и А. Майера вышел «Сборник стихотворений Федора Коротае-ва», посвященный первым поселенцам на Амуре. Один экземпляр этой книги хранится в Амурской областной научной библиотеке. Бросается в глаза некоторое несоответствие между названием сборника и реальным его содержанием: в «Сборник стихотворений» оказались включены не только басня «Купец и конкурент», но и прозаические произведения - очерк «Ранний брак», сказка «Елочка». Название сборника тоже не особенно удачное ввиду его абсолютной безликости. Видимо те, кто готовил книгу к печати, не были профессионалами. Большинство стихов, включенных в сборник, отличает некоторая вторичность, узнаваемость тем и мотивов, интонационного рисунка, ритма. Похоже, что автор не рассчитывал, что его книга попадет в руки профессиональных критиков и литераторов, получит широкое распространение, в том числе в среде искушенной публики. Наверное, сборник предназначался для читателей невзыскательных, заведомо настроенных к автору благожелательно. «Сборник стихотворений Федора Коротаева», как можно предположить, распространялся в основном среди друзей, знакомых, среди тех, с кем автор был связан профессиональными, творческими, общественными интересами.

   Во время так называемого «гамовского мятежа» в марте 1918 г. Федор Филиппович Коротаев был убит среди бела дня на улице [27]. По свидетельству дочери Федора Марии Федоровны Коротаевой-Кузнецовой, ее отец погиб от шальной пули. «Они (отряды Ф.Н. Мухина - Е.Б.) наступали от вокзала. Простреливался весь город. Отец успел нас, детей и маму переправить в Сахалян (теперь Хэйхэ), а сам погиб. Мы в фанзе китайской ютились, а потом вернулись - нам наш работник сумел пропуск назад выхлопотать» [28].

   Составители книги «История семьи Поповых - Коротаевых» приводят другую версию смерти Федора Филипповича Коротаева. Во время трагических событий марта 1918 г. в Благовещенске хозяйничала шайка бандитов, называвшаяся «народной дружиной». Эти подонки убили братьев Косицыных, а затем открыли огонь по собравшимся на похороны их родственникам. Один из этих негодяев и убил Федора. Может, раньше знал его как купца, может, потому, что Федор был хорошо одет, может, на спор, за пачку махорки. В то лихое время в ходу были выражения «шлепнуть», «пустить в расход», «отправить в Могилевскую губернию» [29].

   Судьбу Коротаевых, как и судьбу всего купеческого сословия, предопределили революционные события 1917 г. Торговые дома Коротаевых, хотя и не сразу, были национализированы. Вырученные от торговли деньги Коротаевы держали в банке, и в 1924 г. их вклады также были национализированы.

   Филипп Феоктистович Коротаев пережил сына Федора на четыре года и умер в 1922 г. в возрасте 82 лет. Михаила Филипповича забрали в период НЭПа, его дальнейшая судьба неизвестна. Иван Филиппович, вернувшись из германского плена, жил с семьей в Благовещенске. В 1938 г. был репрессирован, и больше его не видели [30].

   У вдовы Федора Филипповича Коротаева, урожденной Вобликовой, осталось на руках пятеро детей. «У нашей семьи еще в двадцать пятом году отобрали дом, - рассказывала Мария Федоровна Коротаева-Кузнецова. - Его в прошлом веке мой дядя строил. Мы перебрались в «гнилушку». Капиталы Коротаевых, помещенные в банке, были советской властью национализированы». Часто были обыски, забрали все - даже одежду погибшего отца.

   Матери Марии Федоровны выделили пособие - 5 рублей в месяц, по рублю на каждого ребенка. Семья Коротаевых бедствовала. Дети пошли работать. Мария Федоровна за тарелку супа пасла гусей, ее братишка продавал театральные программки. Патефонные пластинки на пуговицы переливали.

   По словам Марии Федоровны, их семья выжила лишь благодаря тому, что сирот приютил у себя родственник из села Тамбовки, который дал Коротаевым клочок земли. На заимке сеяли рожь, мальчики нанимались на любую работу. Выращенный хлеб потом пришлось прятать, чтобы его не отобрали власти или бандиты. Подросли братья, один пошел на лесопилку работать, младший на лето в деревню погонщиком устраивался: в свои десять лет за один сезон заработал два ведра масла, барана, хлеб. Так и жили, да еще с огородом. Утром чай с леденцами, в обед постный суп, вечером квашеная капуста с хлебом.

   Судьба самой Марии Федоровны сложилась безотрадно. Ей удалось закончить в Благовещенске Ольгинскую женскую школу, но ее детская мечта стать врачом так и не осуществилась. С трудом ей, начинавшей свою трудовую биографию прачкой, удалось получить специальность воспитателя детского сада, где она проработала долгие годы. Ее неоднократно арестовывали, как и других бывших зажиточных молокан. Посадили в тюрьму мужа и свекра - тоже молоканской веры (последний там так и сгинул). По словам Марии Федоровны, «Все требовали отдать золото, а какое золото, если мы в заплатках ходили». В 1930-е гг. пришлось отказаться от посещения собраний молоканской общины. Ей сказали: если будешь на собрания ходить, дорога на работу будет закрыта. Впоследствии Мария Федоровна была награждена знаком «Отличник народного просвещения» и медалью «За доблестный труд» [31].

   Младший сын Феоктиста Степановича Коротаева - Ефим — в купцах не задержался, числился обыкновенным благовещенским мещанином, но тоже занимался делом. В 1888 г. владел в городе недвижимостью на крупную сумму -3870 рублей [32]. Ефим Феоктистович строил дома - четырех- и пятистенки - и сдавал их под квартиры. В начале XX в. сделал попытку заняться производством. 20 февраля 1902 г. городская дума выдала Ефиму Феоктистовичу Коротаеву, по его заявлению, удостоверение к устройству круподерного заведения на участке земли в 91-м квартале под № 4 [33].

   По семейным воспоминаниям, основным занятием Ефима Феоктистовича Коротаева был извоз. Доставлял на прииски на лошадях-тяжеловозах муку, сахар, сухофрукты, металлические изделия и прочие товары, нужные для жизни на Севере. Был женат дважды. С первой женой Анной у них родилось 8 детей: Андрей, Василий, Минай, Иван, Анастасия, Екатерина, Ульяна, Семен. После смерти первой жены женился на Ефросинье Болотиной, которая родила ему еще двух детей: Евдокию и Прасковью.

   Ефим Феоктистович Коротаев жил безбедно: имел три дома, один из них двухэтажный. Все они располагались в центре города (по современной разметке напротив корпуса БГПУ). В двух одноэтажных домах жила большая семья Ефима, двухэтажный сдавался в наем, комнатами и отдельными квартирами.

   Семен Ефимович Коротаев получил медицинское образование и работал фельдшером в больнице тогда районного центра Кумара Амурской области. В 1938 г. его арестовали, но через 8 месяцев выпустили на свободу и даже дали новое назначение - в Шимановск, заведующим районным отделом здравоохранения. Вскоре сюда приехала его жена с детьми.

   В 1940 г. Раиса, дочь Семена (родилась 5 августа 1921 г.) окончила Шимановскую среднюю школу и поступила в Хабаровский государственный медицинский институт. В 1944 г. вернулась в Шимановск в качестве офицера медицинской службы 87-го запасного полка. Здесь призывники получали военную подготовку перед отправкой на фронт. При этом многих приходилось лечить от разных недугов. В марте 1945 г. часть, где служила старший лейтенант Раиса Коротаева, вошла в 500-й стрелковый полк 396-й дивизии 2-й Краснознаменной армии. В августе 1945 г. полк на баржах пересек Амур и высадился в уже освобожденном г. Сахаляне (Хэйхэ). Перед ним стояла задача - подавление Айгуньского узла сопротивления японцев. Бои за укрепрайон шли пять суток. Ежедневно в полковой госпиталь поступало по 200 - 300 человек. Раиса Семеновна помогала хирургу Дубову оперировать раненых.

   Полк победоносно дошел до Цицикара, где был преобразован в 435-й полк НКВД и отправлен в Комсомольск-на-Амуре охранять японских военнопленных. Началась мирная жизнь. В том же году Раиса Семеновна вышла замуж за однополчанина, а в 1947 г. они оба демобилизовались в капитанском звании. Десять лет чета Мишук трудилась в Шимановске, потом четыре года в Поярково.

   За спасение жизней рядовых бойцов и офицеров мужественные медики были награждены правительственными наградами. Раиса Семеновна получила медали «За победу над Германией», «За победу над Японией» и орден Отечественной войны II степени. В 2005 г. ее имя было внесено в книгу «Лучшие люди России», в раздел «Победители».

   Перебравшись в Благовещенск, Раиса Семеновна Мишук до 1984 г. трудилась в Амурской областной клинической больнице. Много времени уделяла общественной работе, внесла немалую лепту в создание музея 2-й Краснознаменной армии.

   Сын Ефима Фектистовича Коротаева Иван после окончания гражданской войны проживал в Амурской области. В конце 1920-х гг., предчувствуя приближение политических репрессий, вместе с семьей уехал в г. Электросталь Московской области. Там работал механиком в разных организациях и предприятиях. У него было три сына и три дочери: Александр, Иван и Анатолий; Мария, Надежда и Антонина.

   Александр Иванович был художником-профессионалом, долго работал оформителем на ВНДХ СССР (Выставка достижений народного хозяйства СССР, ныне «Всероссийский выставочный центр», г. Москва). Иван Иванович после окончания средней школы был призван в 1941 г. в армию, вскоре направлен на фронт и погиб в 1942 г. Анатолий Иванович, окончив Московский строительный институт, всю жизнь проработал в Москве. Участник Великой Отечественной войны. Награжден многими орденами и медалями. Мария Ивановна получила образование по специальности экономист-бухгалтер. Работала на разных предприятиях г. Электростали. Надежда Ивановна после окончания средней школы долгое время работала в Министерстве высшего и среднего специального образования. Антонина Ивановна работала экономистом, жила в г. Электросталь. Сегодня из детей Ивана Ефимовича Коротаева в живых нет никого [34].

   У Ефима Феоктистовича Коротаева была дочь Прасковья. Понимая, как все молокане, ценность образования, отец отправил дочь учиться на провизора в Иркутск. Там она познакомилась с молодым благовещенцем Павлом Сельвинским. Тот был родом из ссыльных поляков и учился в Иркутске на проектировщика. Молодые люди полюбили друг друга. Приехав на каникулы в Благовещенск, они пришли к Сельвинским, которые жили тогда на Чигиринской улице (улица Островского) и получили от них благословение. К Ефиму Феоктистовичу Прасковья идти побоялась, понимая, что за чужака, католика отец ее не выдаст. Они тайно венчались и бежали на пароходе в Николаевск. Прасковья дома оставила записку: «Тятя, мы с Павлом поженились, уезжаем на пароходе». Ефим Феоктистович тут же запряг лошадь и поехал на пристань, но увидел лишь отплывающий пароход, с палубы которого ему махали руками Прасковья и Павел.

   Впоследствии отец простил дочь. Не в обычаях молокан было нагнетать страсти и устраивать скандалы, да и Павел Сельвинский оказался хорошим человеком. Его семья была интеллигентная, в их доме стоял рояль - признак высокой культуры. Сельвинские открыли в Благовещенске аптеку. У Прасковьи и Павла Сельвинских, которые потом вернулись в город, родились дети: в 1918 г. Владимир, в 1920 г. - Надежда [35].

   В 1937 г. на Сельвинских обрушились репрессии. Были арестованы Павел Сельвинский, его семидесятилетний отец Зенон Карлович, который, по слухам, в том же году погиб в заключении. В 1938 г. Прасковья Ефимовна также была репрессирована по обвинению в хранении мышьяка, которым она якобы хотела отравить руководство области. Хотя мышьяк был нужен для приготовления лекарств. Через шесть месяцев ее освободили, и она осталась работать в аптеке № 1 заведующей.

   Прасковья Ефимовна, единственная вышедшая из тюрьмы живой, без мужа растила детей. С 1939 г. она с многочисленными родственниками жила в деревянном доме на перекрестке улиц Зейской и Шимановского. Как хороший специалист, устроилась на работу в аптеку № 1, а вскоре возглавила главное аптечное управление Амурской области. На этом месте Прасковья Ефимовна проработала до 1957 г.

   Тем временем Владимир и Надежда Сельвинские выросли. Надежда вышла замуж за бывшего чуринского рабочего Петра Корсакова. В самом начале Великой Отечественной войны у них родился сын Виктор, потом в семье появились Павел и Степан. Надежде образования получить не удалось, трудилась на разных рабочих должностях. Известно, что во время Великой Отечественной войны работала в городской ветеринарно-бактериологической лаборатории. Умерла в начале 1990-х гг. [36].

   Владимир во времена репрессий уехал в Иркутск получать высшее образование. Там он познакомился со своей будущей женой Марией Евгеньевной Толстиковой. Шла война, и Владимиру пришлось получать диплом ускоренным порядком. Он прошел боевой путь от Сталинграда до Вены и Будапешта. Мария осталась ждать его в Иркутске. Поженились они только в 1946 г., когда Владимир демобилизовался. Он забрал из Иркутска Марию и вернулся в Благовещенск. У них родилось трое сыновей: Николай, Евгений и Владимир. Николай и Евгений по разным причинам в разное время трагически погибли.

   Владимир Павлович работал в Благовещенском педагогическом институте, некоторое время был деканом физико-математического факультета. Его сын Владимир пошел по стопам отца, в 1975 г. окончил Новосибирский государственный университет, защитил кандидатскую диссертацию [37].

   Владимир Владимирович Сельвинский преподает математику в Амурском государственном университете более 35 лет. Вместе с ним в вузе работает его жена Лариса Ивановна, она учит студентов французскому языку. У В.В. Сельвинского трое сыновей, которые закончили разные факультеты АмГУ. Старший - Евгений - юридический, средний - Антон - энергетический, младший - Иван — факультет социальных наук. Иван знаком благовещенцам по передаче «Сканер» на «Альфа-канале» [38].

   Двоюродный брат Владимира Павловича Виктор Петрович Корсаков во время войны жил с матерью Надеждой Павловной в Благовещенске, а его отец воевал. После демобилизации он работал в областном управлении сельского хозяйства. В 1963 г. Виктор Петрович Корсаков женился и переселился на подаренную бабушкой Прасковьей Ефимовной квартиру. Долгое время работал проектировщиком [39].

   Среди потомков Феоктиста Степановича Коротаева оказалось много медиков. Среди них (по линии Трофима) - Эдуард Федорович Коротаев. Он окончил фельдшерско-акушерскую школу, а затем в 1959 г. Благовещенский государственный медицинский институт (сейчас Амурская государственная медицинская академия). Одновременно работал фельдшером в фабрично-заводском училище № 6. Студентом вуза познакомился со своей будущей женой Алиной, лаборантом на кафедре гистологии. Спустя годы Эдуард Федорович стал начальником управления здравоохранения Амурского облисполкома (руководил этой службой 13 лет - с 1982 г. по 1995 г.), заслуженным врачом Российской Федерации, Алина Трифоновна - уважаемым акушером-гинекологом. В 1958 г. в семье молодых врачей родилась дочь Елена. Когда девочке исполнился год, чета Коротаевых перебралась из Благовещенска в село Черняево Тыгдинского района. Там Алина Трифоновна возглавила участковую больницу, а Эдуард Федорович стал главным врачом в костно-туберкулезном санатории. Неудивительно, что повзрослев, их дочь Елена выбрала профессию врача.

   В Благовещенск Коротаевы вернулись в 1962 г. Эдуард Федорович продолжил работу в городском тубдиспансере в должности главного врача. В те же годы супруги закончили аспирантуру: он в Ленинградском институте хирургии туберкулеза, она - в Ленинградском институте имени академика Павлова. Оставив работу в управления здравоохранения администрации Амурской области в середине 1990-х гг., Эдуард Федорович стал читать лекции в Амурской государственной медицинской академии.

   Елена Эдуардовна Калашникова училась в Хабаровске и Санкт-Петербурге. По профессии она врач УЗИ, кандидат медицинских наук. Работала заведующей отделением УЗИ первой городской больницы, в городском управлении здравоохранения. Ее сын, Андрей Калашников, - научный сотрудник Дальневосточного научного центра физиологии и патологии дыхания [40].

   Еще одна дочь Ефима Феоктистовича Коротаева - Екатерина Ефимовна -вышла замуж за Якова Захаровича Попова, внука Кирея Попова. Видимо, они познакомились, когда Яков приезжал в город по торговым делам - хозяйство Поповых поставляло в магазины Благовещенска продукты питания и инвентарь. Екатерина была городской барышней, представительницей зажиточного купеческого рода, а Яков - простой сельский труженик [41].

   Брак Якова Захаровича и Екатерины Ефимовны состоялся приблизительно в 1890-х гг. Отец Якова Захаровича - Захар Киреевич Попов - по мере роста семьи прикупал землю. У Захара было шестеро сыновей: Михаил, Илья, Иван, Яков, Василий, Павел и четыре дочери. Когда женились сыновья Захара, обязательно выделялась земля из общего пользования. Яков Захарович также получил надел в 10-15 гектаров пашни [42].

   После свадьбы Яков Захарович и Екатерина Ефимовна поселились в Аст-рахановке - в одном из домов, построенных Киреем. В их семье родилось 11 детей. Старший сын, Матвей, появился на свет в 1902 г., младший, Петр, в феврале 1927 г., но отца своего так и не увидел - Яков Захарович умер осенью 1926 г. Екатерина осталась с детьми одна. Четверо: Мария, Яков, Иван и Петр -были совсем маленькими.

   После смерти Якова его семью раскулачили, забрали дом в Астрахановке. К счастью, у Екатерины Ефимовны было много родственников в городе, которые дали временный кров ей и ее детям. Несмотря на все лишения, Екатерина сумела всех их вырастить и дать образование. Когда началась Великая Отечественная война, пять ее сыновей ушли на фронт. Младший, Петр, в эти годы учился в речном училище. Сама Екатерина, вместе с сестрой Прасковьей, долгие годы работала в аптечном управлении. Одного из сыновей, Василия, мать так и не дождалась с войны. Матвей же прошел от Сталинграда через Днепр, Румынию и Венгрию до Берлина. В конце войны был ранен и вернулся инвалидом, как и его братья Яков и Иван. Несмотря на это, все они активно трудились в мирные годы. Яков работал в первой городской больнице, руководил строительством ее главного корпуса. Матвей, получивший в свое время лишь 7 классов образования, на пенсию ушел, находясь в должности инженера в управлении снабжения и сбыта [43].

   Не считая Василия, погибшего на фронте в возрасте 32 лет, и Ефима, умершего от ранений в 1949 г. в возрасте 44 лет, все дети Екатерины Ефимовны дожили до преклонного возраста. Матвей умер в 94 года, Анна - в 89 лет, Мария - в 88, Надежда - в 87, Павел - в 81 год, Полина - в 72 года (убита), Яков -в 80 лет, Петр - в 63 года. За своих детей Екатерина Ефимовна Попова в 1947 г. получила звание «Мать-героиня», медаль и книгу на память с подписью Сталина. Сама Екатерина Ефимовна Попова родилась в 1879 г., умерла в декабре 1967 г., прожив 88 лет [44].

   Матвей Яковлевич Попов, следуя традициям, женился на молоканке -Вере Васильевне Горелкиной из рода Горелкиных и Лепехиных. Матвей и Вера вырастили двух сыновей и двух дочерей. Владимир (родился в 1925 г.) и Яков (родился в 1927 г.) оба закончили горный (политехнический) техникум, оба участвовали в войне, затем 30 лет проработали на севере страны. Как и другие Поповы, оказались долгожителями - Владимир умер в июне 2007 г. на 83-м году жизни, Яков - на два года раньше, в возрасте 78 лет. Сестры Людмила (родилась в 1932 г.) и Тамара (родилась в 1937 г.) учились в Благовещенском финансовом техникуме. Тамара Матвеевна, по мужу Куманейкина, впоследствии 35 лет отработала в проектном институте вместе с другим представителем рода Коротаевых - Виктором Коротаевым. А узнали о своем родстве только благодаря публикациям в газете «Благовещенск» в начале нынешнего века. И не удивительно - в советское время о своем молоканском происхождении люди старались не говорить: часто это было чревато тяжелыми последствиями. Людмила Матвеевна по мужу Гальцева из Благовещенска уехала жить в Поярково [45].

   Надежда Яковлевна Попова (1904 - 1991 гг.) вышла замуж за Алексея Васильевича Долгова (1901 - 1950 гг.). У них было семеро детей - Вера, Нина, Нелли, Раиса, Людмила, Валентина, Александр. Надежда по характеру была похоже на свою мать - Екатерину Ефимовну Коротаеву (Попову). Алексей до войны работал кочегаром на винокуренном заводе, семья жила в выделенной заводом квартире в доме барачного типа. Несмотря на тяготы и лишения, у них регулярно рождались дети - все девочки. И только после тюремного заключения в 1937 - 1938 гг., они родили сына Александра. Умер Алексей в 1950 г. от воспаления легких и был похоронен в могиле с тестем Яковом Захаровичем Поповым. Надежда умерла в 1991 г. и похоронена по молоканскому обряду [46].

   Павел Яковлевич Попов (1909 - 1990 гг.) получил образование на уровне начальной школы (3-4 класса). В начале 1930-х гг. уехал на заработки, окончил курсы трактористов, работал на строительстве грунтовой дороги Благовещенск - Игнатьевка. В одной из деревень познакомился со своей будущей женой Варварой Ивановной (1912 - 1990 гг.). После женитьбы поселился в Благовещенске. Окончил курсы шоферов. Участник Великой Отечественной войны. Награжден многими орденами и медалями. В его семье родилось трое сыновей - Анатолий, Геннадий, Василий, которые тоже стали шоферами.

   Ефим Яковлевич Попов (1911 - 1949 гг.) имел образование 4-5 классов сельской школы. Начинал работать в подсобных хозяйствах речного пароходства за Зеей. Там встретил украинку Степаниду Беркаль, женился. В браке у них родились двое детей - Виктор и Нина. Семья жила в достатке. Ефим работал директором гастронома, держали свое хозяйство. В 1942 г. был призван в армию. В 1943 г. его жена умерла. Дети остались одни, за ними приглядывали родственники. Позже Виктор окончил военно-музыкальное, а Нина - педагогическое училище.

   Ефим вернулся с фронта в 1945 г., стал работать в торговле, вел хозяйство. Ранение легкого сказалось на его здоровье. Умер в 1949 г. Виктор и Нина обосновались в г. Зее Амурской области.

   Василий Яковлевич Попов (1913 - 1945 гг.) женат не был, потомства не оставил. До службы в армии жил с младшими братьями и матерью. Получил начальное образование. Послужив 4 года матросом в Амурской речной флотилии, работал на разных предприятиях города - завхозом, молотобойцем. В 1940 г., в возрасте 27 лет, был осужден за хулиганство на полтора года. Через год, когда началась Великая Отечественная война, был досрочно выпущен и призван в армию. Первый год отслужил на Дальнем Востоке, а в 1942 г. был отправлен на Западный фронт, во взвод разведки кавалерийского корпуса. Был награжден орденами и медалями. Погиб 3 апреля 1945 г., похоронен в Чехословакии.

   Полина Яковлевна Попова (1915 - 1987 гг.) окончила 5 классов, работала уборщицей-техничкой. Примерно в 18 - 19 лет завербовалась на рыбный промысел в Николаевске-на-Амуре. Там познакомилась со своим будущим мужем. Евгений Леонтьевич Прогнимак (1913 - 1973 гг.) любил выпить. Когда семья переехала в Благовещенск он часто менял работу, жили тяжело. Но когда Прогнимак поднял на жену руку, она пожаловалась своим братьям, они заступились за нее, и побоев больше не было. В семье Полины Яковлевны и Евгения Леонтьевича Прогнимак были дети: Тамара, Валентина, Светлана, Геннадий, Николай. 15 января 1987 г. Полина была найдена убитой, убийц так и не нашли. Тамара вышла замуж за военного и уехала из Благовещенска. На пенсии с му-.жем поселились в Подмосковье. Светлана, Геннадий и Николай работали на заводе «Амурский металлист». Валентина рано уехала из отчего дома, ныне живет в Забайкальском крае.

   Судьба Анны Яковлевны Поповой (1916 - 2006 гг.) складывалась не очень гладко. В детстве она дольше всех сестер училась в школе, закончила 6 классов. В старших классах жила в Благовещенске у родственников Коротае-вых, была нянькой. До войны работала буфетчицей на железнодорожном вокзале, здесь познакомилась со своим первым мужем Михаилом Сардаковым, человеком порядочным, работящим. В семье родилась дочь Тамара. Во время войны Михаила призвали в армию, служил он на железной дороге, а в мае 1944 г. трагически погиб. Второй раз Анна вышла замуж в 1948 или в 1949 г. за вдовца Прокопия Безрукова. Жили хорошо, у них родились сын Сергей и дочь Клавдия. Правда, здоровье у Прокопия было неважное, он часто болел, а в 1980 г. умер. Его сын Сергей окончил курсы шоферов, отслужил в армии, женился, вырастил четверых детей. Клавдия тоже устроилась в жизни. Старшая дочь Анны Яковлевны Поповой - Тамара - вышла замуж за военного, уехала на Украину, в г. Чернигов.

   Мария Яковлевна Попова (1918 - 2006 гг.) долгое время проживала с младшими братьями и матерью. До 1940 г. у нее были проблемы со здоровьем. Перед войной тетка - Прасковья Ефимовна Коротаева-Сельвинская - устроила ее в аптеку № 1 г. Благовещенска учеником фармацевта, где она проработала всю жизнь. Замуж вышла в 29 лет за Александра Бубнова, из семьи молокан. Он участвовал в войне с Японией. Вернулся, стал работать часовым мастером. Жили хорошо, имели свое хозяйство. А вот детей у них не было. В 1963 г. муж Марии Яковлевны умер. Оставшись одна, она принимала участие в судьбе своих племянников, и они заботились о ней.

   Яков Яковлевич Попов (1920 - 2000 гг.) после окончания семилетки в 1938 г. поступил в Благовещенское речное училище. С последнего курса (в 1940 г.) был призван в армию, служил в Амурской речной флотилии, в г. Хабаровске. В 1942 г. их команду сняли с корабля и направили под Сталинград. Был тяжело ранен и в 1943 г. вернулся в Благовещенск. Работал в речном пароходстве - готовил кадры речников. В конце 1944 г. был направлен в США для отправки и перевозки военных грузов. После окончания войны, вернувшись в Благовещенск, работал начальником гортопа, потом заместителем главного врача по хозяйственным вопросам городской больницы № 1. За участие в Великой Отечественной войне награжден многими медалями и орденами. В 1947 г. женился на Тамаре Иннокентьевне Гнилицкой (1919 - 1988 гг.) Она работала городской аптеке № 1 фармацевтом. У них были дети: Геннадий трудился токарем, вышел на пенсию; Владимир трагически погиб в дорожной аварии в возрасте 18 лет; Алексей окончил строительный техникум, был прорабом.

   Иван Яковлевич Попов (родился в 1922 г.) после окончания 7 классов средней школы в 1938 г. поступил в Благовещенский горный техникум. В 1941 г., после 3 курса, был призван в армию и направлен на курсы младших командиров при 2-й Краснознаменной армии (г. Белогорск). В ноябре 1941 г. ему было присвоено звание младшего лейтенанта, и он был отправлен в Благовещенск, для несения службы в стрелковом полку, который охранял дальневосточную границу. В октябре 1942 г. полк был переброшен на западное направление. Летом 1943 г. Иван Яковлевич Попов участвовал в Курской битве в должности командира роты истребителей танков. 24 августа 1943 г. был тяжело ранен. После излечения в госпитале в г. Казани в марте 1944 г. вернулся в Благовещенск для дальнейшего лечения. После полного выздоровления работал в аппарате Амурского облисполкома - инструктором, заведующим отделом. В 1948 г., получив диплом об окончании Благовещенского горного техникума, работал на руднике «Токур» и руднике им. Кирова треста «Амурзолото». С 1954 г. по 1957 г. учился в Томском политехническом институте. Потом работал горным инженером на добывающих предприятиях Амурской области, Таджикистана, Якутии. Ушел на пенсию с должности главного инженера горно-обогатительного комбината.

   Иван Яковлевич Попов женился 10 октября 1945 г. Жена - Клавдия Григорьевна Кандакова (1925 - 2003 гг.) - была из крестьянской семьи, из деревни Бежболда Кировской (Вятской) области. Здесь ее семья жила до 1932 г. После службы в армии ее брат остался на Дальнем Востоке, в г. Комсомольске-на-Амуре. Во время войны брат был призван в армию и погиб, в 1944 г. умерла мать Клавдии, отец вернулся на родину. Клавдия окончила Благовещенский сельскохозяйственный техникум и вскоре познакомилась с Иваном. Работала она не по специальности — лаборанткой, секретарем, делопроизводителем. Ббльшую часть жизни занималась воспитанием детей, внуков. 21 сентября 2012 г. родственники торжественно отметили 90-летие Ивана Яковлевича Попова.

   В семье И.Я. Попова трое детей: Лидия (родилась в 1946 г.), Сергей (1949 - 1999 гг.), Наталья (родилась в 1958 г.). Лидия окончила Благовещенский политехнический техникум. Работала проектировщиком. Муж - Анатолий Иванович Чингин (родился в 1946 г.). Сергей окончил 10 классов, работал бульдозеристом, газосварщиком, электриком. Умер в возрасте 51 года. Дочь Лидии Наталья Анатольевна Чингина окончила Новосибирский государственный педагогический институт с «красным» дипломом по специальности «История». Работает в Новосибирском областном краеведческом музее. Муж - Сергей Макаренко.

   Последним ребенком в большой семье Якова Захаровича Попова был Петр. Он родился 1 января 1927 г. и умер в 1990 г. Неполную среднюю школу окончил в Благовещенске. С 1943 г. по 1946 г. учился в Благовещенском речном училище. В 1945 г. участвовал в перевозках военных грузов по Амуру в Китай. В 1946 - 1952 гг. работал в Амурском речном пароходстве старшим помощником капитана. В 1949 г. 7 ноября на праздничном вечере в Благовещенском государственном педагогическом институте встретил свою будущую жену Антонину Савельевну Мартыненко, ей в этот день исполнилось 20 лет. Осенью 1952 г. отпраздновали свадьбу. Первое время молодая семья жила с Екатериной Ефимовной, матерью Петра.

   В июле 1953 г. Петр Яковлевич поступил в Новосибирский институт водного транспорта. С отличием окончил его в 1958 г. и с тех пор всю жизнь работал в Новосибирском отделении государственного института проектирования на речном транспорте (Гипроречтранс), прошел путь от инженера до главного инженера института.

   С июля 1954 г. вся семья Поповых навсегда обосновалась в г. Новосибирске, старшей дочери Наталье в это время было полгода. Антонина Савельевна до переезда успела поработать три года в средней школе № 11 г. Благовещенска, позже работала в средней школе № 22 г. Новосибирска, в ней прошла путь от учителя русского языка и литературы до директора.

   Старшая дочь Наталья родилась 28 декабря 1953 г. в Благовещенске. В 1970 г. с золотой медалью окончила среднюю школу, в 1977 г. - с отличием Новосибирский государственный медицинский институт. В 1990 г. защитила кандидатскую диссертацию, в 1999 г. -докторскую. С 18 лет Наталья Петровна замужем за своим одноклассником Виктором Александровичем Толоконским, который с 1993 г. по 1999 г. работал мэром г. Новосибирска, а с 2000 г. по 2010 г. был губернатором Новосибирской области [47]. В 2010 г. в Новосибирске при активном участии Натальи Петровны Толоконской и Татьяны Анатольевны Чингиной была издана книга «История семьи Поповых - Коротаевых».

   Известна судьба других представителей многочисленного семейства Коротаевых. Представитель второго поколения Коротаевых на Амуре, Маркел Феоктистович, занимался крестьянским трудом в селе Толстовке. По данным на 1889 г., у него в собственном владении были участки земли в 10 десятин 375 саженей и 103 десятины 1020 саженей [48]. Его сын Антип Маркелович (родился в 1873 г.) и внук Михаил Антипович тоже жили в Толстовке. Антип Маркелович лечил душевно занемогших. 9 мая 1931 г. он был осужден тройкой ОГПУ ДВК к ссылке с семьей на спецпоселение. Михаил Антипович Коротаев тоже был арестован и осужден тройкой ОГПУ ДВК 11 апреля 1933 г. к 5 годам лагерей [49].

   Сын Михаила, Анатолий Михайлович Коротаев, оказался перед войной в Куйбышевке Восточной (теперь г. Белогорск), где устроился на работу в контору связи. Анатолий был хороший токарь, часовщик, - словом, мастер на все руки. Ладить телефонную аппаратуру его никто не учил. На вопрос: «Как же ты чинишь эту хитрую технику?» отвечал примерно так: ничего тут сложного, мол, нет - всё просто; думаю, как же конструктор соорудил прибор и тогда уже берусь ремонтировать. Из-под его руки аппараты выходили точно новые. Когда Анатолий Михайлович был токарем, повредил левый глаз - в армию его не взяли. В самом начале войны в Куйбышевскую контору связи пришла по распределению Александра Михайловна Березина. Вскоре молодые поженились. В 1944 г. Анатолия Михайловича перевели в Благовещенск начальником телеграфного цеха, где ремонтировали связистскую аппаратуру для всей области. Цех этот тогда размещался в каменном двухэтажном здании бывшего магазина Коротаевых по улице Амурской (ныне под номером 191 А).

   В Благовещенске семья Александры Михайловны и Анатолия Михайловича жила в большом на три квартиры доме, бывшем особняке какого-то купца, по адресу улица Ремесленная, 11 (ныне улица Чайковского). Во дворе была прачечная и два флигелька для гостей. Фасад был украшен деревянной резьбой. В 1949 г. зданию понадобился ремонт. Стала протекать крыша, из-за чего часть стены пришлось заменить. Было видно, что сруб был из хорошо просушенной, смолянистой пихты. В 1966 г. этот дом снесли. В семье Александры Михайловны и Анатолия Михайловича были дети: Нонна, Вячеслав, Олег. [50]

   В годы «красного террора» пострадали многие представители рода Мар-кела Феоктистовича Коротаева, проживавшие в Толстовке. 30 марта 1930 г. Алексей Маркелович Коротаев, 1863 г. рождения, и Николай Алексеевич Коротаев, 1883 г. рождения, были приговорены тройкой ОГПУ ДВК к 10 годам заключения в концлагерь. 11 апреля 1933 г. Алексей Алексеевич Коротаев, 1893 г. рождения, был осужден тройкой ОГПУ ДВК к 5 годам заключения в концлагерь. 23 апреля 1933 г. по приговору тройки ОГПУ ДВК получил 5 лет лагерей Илья Маркелович Коротаев [51].

   

   Примечание:
   01. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 92. Л. 5 об.
   02. Рожкова, В.П. К вопросу о формировании амурского купечества... С. 23.
   03. Алексеева, Л. Наследство купеческой дочки // Моя мадонна. 2006. 25 января.
   04. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 498. Л. 55.
   05. Рожкова, В.П. К вопросу о формировании амурского купечества... - С. 23; Она же. Судьбу купечества предопределил Октябрь // Амурская правда. 2008. 1 февраля; История Благовещенска. 1856-1917: В 2-х т.-Т. 1.-С. 146; Алексеева Л. Наследство купеческой дочки...
   06. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 498. Л. 121 об.
   07. Бачурин, М. Коротаевы // Благовещенск. 2007. 2 марта; Он же. Купцы Коротаевы // Благовещенск. 2007. 16 марта.
   08. Воронков, А. Коренные люди // Труд - 7 на Амуре, 2003. 30 января.
   09. Рожкова, В.П. К вопросу о формировании амурского купечества... - С. 23 - 24; Бачурин, М. Коротаевы...; Он же. Купцы Коротаевы...
   10. Воронков А. Коренные люди...
   11. ГААО. Ф. 8-и. Оп. 1. Д. 82. Л. 5, 9, 12, 13, 13об.
   12. Рожкова, В.П. К вопросу о формировании амурского купечества... С. 24; История Благовещенска. 1856 - 1917: В 2-х т. - Т. 1. - С. 146; Бачурин, М. Коротаевы...; Он же. Купцы Коротаевы...
   13. ГААО. Ф. 57-и. Оп. 1. Д. 37. Л. Поб.
   14. История семьи Поповых — Коротаевых... —С. 52.
   15. Алексеева, Л. Наследство купеческой дочки...
   16. Шиндялов, Н.А. История Благовещенска. 1856 - 1907. Очерки, документы, материалы. -Благовещенск, 2006. - 107 - 108; История Благовещенска. 1856 - 1917: В 2-х т. - Т. 1. -С. 146 - 147; Рожкова, В.П. К вопросу о формировании амурского купечества... - С. 23; Она же. Судьбу купечества предопределил Октябрь...
   17. Алексеева, Л. «И пошли Коротаевы отсюда» // Благовещенск. 1992. 14 ноября.
   18. Бачурин, М. Коротаевы...; Он же. Купцы Коротаевы...
   19. ГААО. Ф. 57-и. Оп. 1. Д. 33. Л. 1об, 2 об.
   20. ГААО. Ф. 57-и. Оп. 1. Д. 33. Л. 1 об, 2 об, 4 об.
   21. Алексеева Л. Наследство купеческой дочки...
   22. Список паровых и непаровых судов, плавающих по рекам Амурского бассейна. Составлен на 1 февраля 1903 г. ... С. 3 об — 4; Список паровых судов, плавающих по рекам Амурского бассейна. Составлен на 1 марта 1907 г. ... - С. 7-8.
   23. Трошин, А.В. «Мудрец» и «Телеграф» // Приамурье мое - 1975. Литературно-художественный сборник. - Благовещенск, 1976. С. 251, 253, 254, 255.
   24. Рожкова, В.П, К вопросу о формировании амурского купечества... - С. 25, 26, 27; История Благовещенска. 1856-1917: В 2-х т.-Т. 1.-С. 147.
   25. Алексеева, Л. Две сестры..,
   26. История Благовещенска. 1856 - 1917: В 2-х т. - Т. 1. - С. 147, 359; Бачурин, М. 110 лет амурской прессе // Благовещенск. 2005. 15 июля.
   27. История Благовещенска. 1856 - 1917: В 2-х т.-Т. 1.-С. 147, 359 -360; Бачурин, М Прерванная песня // Благовещенск. 2007. 22 июня.
   28. Алексеева, Л. Наследство купеческой дочки...
   29. История семьи Поповых - Коротаевых... — С. 59 — 60.
   30. Рожкова, В.П. К вопросу о формировании амурского купечества... - С. 27; История Благовещенска. 1856-1917: В 2т.-Т. 1.-С. 147; Алексеева, Л. «И пошли Коротаевы отсюда»...
   31. Алексеева, Л. «И пошли Коротаевы отсюда»,..; Воронков, А. Коренные люди...; Алексеева, Л. Наследство купеческой дочки..
   32. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 498. Л. 122.
   33. Амурская газета. 1902. 1 марта.
   34. История семьи Поповых- Коротаевых... —С. 63 —68.
   35. Бачурин, М. Купцы Коротаевы...; Он же. Прерванная песня...; Набивачев, С. Коротаевский дух // Благовещенск. 2007. 22 июня.
   36. История семьи Поповых - Коротаевых... - С. 69 - 71.
   37. Бачурин М. Купцы Коротаевы...; Он же. Прерванная песня...; Набивачев С. Коротаевский дух...; История семьи Поповых-Коротаевых... -С. 71.
   38. Агеева, М. Без названия // Амурский университет. 2008. № 22. С. 7.
   39. Набивачев, С. Коротаевский дух...
   40. История семьи Поповых-Коротаевых... -С. 60-63.
   41. Там же. -С. 74.
   42. Тамже.-С. 42-43.
   43. Набивачев, С. Род долгожителей // Благовещенск. 2007. 24 - 31 августа.
   44. История семьи Поповых - Коротаевых... - С. 78.
   45. История семьи Поповых - Коротаевых... - С. 80; Набивачев, С. Род долгожителей...
   46. История семьи Поповых-Коротаевых... -С. 87.
   47. Тамже. -С. 90, 92, 94, 95-96, 98-99, 101, 102-103, 106-108, 110- 11, 115 - 118.
   48. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 498. Л. 55.
   49. Книга памяти жертв политических репрессий Амурской области. - Т. 1. - С. 165; Книга памяти жертв политических репрессий Амурской области. - Т. 2. - С. 272.
   50. Палей, Н. Под стук телеграфа // Благовещенск. 2001. 21 декабря.
   51. Книга памяти жертв политических репрессий Амурской области. - Т. 1. - С. 165; Книга памяти жертв политических репрессий Амурской области. - Т. 2. - С. 272.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   Земледелие в жизни молокан

   Молоканский род Алексеевых

   Молоканский род М.В. Попова


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Монография Е.В. Буянова, профессора кафедры всемирной истории и международных отношений АмГУ, доктора исторических наук "Духовные христиане молокане в Амурской области во второй половине XIX - первой трети XX в.
   Электронная версия - Коваленко Андрей, главный редактор портала "Амурские сезоны"