Молоканский род Алексеевых О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      71
книги              71
панорамы       58
статьи        6643
фото           7182








Первый литературный портал:



Стихотворение
Я, как всегда, читаю между строк...

Стихотворение
Март






Статьи по теме

Культура и спорт
















Статьи по теме

Религия




































Молоканский род Алексеевых

25 сентября 2019 г.

   Главная страница о духовных христианах (молоканах)

   

   Из амурских молокан-предпринимателей самым успешным стал Иван Васильевич Алексеев. Его отец Василий Алексеевич Алексеев был в свое время одним из известных купцов города. Вместе с другими молоканами он появился на Амуре в начале 70-х гг. XIX в. Свое «дело» начал в 1883 г. с постройки водяной мельницы. Через 10 лет запустил паровую вальцевую мельницу в восточной части Благовещенска, на берегу Зеи. При мельнице имелись две паровые машины высокого давления [01]. Мельница была сооружена по системе хорошо зарекомендовавшей себя московской мельнично-строительной фирмы «Антон Эрлангер и К0», была снабжена автоматическим ходом и оборудованы [02] всеми новейшими по тому времени механизмами и усовершенствованиями [03].

   Мельница была введена в работу в октябре 1893 г. На ней вырабатывали крупчатку 1-го, 2-го, 3-го и 4-го сортов (лучший сорт белой пшеничной муки, самого тонкого помола. - Е.Б.), сеянку, пшеничную и ржаную муку простого размола и манную крупу. В 1898 г. было произведено крупчатки 1-го сорта 4942 пуда 25 фунтов, 2-го - 26248 пудов 29 фунтов, 3-го - 25948 пудов 33 фунта, 4-го - 873 пуда 18 фунтов; сеянки 869 пудов 39 фунтов, пшеничной муки 1279 пудов, яричной муки 4257 пуда 3 фунта, манной крупы 38 пудов 39 фунтов [05]. Кроме пшеничной и ржаной муки, вырабатывалась гречневая мука, которая продавалась в мучных лавках В.А. Алексеева [04].

   Монополизм на рынке делал мукомольный бизнес на Амуре весьма прибыльным. В 1901 г. газета «Амурский край» писала: «На паровых мельницах пшеница принимается по 60, 70 и 80 копеек за пуд. Помол пуда зерна обходится владельцу в 16-20 копеек. Расходы на продажу муки и 20% чистой прибыли составят еще 40 копеек. В результате мука должна продаваться не дороже 1 рубля 40 копеек за пуд. Между тем, она продается от 1 рубля 70 копеек до 2 рублей 40 копеек. Неудивительно после этого, что мельницы дают десятки тысяч ежегодного дохода своим владельцам» [06].

   Основатель дела В.А. Алексеев поставлял крупчатку на прииски китайским рабочим, затем занимался подрядом на строительстве Забайкальской железной дороги. К 1897 г. он стал купцом 2-й гильдии. На первом этапе его мукомольное производство не было большим. На паровой вальцевой мельнице работали всего 10 человек (заработок от 80 копеек до 2 рублей в день). Годовой оборот мельницы составлял 170 тысяч рублей. Но имея даже такое небольшое предприятие, В.А. Алексеев в 1896 г. принял участие и завоевал медаль на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде. В 1899 г. он участвовал в работе сельскохозяйственной выставки в г. Хабаровске. В тот же год основывается торговый дом «В.А. Алексеев с сыновьями», официальным распорядителем которого стал старший сын мукомола Иван.

   В 1902 г. Алексеевыми была сооружена большая мельница в каменном здании, а затем в течение 2-3 лет - еще одна, тоже каменная, вместе с пакгаузом и элеватором. Общая стоимость оборудования составила около миллиона рублей, производство муки — около 7000 пудов в сутки. Мельница Алексеевых стала крупнейшим предприятием в Амурской области. Сопоставимый объем производства был только на мельницах Х.П. Тетюкова. Большая мельница была оборудована вальцевыми станками, паровыми машинами и двигателями фирмы «Бромлей». Вторая мельница Алексеевых вырабатывала 1500 пудов простомола и 700 пудов крупы в сутки. В 1923 г. мельницы торгового дома «В.А. Алексеев с С-ми» были национализированы [07]. В советское время мельницы Алексеева использовались по назначению. На их месте (улица Амурская, № 1) работали мельзаводы № 1 и № 2. Были отнесены к памятникам промышленной архитек-туры [08].

   Немалую часть зерна для переработки ТД «В.А. Алексеев с С-ми» закупал в Амурской области. Мукомолы старались приобрести сырье по наиболее низкой цене. В этом направлении в 1902 г. И.В. Алексеев развернул в печати определенную кампанию. Он подсчитал, что разработанная, засеянная и убранная казенная десятина обходится крестьянину в 22 рубля 50 копеек. Ему возразили. В ответной публикации в газете «Амурский край» говорилось, что у за-зейских крестьян казенный надел достаточен лишь для прокормления самих себя. Для расширения хлебопашества им приходится арендовать пустопорожнюю землю у своих соседей. Арендная плата за сотенную или молоканскую десятину земли под пшеницу (земля нужна поновее и, следовательно, более дорогая) составляет 8 рублей, ее распашка обходится в 14 рублей, семена пшеницы из расчета 13 пудов по 70 копеек за пуд дают 9 рублей 10 копеек затрат. Ручная уборка хлебов (в 1902 г. машинная уборка вследствие продолжительных дождей и грязи была невозможна) стоила 20 рублей. Издержки на обмолоте машинами урожая с одной десятины составляли 10 рублей, вывоз в город 100 пудов зерна добавлял еще 7 рублей. Итого: 73 рубля 10 копеек. Средний урожай пшеницы в 1902 г. не превышал 100 пудов с сотенной десятины. Корреспондент «Амурского края» сделал вывод: «При цене хлеба в 50 - 60 копеек крестьяне не только что не получают «порядочного заработка», но как раз наоборот - терпят порядочный убыток. Вообще в написанной г. Алексеевым односторонне и пристрастно статье сквозит одна цель - к соблюдению интересов лишь мукомолов» [09].

   В начале XX в. дело ТД «В.А. Алексеев с С-ми» было поставлено на широкую ногу - его отделения и агентства имелись не только в населенных пунктах Дальнего Востока (Николаевск, Хабаровск, Владивосток, Сретенск), но и за его пределами (Москва, Санкт-Петербург), а также за границей (Харбин, Гамбург) [10].

   Вторым направлением деятельности ТД «В.А. Алексеев с С-ми» было пароходство. В 1899 г. принадлежавшие ТД пароходы «Владивосток» и «Атаман» перевезли 154491 пуд грузов [11]. С 1897 г. в регулярные рейсы по рекам Амурского бассейна выходил колесный пароход «Иртыш». В 1898 г. флот Алексеевых пополнился пароходом «Василий». Их деревянные корпуса были изготовлены в Благовещенске на заводе С.С. Шадрина. Машины для парохода «Атаман» поставлены с завода «Бр. Заксенберг» (Германия), для парохода «Иртыш» — из Сан-Франциско (США), а для парохода «Василий» — с одесского завода «Беллино-Фендерих» [12].

   Суда плавали по всем рекам амурского бассейна, делая остановки на пристанях Сретенска, Зеи, Благовещенска, Имана, Хабаровска, Николаевска, Харбина и других городов. Для пассажиров 1 - 2-го классов имелись каюты, а для 3-го класса - места на палубе под тентом. В 1909 г. ТД приобрел у «Товарищества Амурское пароходство» 9 железных барж-«утюгов», построенных в 1872 г. в Англии. В 1911 г. Алексеевым принадлежали 10 пароходов и 32 баржи. Пароходы со стальными корпусами и машины к ним были заказаны за границей еще в конце XIX в. и скуплены у прежних владельцев. Пароходы и баржи с деревянными корпусами, как правило, строились в Благовещенске. Общая стоимость флота составила 1377,3 тысячи рублей, в том числе самоходного - 798,9 тысячи, несамоходного - 578,4 тысячи рублей. Перед Первой мировой войной ТД «В.А. Алексеев с С-ми» приобрел еще четыре самоходных судна, одно из которых было куплено в Германии (вероятно, заграничным агентством ТД Гамбурге). Общая стоимость флота торгового дома возросла, таким образом, почти на 200000 рублей.

   Основной капитал Алексеевых был вложен в мукомольное производство, а пароходы и баржи использовались главным образом для перевозки зерна и муки. Но этим они не хотели ограничиться. В 1910 г. была предпринята попытка вывоза маньчжурских бобов (сои) из Харбина через Николаевск на экспорт. Объем перевозки составил 800000 пудов. Так как иностранным судам не разрешалось заходить в порт Маго (в 30 верстах от Николаевска), где можно было грузить зерно с судна на судно, то предприятие оказалось дорогостоящим. В самом Николаевском порту из-за мелководья груз приходилось разгружать на берег речными баржами и таким же образом загружать с берега на морские иностранные суда. Тем не менее Алексеевы держали в Николаевском порту и Маго причальные линии, склады и соответствующий флот.

   Капитал ТД «В.А. Алексеев с С-ми» включал также недвижимость. Алексеевы были крупными домовладельцами Благовещенска [13]. Им принадлежали дома на углу улиц Большой и Почтовой, на углу улиц Зейской и Буссевской (Зейская, № 98; Буссевская, № 8); на углу улиц Зейской и Набережной (Зейская, № 1; Набережная реки Зеи, № 18, 20, 22); дом по улице Буссевской, № 29; дом на углу улиц Амурской и Невельской (Амурская, № 2; Невельская, № 23) . Последний (современный адрес: улица Амурская, 4) был построен в конце XIX — начале XX вв. Одноэтажный, кирпичный. В советское время был надстроен второй этаж. В 60-е - 80-е гг. XX в. в нем располагался клуб им. М.И. Калинина.

   В 1889 г. благовещенский 2-й гильдии купец Василий Алексеев владел 100 десятинами надельной земли [14]. За Зеей, в Ивановской волости, вблизи деревни Владимировки, ТД на правах юридического лица имел в частной собственности 65 Уг десятин удобной земли, а также владел участками под названиями «Долгая пустошь» (76 десятин), «Васильево» (280,9 десятин), «Добавочная» (20,6 десятин) [15].

   Кроме сына Ивана, который был официальным распорядителем торгового дома, у Василия Алексеевича было еще трое сыновей - Семен, Павел, Николай. Но, безусловно, наибольшей общественной активностью отличался Иван. В 1902 г., он, благовещенский 1-й гильдии купец, был избран гласным городской думы. И.В. Алексеев был членом попечительского совета городских лечебных заведений, городской санитарно-исполнительной комиссии, Благовещенского попечительного о тюрьмах комитета [16].

   Кроме руководства делами предприятий торгового дома, И.В. Алексеев занимался публичной деятельностью. В начале XX в. он неоднократно выступал с заявлениями, в которых защищал экономические интересы России на Дальнем Востоке.

   Во время русско-японской войны И.В. Алексеев жертвовал большие суммы на нужды армии. В 1909 г. был образован Благовещенский биржевый комитет, в который вошли крупные предприниматели города (61 человек). Среди них был и И.В. Алексеев, которого сразу же избрали биржевым старостой.

   Будучи известным предпринимателем, И.В. Алексеев заботился о своем имидже. В 1912 г. он от имени торгового дома выделил на содержание каботажных классов в г. Николаевске-на-Амуре 750 рублей, став одним из самых крупных частных спонсоров в этом деле. Но деньги на ветер Алексеевы бросать не любили. Их расчетливость доходила до скупости. Видимо, не от хорошей жизни в июле 1906 г. на одном из предприятий Алексеевых вспыхнула кратковременная забастовка рабочих-судостроителей, выдвинувших не политические, а экономические требования.

   Остальные сыновья Василия Алексеевича Алексеева оказались в тени старшего брата, и практически о них мало что известно, за исключением, пожалуй, Семена Васильевича. В 1902 - 1906 гг. он был вместе с братом Иваном гласным История Благовещенской городской думыБлаговещенской городской думы. В 1911 г. Семен Васильевич — исполняющий обязанности распорядителя торгового дома. В навигацию предыдущего года он отвечал в компании за вывоз маньчжурских бобов через Николаевский порт на экспорт. Им была составлена специальная записка для губернатора Амурской области с расчетами необходимых средств на эти операции, а также мер, направленных на успешное их осуществление.

   Первая мировая война и завершение строительства Амурской железной дороги негативно сказались на хозяйственной деятельности торговых и промышленных фирм области. Реакцией на неблагоприятную конъюнктуру стало создание предприятий и организаций, стремящихся полностью контролировать тот или иной сектор рынка и сбыта товаров и услуг. В 1915 г. И.В. Алексеев стал одним из инициаторов создания монопольного объединения владельцев мельниц под названием «Товарищество «Благовещенские мукомолы», в котором ему из 60 паев принадлежало 18.

   В декабре того же года И.В. Алексеев был в числе активных участников создания товарищества «Амурский флот». Кроме него, в товарищество вошли семь крупных амурских пароходчиков: Л.М. Гройсман, СМ. Буянов, А.И. Опарин, В.Н. Пермикин, Н.И. Матвеенко, В.Т. Коротаев, П.И. Васильев. Двое из учредителей - И.В. Алексеев и А.И. Опарин - внесли в основной «вкладочный капитал» по 20 тысяч рублей, остальные - по 10 тысяч. Таким образом, сумма вложенного капитала составила 100 тысяч рублей. Естественно, директорами образованного товарищества стали А.И. Опарин и И.В. Алексеев. К тому же из 26 единиц самоходного и 41 единицы несамоходного флота, принадлежащих соучредителям, в их собственности было 20 и 39 соответственно. Однако согласно договору товарищество осуществляло деятельность не путем сложения имущества учредителей, а арендуя его у других владельцев, в число которых попали и они сами [17]. Из двух соучредителей товарищества внесших наибольший капитал - И.В. Алексеева и А.И. Опарина, - первое место принадлежало И.В. Алексееву. Не случайно главная контора товарищества «Амурский флот» располагалась в Благовещенске на Большой улице, между Зейской и Амурской, в здании торгового дома «В.А. Алексеев с С-ми». [18]

   Заключив арендные договоры с пароходовладельцами, синдикат сконцентрировал в своих руках огромный флот, установил монопольно высокие ставки фрахтов (в 3 - 4 раза выше существовавших) и обрек на бездействие 40% частных пароходов и барж [19].

   К летней навигации 1916 г. товарищество «Амурский флот» имело до 100 пассажирских и буксирных пароходов, 70 барж, общей грузоподъемностью до 2'Л миллиона пудов [20].

   29 января 1917 г. ТД «ВЛ. Алексеев с С-ми» заключил договор, оформленный нотариально, с товариществом «Амурский флот» о передаче ему в аренду судов ТД. Используя неблагоприятную конъюнктуру на рынке транспортных услуг в навигацию 1916 г., когда большинство мелких судовладельцев оказались перед угрозой поставить свой речной флот на прикол, товарищество «Амурский флот» навязало им свои условия аренды судов. Это позволило товариществу вместе «Амурским обществом пароходства и торговли», взять под контроль перевозки по Амуру. О наличии негласного договора между этими транспортными компаниями свидетельствует то, что ими были установлены единые тарифы на перевозки грузов и пассажиров. Монополизируя перевозки, обе компании взвинтили на них цены. При этом часть судов так и не вышла на линии, что вынуждало грузоотправителей соглашаться с теми условиями, которые им навязывали судовладельцы. Используя фактор безработицы, предприниматели сдерживали рост заработной платы речникам, несмотря на высокую инфляцию. Необходимо отметить, что против создания товарищества «Амурский флот» выступило «Амурское речное общество» во главе с Н. Федоровым. Он направил генерал-губернатору соответствующий доклад, в котором предупреждал о возможных негативных последствиях деятельности товарищества. Однако реакция властей на действия предпринимателей оказалось вялой. Ограничились проверкой поступивших фактов, не приняв никаких конкретных мер.

   В целом 1916 г. для ТД «В.А. Алексеев с С-ми» оказался вполне удачным. В руках Алексеевых был значительный сегмент рынка муки в Амурской области, они вместе с А.И. Опариным контролировали большую часть речного транспортного флота Амура. Товарищество «Амурский флот» не только успешно в финансовом плане провело навигацию 1916 г., но и продолжило свою деятельность в следующем году. Однако в конце 1917 г. под воздействием происходивших в стране революционных событий Алексеевы вынуждены были вывести из состава торгового дома часть имущества и начать процедуру его перерегистрации.

   Весной 1918 г. в условиях начавшегося в Благовещенске красного террора братья Алексеевы с семьями выехали в Харбин. Здесь Семен Васильевич Алексеев по доверенности, выданной ему торговым домом, заключил с Восточно-Сибирским пароходным товариществом договор о продаже части своего флота, захваченного к тому времени большевиками. При этом торговый дом уступал свои права, возникшие у него в связи с заключенным ранее договором на аренду своих судов «Амурским обществом пароходства и торговли». Общая стоимость проданных судов была оценена в 2 миллиона японских иен, из которых братьям Алексеевым передавалось сразу 200 тысяч. В качестве задатка выполнения договора Восточно-Сибирскому пароходству передавались находившиеся на реке Сунгари пароходы «Атаман» и «Крупчатник», а также железная баржа-пристань в Харбине. Расчет в японских иенах был не случаен. Официально договор с СВ. Алексеевым подписывали «полные товарищи» Г.И. Ги-бянский и А.Л. Ладыженский, никогда не имевшие никакого отношения к речному пароходству. За их спиной стоял японский подданный Катадзаки, представлявший интересы японского акционерного общества «Южно-Маньчжурская железная дорога». Она и оплачивала все расходы.

   Заключив договор с Восточно-Сибирским пароходным товариществом, Алексеевы поставили себя вне закона не только перед руководством Амурской социалистической республики, которое добивалось национализации речного флота Амура, но и перед Омским правительством, а в дальнейшем правительством Дальневосточной республики. Последнее требовало возвращения бывших русских судов, угнанных по реке Сунгари в Китай. Братья Алексеевы пытались продолжить заниматься предпринимательством в 1919 г., осуществляя комиссионные и перевозочные операции на трех оставшихся в их распоряжении пароходах на Нижнем Амуре.

   После окончания Гражданской войны и установления советской власти на территории Дальнего Востока против амурских судовладельцев, продавших свои суда иностранцам, были возбуждены уголовные дела. В их число попали и братья Алексеевы. Путь в Россию для них был закрыт. Годы лихолетья, Гражданской войны и интервенции подкосили семью Алексеевых. В октябре 1919 г. в Харбине скончался Н.В. Алексеев. В 1921 г. ушел из жизни И.В. Алексеев, остававшийся до самой смерти председателем товарищества «Благовещенские мукомолы». Этот пост перешел к его брату Семену, но и он умер через два года. Оставшемуся в живых Павлу Васильевичу Алексееву не удалось удержать предприятие в своих руках. Оно перешло к другим владельцам, а к 1925 г. - прекратило существование. Павел Васильевич Алексеев, последний из семьи именитых благовещенских купцов, умер в Харбине в 1927 г. [21].

   Известна судьба потомства еще одного купца Алексеева — Федора. Он владел несколькими домами в Благовещенске и занимался городским извозом -держал экипажи для обслуживания горожан. У него были дочери - Анастасия, Агафья, Екатерина, Мария и сын Федор. У молокан было принято заключать браки между членами общины. Анастасию отдали за купеческого сына Петра Коротаева. По рассказу Натальи Юрьевны Шестаковой, внучки Агафьи Федоровны Алексеевой, у Анастасии семейного счастья с Коротаевым не получилось: «она еще молоденькой замуж вышла, в 16 лет. Забеременела, в семье мужа ее чересчур берегли, не давали шагу ступить. Может, поэтому она мертвого ребенка родила... Так с тех пор у Насти детей и не было»468. В 1910 г. Петр Коротаев умер.

   Агафья, любимица отца, была на два года младше Анастасии. Она оказалась своевольной, полюбила человека не своего сословия. Отцу пришлось согласиться с решением дочери и выдать ее за молодого фармацевта Владимира Ивановича Голубева.

   После революции Анастасию, как бывшую купчиху, отправили в ссылку. Она объявилась в родных краях только через 15 лет, и не одна, а с бывшим ко-ротаевским приказчиком. Он давно был влюблен в красивую молодую хозяйку, а когда события приняли такой крутой разворот, поддержал ее, стал спутником жизни. Наталья Юрьевна Шестакова продолжает: «Они вместе с тем человеком, Болотиным, поселились в деревне Белоярово, в самом маленьком захудалом домике. Я помню, как они к нам приезжали вместе, уже старенькие были. В бабушке Насте уже никто бы не узнал бывшую красавицу-купчиху. Обычная, замученная деревенской работой женщина... А когда умер ее верный Болотин, Настя и вовсе бесприютной осталась. В 70-е годы ей больше 80 лет было. Настя приехала в Благовещенск. Хотела свою бывшую воспитанницу разыскать, да не получилось. Умерла бабушка Настя в доме престарелых» [22].

   У Агафьи жизнь сложилась удачней. Умный, образованный супруг, похоже, предвидел, чем может обернуться для жены ее происхождение. Поэтому все 20-е и 30-е гг. XX в. семья Голубевых то и дело переезжала с места на место, в Благовещенске они не засиживались. После Сахалина на 7 лет уехали в Монголию. Владимир Иванович организовывал аптечную сеть, Агафья Федоровна растила детей. Они вернулись в Благовещенск, когда стали затихать политические репрессии. Владимир Иванович заведовал аптекой, был уважаемым в городе человеком. Агафья Федоровна вела хозяйство, в доме у нее собирались оставшиеся в живых члены молоканской общины. «Ой, как же они пели красиво, - вспоминает Наталья Юрьевна Шестакова. - Соберутся у самовара, чаю напьются и псалмы поют, а вот о прошлом своих семей никогда вслух не разговаривали. Думаю, что боялись, не зря, конечно... Мне бабушка Агафья почему-то про свою сестру Марию ни слова не говорила, так же и про брата Федора. Потом уже как-то проговорилась, что брат ее был участником «гамовского мятежа». Мария будто где-то за границей оказалась. Об этом тоже бабушка боялась говорить. Может, оттого, что держала язык за зубами, осталась целой и невредимой. Только и потом, когда времена изменились, страх в душе остался...». Наталья Юрьевна очень жалеет, что так мало сохранилось в памяти бабушкиных рассказов. Помнит какой-то дом на Зейской, куда бабушка как-то привела внучку и долго-долго смотрела на крепкие каменные стены. Потом шепнула Наташе «Это наш дом-то был».

   

   Примечание:
   01. История Благовещенска. 1856 - 1917: В 2-х т.-Т. 1.-С. 149.
   02. Амурский край. 1901. 9 (22) декабря.
   03. Смирнов, Е.Т. Указ. соч. -С. 227.
   04. Амурская газета. 1899. 21 февраля.
   05. Амурский край. 1901. 22 июля (4 августа).
   06. История Благовещенска. 1856 - 1917: В 2-х т. -Т. 1. -С. 149; ГААО. Ф. 13. Оп. 1. Д. 7. Л. 22.
   07. Памятники истории и культуры Амурской области. -Благовещенск, 1991. -С. 25.
   08. Амурский край. 1903. 15 (28) января.
   09. История Благовещенска. 1856- 1917. -В 2-х т. -Т. 1. -С. 149.
   10. Обзор Амурской области за 1899 год. - С. 32.
   11. Список паровых судов, плавающих по рекам Амурского бассейна. Составлен на 1 марта 1907 г. ...-С. 13-14.
   12. История Благовещенска. 1856 - 1917: В 2-х т.-Т. 1.-С. 149-150.
   13. Памятная книжка Амурской области на 1903 год. - С. I, II; ГААО. Ф. 8-и. Оп. 1. Д. 17. Л. 2 об, 3 об.
   14. Холкина, Т.А., Чаюн, Л.А. Архитектурное наследие Благовещенска. - Благовещенск, 2006.-С. 99-101.
   15. РГИА ДВ. Ф. 704. Оп. 4. Д. 498. Л. 55.
   16. Частновладельческое хозяйство в Амурской области. — Вып. II. Т. III. Таблица 1. —С. 26 —27.
   17. История Благовещенска. 1856 —1917: В 2-х т.—Т. 1.—С. 150. "Там же. - С. 150-151.
   18. Амурское эхо. 1916. 17 (30) апреля.
   19. Крестьянство Дальнего Востока СССР. XIX - XX вв. (очерки истории)... - С. 319.
   20. Амурское эхо. 1916. 17 (30) апреля.
   21. История Благовещенска. 1856 - 1917: В 2-х т.-Т. 1.-С. 150 - 151.
   22. Алексеева, Л. Две сестры // Моя мадонна. 2006. 1 марта.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   Земледелие в жизни молокан

   Скотоводство в жизни молокан

   Извоз в жизни молокан


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Монография Е.В. Буянова, профессора кафедры всемирной истории и международных отношений АмГУ, доктора исторических наук "Духовные христиане молокане в Амурской области во второй половине XIX - первой трети XX в.
   Электронная версия - Коваленко Андрей, главный редактор портала "Амурские сезоны"