Извоз в жизни молокан О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      65
книги              71
панорамы       58
статьи        6418
фото           7086








Первый литературный портал:



Стихотворение
Осень носит признаки потерянного детства...

Стихотворение
Герои






Статьи по теме

Культура и спорт
















Статьи по теме

Религия




































Извоз в жизни молокан

25 сентября 2019 г.

   Главная страница о духовных христианах (молоканах)

   

   Большие прибыли молокане извлекали из извоза грузов на север области. В «Обзоре Амурской области за 1896 год» отмечалось: «Извоз, за редким исключением, находится в руках крестьянского населения и преимущественно молокан. Последние, обладая свойствами, присущими еврейской нации, только в большей степени, чем сами евреи, сумели монополизировать некоторые промыслы, и между ними извозный, особенно доставки грузов на прииски, представляющие значительные выгоды. Доход, доставляемый извозом, простирается до 200000 рублей в год» [01].

   Появление и существование этого промысла было тесно связано с развитием золотодобычи на севере Амурской области во второй половине XIX в. Являясь одним из наиболее крупных потребителей сельскохозяйственной продукции, амурская золотопромышленность создавала, таким образом, исключительно благоприятные условия для развития капиталистических отношений в крае. Сбыт пшеничной муки и овса на прииски по сравнительно высоким ценам явился сильным стимулом к увеличению запашек. Крупные крепкие хозяйства Приамурья, специализируясь на производстве зерна, стали основными поставщиками хлебопродуктов на север области.

   В 70-х гг. XIX в. одна из первых золотопромышленных компаний на Амуре - Верхне-Амурская - была вынуждена прибегнуть к найму крестьянских подвод для перевозки грузов на прииски. Зимой 1870/71 гг. на предприятия этой компании было перевезено более 101 тысячи пудов различных грузов. В последующие годы компания продолжала нанимать большие партии крестьянских подвод для перевозки грузов как на прииски, так и на склады. В 1900 г. компания «Ельцов и Левашев» уплатила крестьянам за доставку грузов 188 тысяч рублей. Верхне-Амурская компания только в январе - марте 1908 г. за перевозку грузов заплатила крестьянам 365 тысяч рублей [02].

   На извозе в качестве тягловой силы использовались лошади и верблюды. Извоз происходил таким образом. На четырех лошадей полагался один возчик. Кроме чистого груза на санях лошади везли фураж. Путь пролегал обычно по руслу рек, трогались после того, как лед достигал необходимой толщины. За одну поездку возчик получал обычно 240 - 250 рублей. Расход на поездку с грузом и обратно, считая покупку овса и сена, плату за ночлег и другие расходы, составлял приблизительно 125 рублей, оставалось чистых около 100 рублей. Обычно за зиму успевали сделать три, а иногда четыре ездки. Так что за сезон возчик на четырех лошадях зарабатывал 300 — 400 рублей. Богатые хозяева, которые ходили на 8 и более лошадях, зарабатывали, конечно, больше.

   Особенностью извозного промысла было то, что им занимались, как правило, амурские земледельцы, которые привозили на прииски обыкновенно свой хлеб: пшеницу по 2 рубля 50 копеек — 2 рубля 80 копеек за пуд, овес — по 3 рубля за пуд. Поскольку на месте производства пшеница стоила 80 - 90 копеек за пуд, а овес - около рубля, можно считать, что за провоз «очищалось» примерно два рубля с пуда. Считая доход, как и раньше, на четыре лошади и одного возчика, можно заключить, что хозяева, доставляющие свой хлеб на прииски, зарабатывали на провозе на 200 - 300 рублей больше того, если бы они продавали этот хлеб на месте [03].

   Основной трудностью применения гужевого транспорта было отсутствие на пути (особенно зимой) корма для лошадей. Поэтому возчики с собой в дорогу брали не только спирт «для сугреву», намороженные пельмени и булочки, но и торбы, которые наполняли овсом и привязывали к лошадиным мордам.

   Зимой санные обозы по льду замерзших рек двигались свободно, быстро, хотя если случалась пурга, движение очень затруднялось. В таких случаях два возчика обычно шли впереди обоза с палками, нащупывая дорогу. Иногда грузы приходилось доставлять не на санях и телегах, а вьючно, и тогда трудностей было намного больше. Топкие мшистые и кочковатые мари были гибельны для лошадей и становились сплошным мучением для людей, которым несколько раз в течение дня приходилось перевьючивать коней и подчас буквально на руках вытаскивать их. Масса лошадей погибала в пути, и все они очень изнурялись. При доставке грузов на самые отдаленные прииски часто практиковался способ, «достойный порицания»: по приезде на место лошадей продавали на мясо [04].

   В 80-е гг. XIX в. в Амурской области появились верблюды, и в начале 90-х гг. их уже было несколько сот голов. Их держали главным образом для извоза молокане Гильчинской волости. Покупали животных по 150 - 180 рублей за штуку в Забайкалье, куда их приводили из Монголии. Несмотря на высокую цену, верблюды стали быстро распространяться в Приамурском крае, так как были менее подвержены воздействию такой опасной болезни как сибирская язва и с успехом могли заменить лошадь при перевозке грузов и даже в некоторых полевых работах. К тому же их содержание обходилось дешевле. В сутки верблюд довольствовался 7-10 фунтами овса (лошадь - 20 фунтов) и 10 фунтами сена (лошадь - 20 фунтов). При таком корме верблюд вез на санях до 35 пудов клади, а лучшая лошадь - 25 - 27 пудов [05].

   Об объемах, перевозимых на прииски грузов, свидетельствуют следующие данные. В 1891 г. золотопромышленными компаниями было куплено зерна 232442 пуда на 185125 рублей, в 1895 г. - 209984 пуда на 344577 рублей, в 1900 г. - до 300000 пудов на 250 - 270 тысяч рублей [06].

   Весьма прибыльной для молокан была эксплуатация перевоза через Зею в районе Благовещенска. Этот маршрут соединял самый крупный населенный пункт области со старожильческим районом. Перевоз сдавался в аренду каждые 5 лет. В первые годы XX в. аренда перевоза принадлежала одному из Саяпиных (из источника не ясно, кому именно из этого многочисленного молоканского рода; можно предположить, что это был либо Наум Иванович Саяпин, либо Михей Иванович Саяпин, поскольку их торговый дом владел пароходами и баржами). При Саяпине работа перевоза была организована плохо. Люди жаловались, что иной раз приходилось ждать переправы по 5 - 6 дней [07].

   На рубеже первого и второго десятилетий XX в. перевоз через Зею принадлежал уже С.А. Косицыну. 1 августа 1913 г. в Благовещенске состоялись очередные торги на сдачу перевоза в аренду частным лицам. На торги явились господа Алексеев, Жук и С.А. Косицын. По результатам торгов перевоз остался за С.А. Косицыным на очередные 5 лет, начиная с 1914 г., за 4005 рублей в год [08].

   Однако нарекания на плохую работу перевоза продолжались. «Вследствие усиленного движения через перевоз, - отмечал в это время наблюдатель, - приходится населению ждать очереди по двое суток иногда, чтобы попасть на другую сторону. Такое затруднительное сообщение с городом вызвало среди сельских обществ инициативу построить мост на общественные средства, для чего многими сходами уже ассигновано по 3 рубля со двора. К сожалению, этот почин не встретил до сих пор должного отклика со стороны местной администрации» [09]

   Методы, которыми пользовались благовещенские купцы для максимального извлечения прибыли, вполне соответствовали эпохе «дикого» капитализма и неограниченной рыночной стихии. Государство вмешивалось в предпринимательскую деятельность только в крайних случаях. Например, в 1905 г. за утайку зерна и искусственное взвинчивание цен на муку СМ. Буянов военным губернатором Амурской области был подвергнут 7-дневному административному аресту [10].

   В зависимости от условий амурские предприниматели действовали в широком диапазоне - от неэквивалентного обмена и заведомого обмана до настоящей уголовщины. В самом начале колонизации Приамурья распространилась грабительская пушная торговля с аборигенами. Потом на первое место вышла торговля «вразвоз» с барж и пароходов на Амуре и его притоках. Наряду с цивилизованными средствами обогащения, некоторые купцы не гнушались и преступными методами. В начале XX в. в Благовещенске была издана книга А.И. Матюшенского (1862 - 1931 гг.) «Амурские волки», в которой описывалась криминальная деятельность некоторых благовещенских купцов.

   

   Примечание:
   01. Обзор Амурской области за 1896 год. - С. 22.
   02. Маркова Н.А. Дальневосточная добывающая промышленность и ее влияние на освоение региона (вторая половина XIX-начало XX вв.). -Хабаровск, 2009. -С. 105 - 106.
   03. Описание Амурского переселенческого района. Справочная книжка для ходоков и переселенцев на 1911 год.-СПб., 1911.-С. 33.
   04. Кириллов, В.Е., Афанасьев, П.Ю. На золотых промыслах Дальней России. К истории золотодобычи на юге российского Дальнего Востока. - Благовещенск, 2003. - С. 103.
   05. Статистика Российской империи. XXVII. Волости и населенные места 1893 года. -Вып. 2. Амурская область. — С. 44.
   06. Приамурье. Факты, цифры, наблюдения... — С. 501.
   07. Амурская газета. - 1902. -21 апреля.
   08. Амурский земледелец. - 1913. -№ 16. -С. 707.
   09. Труды... Вып. IX. Земское хозяйство в связи с общественным и административным устройством и управлением в Амурской и Приморской областях. Составил участник экспедиции В.А. Закревский. -С. 77.
   10. История Благовещенска. 1856-1917: В 2-х т.-Т. 2.-С. 418. Составлено и рассчитано по: Из истории коллективизации сельского хозяйства Дальнего Востока (1927- 1937 гг.).-Хабаровск, 1979.-С. 21, 24.



ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Монография Е.В. Буянова, профессора кафедры всемирной истории и международных отношений АмГУ, доктора исторических наук "Духовные христиане молокане в Амурской области во второй половине XIX - первой трети XX в.
   Электронная версия - Коваленко Андрей, главный редактор портала "Амурские сезоны"