Литературная студия ЗВЕНО О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
книги              54
панорамы       58
статьи        5692
фото           6850








Первый литературный портал:



Стихотворение
Танец с пустотой

Стихотворение
Я в позднюю осень выйду






Статьи по теме

Культура и спорт









































Литературная студия ЗВЕНО

13 июля 2016 г.






   В поэтическом ручье вместе с песком попадались и золотые россыпи поэзии. Это были стихи инженера управления «Бамстройпути» Тамары Шульги и инженера мехколонны № 47 Надежды Пузыревской, прибывших на стройку с первыми отрядами строителей.

   

   Из письма в редакцию: ... Да и, конечно, 40-летие легендарной литературной студии «Звено» (от 5 октября 1974 года) хорошо бы отметить в Тынде литературным мероприятием 5 октября этого года (на воскресенье, кстати, выпадает), дать об этом большой репортаж, статью об истории «Звена», да еще с эксклюзивными, не известными ранее фактами и т.д. И вообще, литература второго БАМа (без учёта литературы БАМлага 1930-х годов в период первого, старого БАМа) – это по-своему уникальный литературный факт не только истории нашей, амурской региональной литературы 1970-1980-х годов и позднее, но даже и истории литературы российской! (Так это нужно понимать и преподносить!). Евгений ПАРШИН, зав. секцией литературного краеведения СЛО, г. Свободный.

   

   Получив это письмо, мы обратились к создателю и руководителю литературной студии «Звено» Ивану Михайловичу Шестаку с просьбой вспомнить о том, как это было. К сожалению, за такими масштабными событиями, как распад Советского Союза в 1991 году и как итог – забвение БАМа, а затем и разделение магистрали на три подведомственные другим дорогам части, потерялся феномен строителя БАМа – поэта. Байкало-Амурская магистраль родила целую плеяду поэтов конца ХХ века – романтиков, реалистов, трибунов, патриотов… Вот только время им досталось слишком суровое. В 70-х годах ХХ века взлёт, а 20 лет спустя не просто забвение – строители БАМа вместе с магистралью стали никому не нужны: «отработанный материал»… Разве тут до поэзии было! Но всё, что написали за 20 лет строители БАМа, ставшие поэтами, бесценно. Там такая лирика, такая мощь, такая страсть и горечь, что сердце сжимается и слезу вышибает… Так, может, настало время поговорить не только о магистрали, но и о поэзии, рождённой БАМом?..

   И бамовцы писали. За годы строительства Байкало-Амурской магистрали рабочие-поэты оставили великое, не побоюсь этого слова, литературное наследие. Оно может сравниться только с годами строительства Братской ГЭС, временем покорения Ангары, началом освоения огромного сибирского пространства. Кстати, возведение по тем временам крупнейшей в мире гидроэлектростанции стало возможным благодаря строительству головного участка БАМа линии Тайшет-Лена. Именно она сыграла решающую роль в доставке на стройку грузов и оборудования. Но Братск – это далеко не БАМ, и гидростроители не строители железных дорог. Первым намного проще и комфортнее. Они годами живут на одном месте, другие же из племени непосед. Встретив тепловоз на одном участке, перебираются на другой, оставив насиженное место. И так до победного «золотого» звена. А уложив «золотое» на другой стройке, укладывают «серебряное». Чтобы всё повторить сначала.

   Удивительные люди транспортные строители! И труд их достоен самых высоких поэтических и прозаических слов. Более того, как показывают уроки БАМа, бамовцы и сами задавали себе высокую поэтическую планку. Свидетельство тому – десятки поэтических сборников, написанных лесорубами, водителями, взрывниками, путейцами, которые издавались в Москве, в городах зоны БАМа.

   2014 год – год сплошных юбилеев. И все они прошли под маркой 40-летия начала строительства Байкало-Амурской магистрали. Оно «забило» 30-летие стыковки на разъезде Балбухта, 25-летие сдачи БАМа в постоянную эксплуатацию. В юбилейной круговерти как-то вылетели из головы еще две даты, которые далеко не безразличны мне и тем, кто связал свою судьбу с журналистикой и литературой. 4 октября 1974 года вышел первый номер газеты «Байкало-Амурская магистраль», а 5 октября 1974 года родилась литературная студия «Звено».

   Как дорогую реликвию храню я тот номер октябрьской многотиражки, где было опубликовано следующее обращение к молодым строителям: «Как и любая большая стройка, Байкало-Амурская магистраль начиналась не только с первых просек, первых домов, первых кубов земли, отсыпанных в земполотно дороги, с первых опор будущего моста, она начиналась и с первых поэтических строчек, написанных у таёжных костров, первых дневниковых записей. Многие юноши и девушки берутся за перо, чтобы запечатлеть для будущего поколения происходящее вокруг себя. В целях объединения всех начинающих литераторов редакция газеты «Байкало-Амурская магистраль» приглашает в субботу, 5 октября, на первую организационную встречу…»

   К этому времени я уже знал, что в Тынде есть молодые люди, которые пробуют свои силы в литературе. Но придут ли они? В редакции тогда не было своего кабинета, первый номер пришлось делать сидя в коридоре управления строительства «Бамстройпуть», поэтому я пригласил пишущую братию в учебный пункт управления. Он отапливался, что имело немаловажное значение для встречи. И вот первое знакомство: инженер «Бамстройпути» Тамара Шульга, плотники СМП-573 Борис Борисов и Александр Чемиков, лесоруб этого же строительно-монтажного поезда Михаил Иконников. Все трое, кроме Тамары Шульги, бойцы отряда «Московский комсомолец». Негусто, но начало литературному объединению положено. Тем более, парни пояснили, что пишут многие, но стесняются показывать свои рукописи другим. Это обнадеживало, перспектива вырисовывалась хорошая. Решили назвать объединение «Звено». И начали звенеть.

   Литературные колокола первое время звучали приглушенно, но по мере того как стройка набирала обороты, а вместе с ней и редакция газеты, их звон становился всё громче. Его услышали не только в Тындинском, но и в других посёлках строящейся магистрали. Редакционная папка быстро толстела, требуя к себе постоянного внимания. В основном это были стихи, строчки которых наполнялись юношеским восторгом, грандиозностью происходящих событий, перспективой развития огромного региона, новую жизнь которому даст Байкало-Амурская магистраль. В большинстве своем стихи носили информационно-географический характер: переплетались названия таежных поселков, рек, хребтов, перевалов с мостоотрядами, строительно-монтажными поездами, мехколоннами, тоннельными отрядами. Конечно же, в них присутствовало и авторское «Я», что придавало стихам совершенно другой оттенок, заставляло задумываться, вызывало желание поговорить с автором или поспорить.

   В этом поэтическом ручье вместе с песком попадались и золотые россыпи поэзии, которым в редакции отводилась особая папка. Это были стихи инженера управления строительства «Бамстройпуть» Тамары Шульги и инженера мехколонны № 47 Надежды Пузыревской, прибывших на стройку с первыми отрядами строителей. Тамара – с Алтая, Надежда – из Новосибирска.

   

         Дорога железная, как ниточка, тянется,
         А то, что построено, всё людям останется….

   Слова и мелодия этой песни всколыхнули воспоминания о строительстве Байкало-Амурской магистрали. Мы, соловьёвцы, не строили БАМ. Но его ритм ощущался в каждом из нас. Мы не оставались равнодушными к победам даже на малых участках магистрали. При проведении мероприятий в Доме культуры всегда звучали песни о БАМе и отмечались основные вехи строительства.

   В городе Тынде в мае 1977 года проводился I слёт победителей похода комсомольцев и молодёжи по местам славы отцов. А в июле 1980 года проходил II районный слёт победителей Всесоюзного похода комсомольцев и молодёжи по местам революционной, боевой и трудовой славы советского народа, посвящённый 110-й годовщине со дня рождения В.И. Ленина и 35-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г. В слётах принимали участие более 100 молодых строителей БАМа из его 10 подразделений и команда золотодобытчиков прииска «Соловьёвский».

   Время неумолимо движется вперёд, но гордость за поколение строителей БАМа живёт в памяти нашего народа. Спасибо работникам культуры филиала «Центр развития культуры» с. Соловьёвск за вечер, посвящённый 40-летию БАМа. Рассказ истории стройки, кинохроника и песни о БАМе вновь оживили в памяти незабываемые дни. Кажется, 10 лет этой стройки пролетели как одно мгновение. Трудовые будни, усталые, но счастливые лица бамовцев навсегда останутся в истории нашей России великим подвигом.

   Виталий Кабалкин своё стихотворение «БАМу – 40 лет» заканчивает словами: «Живёт, друзья, живёт дорога, которую, в тайге пробили мы!». И это правда. Маргарита Васильевна Губанова, с. Соловьёвск

   

   Давайте вспомним некоторые стихи этих прекрасных женщин, написанные в те годы.

   Тамара Шульга
         Мои друзья – градостроители
         с морщинками у жестких губ.
         Они такое в жизни видели,
         что вряд ли где-нибудь солгут.
         Теперь, раскиданные временем,
         седые даже – не беда,
         все будут сильными и верными,
         красивыми, как города.
         Но крикнется и отзовётся
         и вспомнится не раз,
         как странно,
         как трудно вырывалось солнце
         из лап морозного тумана.

   ПИСЬМО СЕСТРЕ
         Что тебе сказать о Тынде…
         Строим, спорим, писем ждем,
         Ходим в «макси», ходим в «мини»
         И в жару, и под дождём.
         Дышим пылью, дышим лесом,
         Влюблены в туман и гром,
         Но у нас такие рельсы,
         Что не описать пером.

   

   Надежда Пузыревская
         Был нелегким путь мой первый,
         Встреча первая с тайгой.
         Незаметно, постепенно
         Становилась я другой.
         Я училась сутки мерить
         Не по солнечным лучам,
         Я училась людям верить
         Не по ласковым речам.
         Над тайгой свистели ветры,
         Проносился ураган,
         Но ложились километры
         Покорённые к ногам.

   Их стихи резко отличались от текстов других авторов, претендуя на публикацию не только в газете «Байкало-Амурская магистраль», но и в областной печати. Тамара и Надежда стали своего рода и первыми учителями начинающих авторов. Вместе мы и готовили стихи молодых на очередное заседание литобъединения. Помогали словом, советом, делом. Заставляли переписывать стихотворения до десятка раз, пока не получалось то, что называлось поэзией. Планку поднимали не на всю высоту, понимая, что далеко не всем она может покориться. И в то же время они и сами учились у начинающих, так как не считали себя мастерами поэтического цеха. Больше всех требований предъявлял я, прежде чем стихотворение появится на страницах газеты. Это и определяло успех. Фамилии студийцев активно стали появляться в печати, их стихи зазвучали на радио, фестивалях авторской песни, клубных вечерах. Начинающие со временем сами превратились в учителей, рос и авторитет «Звена» как поставщика бамовской поэзии.

   Особенно активно заработали студийцы, когда в Тынде появился работавший до этого на Южной дороге член Союза писателей СССР начальник отдела энергетики, сигнализации и связи Дирекции строительства БАМа Олег Головко. Тематический диапазон его творчества был весьма широк. Воспитанник украинской школы, он писал как на родном языке, так и на русском, что совершенно не мешало одно другому. На литературных посиделках мы с удовольствием слушали украинские и российские вирши, написанные Олегом. Его появление изменило весь ход нашего учебного процесса. Головко был автором нескольких книг, изданных в разных издательствах Советского Союза, и имел право учить, критиковать, требовать. В то же время Олег вплел в нашу деятельность нить доверия друг к другу, доброжелательности, влил каждому из нас особый заряд бодрости, чередующийся с искрящимся юмором. С ним было легко и просто. Он притягивал к себе не только студийцев, на литературные посиделки, которые одно время проходили в бочке Диогена, где проживал Головко, собирались люди, объединённые одной профессией – строитель.

   Вспомнив Олега, сразу же вспомнил и его строки из стихотворения «Улица Диогена»:
         С гордостью откровенной
         Всем сообщаю я:
         На улице Диогена
         Третья бочка – моя!
         Здесь мы живём – не тужим –
         Все, кого тропы свели.
         Вместе готовим ужин,
         Песни поём свои.
         Мерзнуть нам нет опаски
         После дневных забот.
         Добрый Волоколамский,
         Спасибо тебе, завод!
         Людям твоим рабочим,
         Взявшим бураны в плен,
         Низкий поклон за бочки,
         Где в каждой живет Диоген.

   У Олега Головко много прекрасных стихов, написанных в далекие уже семидесятые годы прошлого столетия. Они отражают дух строителей того времени, великую эпоху братства и созидания. Приведу лишь одно из них:
         Здесь порою, я это не скрою,
         Каждый мускул путейца болит,
         И диспетчер охрипнет порою,
         И на трассе связист недоспит.
         У кого-то не выдержат нервы,
         Он трусливо уйдет из игры.
         Нелегко, понимаю, быть первым,
         Но не легче, поймите, вторым.
         Его в недра свои не пускает,
         Защищаясь, природа сама.
         В насыпь оползни сопка бросает,
         Реки горные сходят с ума.
         Но, семьи комсомольской полпреды,
         Мы прорвемся сквозь каменный град,
         Потому, что есть жажда победы –
         Выше славы и выше наград.
         Потому, что великим народом
         Нам великое дело дано,
         Потому, что такой мы породы,
         А иначе и быть не должно!

   Набираю последние строки стиха, а перед глазами телевизионные кадры новой истории Украины. Как могло такое случиться? Ведь и белорус Шестак, и русская Пузыревская, и украинец Головко как десятки людей других национальностей были когда-то одним великим народом, разговаривали на одном языке, претворяли в жизнь одни цели, решали одни задачи. Как жестоко изменился мир после распада Советского Союза, какие уродливые формы приобрела свобода, о которой все время хвастаются Америка и Европа и о которой в советское время трезвонили правозащитники. Кто даст нам совет, как пережить время, замешанное с кровью и ложью? Когда оно нас рассудит? Вопросы, вопросы, вопросы…

   Я думаю, читатель простит меня за уход в сторону от поэтического наследия БАМа.

   Объединение постоянно расширялось, к нему присоединились плотник МК-47 Владимир Мальков, боец отряда «Волгоградский комсомолец» Владимир Гузий, плотник СМП-573 Павел Анисифоров, инженеры Геннадий Юм и Валерий Смирнов, журналист Варвара Солнцева. Это только Тында. Кипела литературная работа и на других направлениях. Ургал растил Владимира Замулаева, Усть-Кут – Любовь Сухаревскую, Дипкун – Александра Симакова, Алонка – Евгения Сакина, Беркакит – Владимира Юринского, Шимановск – Александра Астафьева. Практически каждый посёлок имел своих поэтов.

   Из перечисленной когорты особо хочу выделить Владимира Гузия, с которым познакомился в первые дни приезда Володи на БАМ. Наверное, судьбе было угодно, чтобы мы встретились. Весна 1975 года. Будучи в Моготе, заглянул в общежитие, где только что разместились посланцы комсомола Волгоградской области. В коридоре барака бросилась в глаза стенгазета «Волгоградский комсомолец». Среди материалов, рассказывающих о пути на БАМ, обратил внимание на стихотворение, под которым стояла подпись: В. Гузий. Автор в поэтической форме высказал свои мысли, своё я к произошедшему в его жизни событию. Высказался незаурядно, чем и заинтересовал меня. Проходящий мимо парень и привел меня в комнату, где мы и познакомились. Володя, стесняясь, признался, что пробует писать, но пока рано выносить сочинительство на публику. Стихотворение в газете – первая попытка публичности написанного. Покидая общежитие, мы договорились не терять друг друга.

   Так оно и было. Смерть Володи в 2009 году прервала наши отношения, но не отодвинула друг от друга, не развела в разные стороны. Со мной его образ, его прекрасная поэзия, к которой все чаще обращаюсь в последнее время.

   

   РОДНАЯ СТОРОНА
         Кто-то скажет: «Здесь разруха!
         Всё ветшает там и тут».
         Но зато у нас на БАМе
         Люди добрые живут.
         Брат не прёт войной на брата,
         И не судится сосед.
         Вместе в радости и горе
         Мы живём уж 40 лет.
         Здесь идут за ручку рядом
         Русская и армянин.
         Никому совсем нет дела:
         Ты – татарин иль грузин.
         Отмечаем всем посёлком
         Пасху, Новый год, Навруз.
         И никто не щурит взгляда:
         «Ты казах иль белорус?».
         Здесь страшнее нет обиды,
         Чем без «Здравствуйте!» пройти,
         Потому что на работу
         Всем идти нам по пути.
         Сплетни? Это да! Не скрою.
         Но без них так скучно жить!
         Ведь как хочется порою
         Всем о чём-то говорить.
         Если хоронить – всем миром,
         Коль гулять – так всем гуртом.
         Мы не делим «наше-ваше»,
         Бог рассудит нас потом.
         Даже, если вас судьбою
         Вдруг забросит за моря,
         Вы останетесь моготцем,
         Будь вы Тофиг иль Илья.
         Выросли в родном Моготе.
         Все мы – дружная семья.
         Вспоминая, вы вздохнёте:
         «Это – станция моя!».
         Приезжайте, шлите письма!
         Не волнуйтесь, вас здесь ждут.
         Потому что здесь, в Моготе,
         Люди добрые живут.


   Елена Макаренко, заместитель директора Моготской школы

   

   Приехав на БАМ из разных уголков страны, молодые парни и девушки не имели опыта не только транспортного строительства, но и житейского, не говоря уже о литературной работе. Но опыт – дело наживное. И он появился. Размах стройки, уникальность природных условий вызывали у молодых строителей глубокое чувство сопричастности к великому делу, питали их энергию и жажду творчества. И в то же время они критически относились к своим стихам, к тому, что выносили на суд читателей. В этом отношении весьма поучительными для начинающих были стихи Надежды Пузыревской, с которыми мы постоянно знакомили новичков творческого процесса.

   Велик соблазн писать о БАМе,
         Но если нет в стихах души,
         Я говорю себе: «О маме,
         О дочке лучше напиши».
         А не секрет, ведь есть поэты,
         Что, слово «БАМ» втолкнув в стихи,
         Уже уверены – за это
         Им все отпустятся грехи.

   Пузыревская знала цену слов. Её основная профессия – геодезист, и прошагала она до БАМа не одну сотню километров по таёжным тропам, прокладывая в необжитом краю дороги. Оставив свой след на БАМе, Надежда вернулась в Новосибирск, где проживает и сейчас.

   Не обмолвился я пока словом о главном инженере Байкало-Амурской железной дороги Леонтии Григорьевиче Махитарове. Не состоял он в литературной студии, но постоянно был в курсе наших литературных дел, нашей жизни. Он хорошо дружил с поэтической музой, которая и привела его в критические для БАМа дни к душевному всплеску и вдохновению. Его поэмы «Я защищаю БАМ!», «Живи и здравствуй вечно, магистраль!» буквально потрясли бамовцев. Автор открыто и честно высказал свое отношение к ликвидации дороги, дал отповедь клеветникам, пытавшимся втоптать в грязь многолетний труд строителей и эксплуатационников магистрали.

   Литературная студия «Звено» быстро становилась на ноги. В Тынде были проведены общетрассовые совещания молодых литераторов, где шел активный поиск новых имен. И, надо признаться, довольно успешно. Достаточно сказать, что после второго такого мероприятия семь бамовцев стали участниками Всесоюзного совещания молодых писателей. Вот их имена: Игорь Игнатенко, Тамара Шульга, Валерий Смирнов, Владимир Гузий, Евгений Сакин, Владимир Мальков, Иван Шестак. Пятеро из них занимались в поэтической секции, В. Смирнов – в прозаической, а я – в секции драматургии.

   Обсуждение их творчества на таком высоком уровне – свидетельство возросшего литературного мастерства, активной жизненной позиции авторов. В итоге рукописи большинства из них перешагнули границы БАМа, стали достоянием газет, журналов, альманахов, поэтических сборников, вошли в программы популярной в те годы радиостанции «Юность», репертуары некоторых театров. Творили в одном ритме со строителями, и нас охотно печатали.

   Говоря о «Звене», не могу не вспомнить активных студийцев. Их много, назову только тех, кто жил, работал и творил в Тынде и Тындинском районе: Игорь Игнатенко, Владимир Гузий, Геннадий Кузьмин, Владимир Романов, Иван Гарастей, Николай Шинкевич, Виталий Лукашенко, Владимир Матюшин, Борис Райнес, Владимир Архипов, Жанна Ржевская, Тамара Шульга, Надежда Пузыревская, Николай Вдовин, Тамара Гаврилова, Сергей Кокарев, Марина Либина, Евгений Мягков. Они не только творили, но и активно пропагандировали свое творчество. Члены студии часто выступали в клубах и рабочих общежитиях, в поселках трассы, перед школьниками. Активное участие принимали в традиционных Пушкинских праздниках поэзии. Они понимали: служить литературе – это прежде всего жить большими общественными идеалами. Они решали главную для себя задачу – писать о жизни. О чем впоследствии сказал в стихотворении «Слова имеют свойство воплощаться» Владимир Гузий. Здесь, на БАМе, к которому было приковано внимание всей страны, это ощущалось особенно остро.

   Сегодня многое вспоминается, оглядываясь на прожитые годы, перелистывая страницы памяти. К сожалению, отдельные мелочи, события она уже не сохранила, расплываются, теряя былые очертания, лица студийцев, которые много лет тому назад покинули Тынду и трассу. Все закономерно. Осталось нас, как говорится, раз, два и обчелся: Иван Шестак да Тамара Шульга. Вот и весь актив литературной студии «Звено». Возникает вопрос: «Почему нет продолжения?». Сошлюсь опять на время. Оно сделало свое дело. Литстудия существовала при газете «БАМ». Она являлась объединяющим фактором для творческих людей, связующей нитью. 7 марта 1997 года вышел последний номер газеты. Ее лишили статуса в связи с ликвидацией Байкало-Амурской железной дороги. Разумеется, остались без работы журналисты, потеряли место встречи литераторы, лишившись одновременно связи с другими газетами и издательствами. Все мы оказались на обочине великих перемен, обещанных новыми правителями новой российской истории. В этой ситуации не до песен было, не до стихов. Главный вопрос – как выжить? Отсюда потеря написанного, наработанного, выстраданного.

   Объединение не сохранили, но рукописи не пропали. Стихи снова стали появляться на страницах газеты «Авангард», новых газет, созданных на волне свободы без всяких запретов и цензуры. А в 2004 году Владимир Гузий собрал, пожалуй, полную антологию стихов о БАМе, написанных за тридцать лет с начала истории строительства великой дороги как самими участниками стройки, так и приезжающими сюда профессиональными поэтами. Речь идет о сборнике стихов «Цветы багульника», изданного Новосибирским издательством «Наука». Прекрасный труд оставил для всех нас и потомков великолепный поэт Владимир Свиридович Гузий.

   Появление этого сборника свидетельствовало о том, что поэтическое наследие БАМа сохранено. Оно огромное и еще совершенно не исследовано и не изучено. И опять же вопрос: «Кто этим займется?». Ответа на него сегодня нет. Не будет и завтра. Остаётся ждать, надеяться и верить.

   

   Письмо в тему. «Мы стране дорогу подарили…»(О ветеране станции Февральск)
   У Анатолия Валентиновича Петрашова с БАМом первое знакомство произошло в далеком 1974 году. В составе 80-ти бойцов студенческого строительного отряда Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта, был направлен в Мостострой №8 на строительство мостового перехода через реку Амур. Мостоотряд №26 базировался в посёлке Новый Мир Восточного участка БАМа. За два с половиной месяца работы студент 3 курса института получил первый опыт строительства мостов и заработал больше 1000 рублей.
   Через год, в 1975, со студенческим отрядом работает в посёлке Лиственнный Верхнебуреинского района на строительстве базы моста через р. Бурея.
   После окончания института Анатолий Валентинович был призван в ряды Советской Армии в Чегдомынский корпус железнодорожных войск. В должности заместителя командира роты по технической части мостового батальона на станции Сулук строил искусственные сооружения – водопропускные трубы, малые и средние мосты. Здесь, в 1977 году, на Дальнем Востоке родилась молодая семья, женой стала студентка Ленинградского института железнодорожного транспорта – Елена Иннокентьевна Пак.
   После окончания службы был приглашён в мостоотряд №26, с которым был знаком уже более пяти лет со времен студенчества. С 1979 года работает в Февральске на строительстве мостов через реки Селемджу и Быссу, в должности мастера строительных работ. После сдачи мостов и дислокации мостоотряда №26 в город Ульяновск в 1981 году Анатолий Валентинович остаётся в Февральске и продолжает работать в СМП-682. Вместе с женой строили, вводили в эксплуатацию объекты промышленной зоны Февральска: локомотивное депо, дом связи, котельную, очистные сооружения, ОРП (здание ПЧ-26), ПС-220, пост ЭЦ (где было выделено первое помещение для организации технической библиотеки в 1989 году).
   За своевременную сдачу объектов в эксплуатацию Анатолий Валентинович и Елена Иннокентьевна были награждены медалями «За строительство Байкало-Амурской магистрали».
   После завершения строительства объектов БАМа он продолжил работать в должности заместителя начальника по текущему содержанию пути в ПЧ-26 ст. Февральск.
   В настоящее время Анатолий Валентинович трудится на строительстве космодрома «Восточный» в должности ведущего инженера по техническому надзору.

   Елена Панкратова, заведующая ЛТБ ст. Февральск

   

   Иван Шестак, создатель литературной студии «Звено», почетный гражданин Тынды


   Дополнительно по данной теме можно почитать:


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Сайт Газеты "БАМ"
   Сайт Газеты "БАМ"
   Сайт Газеты "БАМ"