Фадеев А.А. на Амуре О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
книги              54
панорамы       58
статьи        5692
фото           6850








Первый литературный портал:



Стихотворение
Танец с пустотой

Стихотворение
Я в позднюю осень выйду






Статьи по теме

Культура и спорт









































Фадеев А.А. на Амуре

21 октября 2014 г.

   «Дальний Восток у меня в крови с детства» – эти слова Александра Фадеева могли бы послужить эпиграфом к рассказу о его жизни. Действительно, биография писателя теснейшим образом связана с Дальним Востоком – краем его детства и юности. Здесь он получил первую революционную закалку, сформировался как человек и коммунист. Будучи учеником Владивостокского коммерческого училища, Саша Фадеев пережил бурные события 1917 года, юношей вступил в партию, работал в большевистском подполье Владивостока и Сучана, ходил таёжными партизанскими тропами, участвовал в боях с японцами, колчаковцами, семёновцами. Эти факты биографии писателя известны каждому школьнику.

   Позднее, в 30-е годы, будучи уже прославленным писателем, Фадеев дважды приезжал на Дальний Восток, чтобы познакомиться с жизнью обновлённого края. Дальневосточная тема оставила глубокий след в его творчестве – романах, рассказах, очерках.

   Нашим землякам интересно знать подробности жизни Александра Фадеева, имеющие прямое отношение к Амурской области. Ещё сравнительно недавно они были известны немногим. «Белым пятном» в биографии автора «Разгрома» и «Последнего из удэге» оставалось, в частности, его недолгое пребывание на Амуре осенью 1920 года. Многие факты удалось восстановить по документам, хранящимся в фондах Амурского областного партийного архива, по воспоминаниям свидетелей тех незабываемых лет. Об этом времени жизни писателя рассказывает биографический очерк С. Н. Преображенского «Юные годы Александра Фадеева». Читателям-амурцам хорошо известны публикации благовещенской писательницы Л. Антоновой и особенно её роман «Заслон», одним из героев которого является Саша Булыга (А. А. Фадеев).

   Точная дата первого приезда Фадеева в Благовещенск нам неизвестна. По-видимому, это было в начале или середине сентября 1920 года. К этому времени Амурская область была полностью очищена от интервентов и белогвардейцев, но после трагических событий 4–5 апреля оказалась в железном кольце фронтов. На Амуре формировались боевые полки Народно-Революционной армии Дальневосточной республики, готовые дать отпор интервентам, если они попытаются начать наступление. Отрезанный от Центральной России, Благовещенск жил напряжённой жизнью. Он дал кров и пищу тысячам жителей Николаевска, ставших жертвами печально знаменитой «тряпицынской» авантюры. Он отправлял на фронты отряды добровольцев, встречал партийных и советских работников, прибывавших из захваченного японцами Приморья. Никто не оставался без дела.

   В числе коммунистов, разными путями прибывших в Благовещенск, был и молодой Александр Булыга (такая фамилия значилась в нелегальном паспорте Фадеева, выданном ему во Владивостоке). Вместе с ним сюда приехали его двоюродный брат Игорь Сибирцев и их соратница по владивостокскому подполью Тамара Головнина.

   Чтобы попасть на Амур, трое молодых людей совершили путешествие через Маньчжурию – с документами, на которых была виза китайских властей. До Харбина ехали по железной дороге, а от Харбина плыли на китайском пароходе «У-Тун» по Сунгари и Амуру. Такой путь в то время считался относительно безопасным. Но только относительно: Маньчжурия была наводнена белогвардейцами, и малейший промах мог иметь самые печальные последствия. Впрочем, эта «феерическая поездка», как её называл впоследствии Фадеев, окончилась вполне благополучно. Конечно, не обошлось без приключений. Много раз пароход садился на мель, дважды его обстреляли хунхузы. О всех перипетиях поездки Фадеев не раз вспоминал в письмах к друзьям, некоторые подробности её известны по воспоминаниям Т. Головниной «Друг моей прекрасной юности...».

   Александр Фадеев-Булыга был тогда совсем ещё молодым человеком; ему не исполнилось и девятнадцати лет. Однако за плечами у него был опыт подпольной и партизанской борьбы. Не удивительно, что вскоре после приезда в Благовещенск Сашу Булыгу направили на комсомольскую работу. Напомним: это было время рождения Амурского комсомола. На заседании Амурского областного Оргбюро PKСM 6 октября 1920 года кандидатура А. Булыги была выдвинута в состав комсомольского обкома. Об этом времени своей жизни Фадеев очень коротко рассказал в письме к В. П. Малышеву: «Первое время я работал по организации комсомола по линии Амурской железной дороги от г. Свободного до Зилова...»

   Работа была нелёгкой, а иногда и опасной. Однажды, как вспоминал впоследствии Фадеев, ему после командировки необходимо было срочно вернуться в Благовещенск. Это было в октябре, как раз перед ледоставом. От Сретенска до слияния Шилки и Аргуни плыли на пароходе, но здесь пароход был взят под войска: начинались операции против семёновских банд в Забайкалье. На руках у Фадеева был документ, разрешавший пользоваться любым видом транспорта, но эта «грозная» грамота не возымела действия. Пришлось воспользоваться лодкой. На ней Саша Булыга с двумя народоармейцами проплыл до Джалинды, а оттуда на «дрезине-качалке» добрался до станции Рухлово (ныне г. Сковородино).

   В Рухлове долго ждали поезда. Наконец, пришёл товарный состав. На одной из станций понадобилось сбегать в питательный пункт. «Пока я находился на пункте, – вспоминал Фадеев, – поезд увёз мои манатки. Ничего не поделаешь: пришлось идти ночевать в организованную мной ячейку, и только через несколько дней я прибыл в Благовещенск».

   С Благовещенском связано ещё одно памятное событие в жизни Саши Булыги: здесь он встретился со своими друзьями А. Бородкиным, П. Нерезовым, Г. Билименко – членами владивостокской «коммуны», бывшими учениками коммерческого училища. В дружеском кругу их называли в шутку «тремя мушкетёрами», а юного Сашу Фадеева – «д`Артаньяном». Но годы ранней юности были уже позади. Все четверо стали коммунистами, у каждого за плечами был опыт участия в Гражданской войне. «К этому времени мы уже испытали много тяжёлого, жестокого – видели трупы замученных карателями крестьян, потеряли в боях многих людей...» (из письма Фадеева к А. Ф. Колесниковой от 3 мая 1950 г.). Друзья Фадеева прибыли в Благовещенск из Николаевска, где, по словам писателя, «пережили чудовищную “тряпицынскую эпопею”». Встреча состоялась в начале октября. «Три мушкетёра» снимали квартиру в доме на Соборной улице (ныне ул. Октябрьская). Дом этот сохранился до наших дней (см. очерк Л. Антоновой «Здесь жил Александр Фадеев» – Амурская правда. 1974. № 67 (16213). 21 марта).

   Скоро, однако, пришлось распрощаться с друзьями, с Саней Бородкиным (Седойкиным) – навсегда: он погиб в бою под Казакевичевым в конце 1921 года.

   Пребывание Фадеева на Амуре было недолгим. С началом военных действий против Семёнова его направили в 3-ю Амурскую стрелковую дивизию НРА, где он очень короткое время служил инструктором политотдела, а затем был назначен комиссарам 13-го Амурского полка. В составе этого полка Фадеев принимал участие в наступлении на станцию Борзя. Его служба в Народно-революционной армии ДВР продолжалась до февраля 1921 года. На конференции военкомов, политработников и коммунистов армейских ячеек РКП(б) он был избран делегатом на X съезд партии и вскоре выехал в Москву.

   Второй раз А. А. Фадеев побывал в нашей области почти четырнадцать лет спустя. В сентябре 1934 года, вскоре после Первого Всесоюзного съезда советских писателей, он приехал на Дальний Восток во главе писательской бригады, куда, кроме него, входили Пётр Павленко, Рувим Фраерман и венгерский революционный поэт Анатоль (Антал) Гидаш, живший тогда в СССР в качестве политэмигранта. За время своего пребывания на Дальнем Востоке, продолжавшегося около года, Фадеев принимал деятельное участие в работе краевой писательской организации, редактировал журнал «На рубеже», работал над третьей книгой романа «Последний из удэге».

   В начале октября 1934 года писатель совершил поездку по Амурской области, побывал во многих колхозах, совхозах, на погранзаставах. Вот что он писал матери 3 ноября, после окончания этой поездки: «Всё предыдущее время ушло у меня на различные поездки: побывал в пограничных районах Амурской области, а потом в районе Барабаша и Славянки (в Приморском крае. – А. Л.), – всё это места, в которых я не бывал никогда... Сейчас на Дальнем Востоке жизнь значительно улучшилась. Колхозы почти повсеместно встали на ноги – особенно в Амурской области».

   Интереснейшие заметки сохранились в записных книжках Фадеева, относящихся к этому времени (они воспроизводятся в 5-м томе Собрания сочинений писателя). В них запечатлены мимолётные эпизоды, случившиеся во время поездки, встречи с разными людьми, психологические характеристики человеческих типов, портретные штрихи и т. д. Впечатления, что называется, просились на бумагу – столь богатыми и разнообразным они были. На их основе «оживлялись» старые и рождались новые творческие замыслы.

   В записных книжках контурно намечены темы и сюжеты произведений, над которыми писатель намеревался работать. Многие из них навеяны реальными фактами, прямо перекликаясь с тем, что Фадеев увидел во время поездки по районам Амурской области. Любопытен замысел рассказа «Дезертир». О нём можно судить по такой записи писателя: «Крупный работник, намеревающийся сбежать с Дальнего Востока, и сын его (пионер или комсомолец), бегущий из центра на Дальний Восток». В этой сюжетной коллизии была своя внутренняя логика, отнюдь не надуманная: тип «дезертирующего» работника не был редкостью. Одного из людей этого типа Фадеев кратко обрисовал в записи от 15 октября, сделанной в Благовещенске. Перекличка её с сюжетом задуманного рассказа не вызывает сомнений. В этом ненаписанном рассказе писатель хотел столкнуть романтическую мечту о подвиге с идеалом «мещанского счастья». В записных книжках сохранился также краткий план рассказа «Муха» – из жизни пограничной заставы.

   К сожалению, эти творческие замыслы не были реализованы: Фадеева захватила работа над романом «Последний из удэге». И всё же поездка в Амурскую область многое открыла писателю. Она обогатила его впечатлениями, которые не забывались с годами. В 1948 году, читая книгу Н. М. Пржевальского «Путешествие в Уссурийском крае», Фадеев поражался в ней «необычной точностью описаний местности и картин природы». Книга знаменитого путешественника заинтересовала его не случайно: она заставила задуматься о подвигах многих поколений русских людей – землепроходцев, мореплавателей, учёных, которые внесли громадный вклад в изучение далёкого края, ещё раз испытать чувство гордости за новых его поселенцев – простых русских крестьян, которые больше ста лет назад пришли на «край России», пришли «с необычной верой в возможность преодоления любых невзгод и лишений и верой в мощь свою, своего труда». Восхищали писателя слова «мужиков-дальневосточников», услышанные Пржевальским: «А даст бог пообживёмся, поправимся, всего будет вдоволь, так мы и здесь Россию сделаем...»

   Книга Н. М. Пржевальского оживила в памяти писателя впечатления детства и юности, как и более поздние впечатления, вынесенные из поездок по Дальнему Востоку в 1933–1935 годах. Снова вспомнились и «феерическое» путешествие через Маньчжурию, и плавание на пароходе по Сунгари и Амуру, и суровые нелюдимые берега Шилки, которые он видел в 1920 году, и поездку на «газике» в устье Кумары во время своего второго посещения Амурской области.

   У Фадеева было серьёзное намерение остаться на Дальнем Востоке, сделать его своим постоянным местожительством. «Я решил, – говорил он в 1935 году, – не покидать родной прекрасный край, остаться в ДВК, в Москву наезжать изредка». Многие обстоятельства заставили его отказаться от этого намерения.

   «Дальний Восток – почти моя родина». Эти слова писателя не были красивой фразой: любовь к молодому краю, привязанность к нему Александр Фадеев сохранил до конца своих дней.

   

   Лосев Анатолий Васильевич


   Дополнительно по данной теме можно почитать:


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Лосев А. В. Избранные труды по литературному краеведению Приамурья / Составление, редактирование, вступительная статья, примечания А. В. Урманова. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2011. – 404 с.
   Электронная версия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей