Сказочные истории Приамурья О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
книги              54
панорамы       58
статьи        5692
фото           6850








Первый литературный портал:



Стихотворение
Танец с пустотой

Стихотворение
Я в позднюю осень выйду






Статьи по теме

Культура и спорт









































Сказочные истории Приамурья

07 июля 2014 г.

   Легенды и сказки коренных дальневосточных этносов, несмотря на почтенный возраст и всевозможные исторические перемены, необычайно живой срез их культуры. Там обитают сильные и мудрые шаманы (правда, иногда встречаются злые и беспощадные), храбрые охотники и дамы их сердца — северные красавицы, тоже, к слову, находчивые и смелые. В сказочном мире все наделено душой и существует в гармонии — животные, птицы, реки, скалы, деревья. Легенды и сказки своего рода «кодекс чести» для людей этой земли или, как сейчас бы сказали, пособие по экопсихологии. Они словно бы примиряли человека и природу, объясняли многие явления, учили мудрому подходу к жизни.

   Это уже потом пытливые исследователи стали записывать и оставлять на бумажных носителях мифы, легенды, сказки, издавать книги, но прежде они существовали только в форме живого слова. И рассказывали их лишь те, кого природа наделила особым даром фантазировать, придумывать замысловатые сюжеты, прослеживать линии судьбы многочисленных персонажей. В приамурских стойбищах существовала традиция приглашать в дом такого сказочника, и это становилось настоящим событием. Собиралась вся семья, от мала до велика, приходили сородичи, чтобы послушать удивительные истории, которые могли происходить или действительно происходили когда-то в здешних местах, а может, в каких-то далеких и неведомых странах. Сказки чаще всего рассказывали по ночам, и это понятно. Вечер и ночь были единственным временем отдыха для взрослых, чьи дни наполнялись множеством важных дел — охотой, рыбалкой, ведением хозяйства, выделкой шкур зверей и кожи рыб, приготовлением пищи, воспитанием детей.

   Древние мифы, легенды, сказки наполняли повседневную жизнь аборигенов до краев и всегда были рядом. Среди охотников и рыбаков, которые надолго покидали свои семьи и отправлялись на промысел, тоже всегда находился сказочник. В полутемных зимовьях, а летом — у костра, он неторопливо вел соплеменников по чудесным тропам. И казалось, что сказки слушали все: люди, деревья, лесные обитатели, река, ночное небо. Одна история могла длиться несколько ночей подряд, сюжет закручивался в немыслимую спираль приключений, и на каждом витке появлялись все новые и новые действующие лица. Заканчивалась одна сказка и рождалась следующая.

   В легендах и сказочных историях приамурских этносов встречаются герои и образы, которые можно отыскать в культуре других народов мира. В этом уникальность жанра: он роднит людей самых разных национальностей. Но все же пространство легенд и сказок Приамурья обладает особыми чертами. Одна эпоха сменяет другую, все более уверенным становится шаг двадцать первого века, но это никак не отражается на сказочном сюжете здешних мест. Камни и скалы, озера и реки живут по своим законам, и даже иногда тайные знаки подают, которые указывают на незримое присутствие мифологических существ. Почти в каждой истории — недосказанность, и это позволяет ставить многоточие, чтобы вернуться к ней и попытаться разгадать еще раз...

   Пожалуй, стоит начать со знаменитой легенды о трех солнцах, которую в Приамурье знают практически все. Этот сюжет любят местные мастера и художники, он нередко встречается в декоративных панно, в орнаментах на бересте, графических листах. Легенда действительно интересная.

   ...Много столетий назад на этой земле все по-другому было устроено. В тайге зверя всякого водилось видимо-невидимо, в реках плескалась рыба, леса не скупились на ягоды, орехи, целебные травы. Люди уважительно относились к природе, и она не гневалась на них. Но однажды все изменилось. На небе, кроме обычного светила, появились еще два солнца и стали беспощадно жечь землю своими раскаленными лучами. Почернела земля и потрескалась, деревья и травы погибли, вода в реке кипела, словно это был котел, который поставили на огонь. Жар был таким сильным, что даже крылья у птиц обуглились. Говорят, что именно тогда появились в птичьем роду вороны.

   Люди, спасаясь от трех солнц, рыли глубокие землянки и не покидали их до самой ночи. Только вечером они осмеливались выйти наружу и видели страшную картину: сожженная земля, мертвая рыба в реке. Стали тогда люди молиться богу земли — дракону Кайласу, просили заступиться за род человеческий. Сжалился могущественный Кайласу и послал на помощь своих сыновей-близнецов Адо. Эти красивые и сильные юноши ничего на свете не боялись. Сначала они решили спасти рыбу, ту, что еще осталась в реке. Потому что всем известно, что это главная пища северных народов. Насобирали братья Адо множество плоских камней, привязали к голове каждой рыбины, и под этой тяжестью речные обитатели опустились глубоко на дно. А впереди было самое важное: сыновьям дракона предстояло убить два солнца, чтобы спасти землю от вымирания. Взяли братья-близнецы острые стрелы, натянули тугие луки и поразили первое солнце. Побежденное, оно укатилось в подземный мир. Со вторым пришлось повозиться. Солнце ловко уворачивалось от стрел, пряталось за высокими горами. Несколько дней отважные братья сражались с ним, из сил выбились, но — победили! Пронзенное меткой стрелой, оно тоже упало в темные глубины подземного мира, а на землю сразу же опустилась долгожданная прохлада. Люди выходили из своих землянок, воспевали отважных сыновей дракона Кайласу, били поклоны. С той поры братья-близнецы тоже стали богами, и называли их не иначе как Адо-сэвэни...

   Много тайн у Приамурья. Взять хотя бы «картинную галерею» неподалеку от нанайского села Сикачи-Алян. Близкое соседство с древними петроглифами наполняет его жизнь каким-то особым смыслом и полностью стирает грань между реальностью и сказкой. Сикачи-Алян, или, как говорят местные, Алян, деревушка маленькая, неказистая. Несколько домов взобрались на высокий холм над Амуром, остальные примостились в низинке. Но природа, обрамляющая эту деревню, подобна драгоценной раме. Весной на Сикачи-Алян опускаются черемуховые облака и смешиваются с розовой дымкой цветущих яблонь, лето буйствует зеленью, осенью все вокруг утопает в красках золота и огня, а зимой — река, сопки, лесные просторы, ветхие домишки уютно дремлют под серебряными снегами. Но главное сокровище нанайского селения — камни на берегу Амура. Кажется, что какой-то богатырь шутки ради рассыпал их, словно горошины, и забыл подобрать. На камнях — причудливые рисунки, сделанные рукой древнего и очень даже талантливого художника. В каждом рисунке — своя история, свой сюжет. Вот, к примеру, маска шамана. Брал он когда-то в руки свой бубен, ударял по нему колотушкой, и летела над рекой Черного Дракона (так в давние времена называли Амур китайцы, а нанайцы и ульчи — Большой рекой) таинственная песня. Она предназначалась богам, в ней шаман просил удачи для своего народа. А на этом валуне — лик северной девушки. Сразу видно, что была она красавицей. Многие храбрые юноши сватались к ней, да только строгий отец выбирал самого богатого. Он ведь как рассуждал: будет его дочь жить в достатке — станет счастливой.

   Вот еще интересные камни. На одном из них можно «прочитать» уже известную легенду о трех солнцах. В центре «картинной галереи» старый знакомый — «Космический лось», главный хранитель этого мира. Он-то уж точно знает все легенды и сказки Приамурья. К примеру, о том, как появились сюжеты на базальтовых валунах.

   ...На месте нынешнего Сикачи-Аляна располагалось в древние времена небольшое стойбище. Мирно протекала жизнь его обитателей, но в один из дней пришло несчастье. Проснулся вулкан, разгорячился не на шутку, выплеснул огненную лаву, и она мгновенно погубила маленькое стойбище и все живое вокруг. Спаслись только двое — муж и жена, которые еще раньше ушли на охоту за дальние перевалы. Вернувшись, они не поверили своим глазам: земля была покрыта пеплом, толстым слоем остывающей лавы, и ни единой живой души вокруг. Поняли мужчина и женщина, какая беда приключилась с их сородичами, два дня кричали, плакали от горя, пока не потеряли голоса. За это время земля практически остыла, почернела и стала похожа на черемуховую лепешку. А вот камни на амурском берегу все еще были мягкими. Пошли тогда муж с женой вдоль реки и стали пальцами рисовать на валунах. Они хотели оставить память о погибших, о родном стойбище. Жители здешних мест верят, что именно от этих чудом спасшихся людей, пошел нанайский род...

   Гостила я как-то в Сикачи-Аляне и зашла в дом к Екатерине Дмитриевне Мурзиной. Она хорошо знает обряды, поверья нанайцев, прекрасно помнит сказочные истории, которые слышала еще в детстве. Словом, баба Катя необычайно интересный собеседник. Мы говорили о многом, диктофон без устали отматывал пленку в кассете, и я радовалась новой и интересной «фактуре». В какой-то момент баба Ката наклонилась ко мне доверительно: «А эту историю я впервые рассказываю. Мне об этом еще дядя Леонтий говорил, когда ему было сто с лишним лет. Он сказал, что там, на камнях — рисунки. Их еще моя прапрапрапрабабушка рисовала...»

   Герои легенды о каменной старухе и семи ее дочерях тоже обитали недалеко от Сикачи-Аляна, а их каменные изваяния, застывшие на берегу реки Черного Дракона, — наглядная иллюстрация к древнему сюжету.

   ...Жила-была старуха с семью дочерями и младшим сыном. Время шло, состарилась мать, повзрослели девушки, но так и оставались незамужними. Вернее, женихи сватались к ним, но привередливые красавицы отправляли их восвояси. Старуха ворчала: «Кто охотиться будет, рыбу ловить?» Не выдержали дочери обидных упреков и ушли из дома. Осталась старуха с младшим сыном, истосковалась, еще больше состарилась. Однажды приснился ей сон. Встречает она своих дочерей и обращается к ним со слезами: «Ну что же вы меня покинули! Больная я совсем, силы в руках нет, глаза ничего не видят. Хоть бы словом с вами перекинуться перед смертью». Дочери же в том сне только кивают головами и молчат. Одна лишь заговорила и поведала о том, что попали они в царство мертвых и никак им не выбраться оттуда. Злой дух заточил их навечно и никогда уже не отпустит. Заплакали девушки от горя. «Тогда я к вам приду, — решила старуха. — Только дорогу мне укажите». Дочери рассказали, что неподалеку от их стойбища находится пещера — это и есть вход в царство мертвых. Стоит лишь прикоснуться к ее стене, и сразу окажешься в "буни«.

   Проснулась старая женщина, удивляется, какой чудной сон ей привиделся. Решила проверить, правда ли это, и отправилась на поиски пещеры. Сын ее отговаривал, но старуха была непреклонна. Пошла берегом Амура и увидела расщелину в скале. Заглянула вовнутрь, прикоснулась к холодной стене и... вмиг оказалась по ту сторону мира живых.

   Прошло время, и юноша, оставив сомнения, пошел к страшному месту, чтобы сразиться со злым духом и освободить мать и сестер. Легенда говорит, что он храбро сражался, и в какой-то момент ворота в царство мертвых открылись. Старуха и ее дочери выбрались из пещеры и решили бежать в родное стойбище. Казалось, что спасение пришло, но злой дух, собрав все силы, поразил юношу. И в тот же миг мать и семеро ее дочерей попали под злые чары и окаменели, превратившись в большие статуи. Так и стоят они на берегу Амура, величественные и строгие. Впереди старуха, за ее спиной каменный идол, а еще дальше — семеро девушек. Со временем магическая пещера и каменный ансамбль стали святилищем для северных этносов.

   Вообще в Приамурье немало странных мест. Например, есть озера, где в древности обитали водяные драконы, не слишком дружелюбные по отношению к человеку. И легенда на этот счет имеется — о коварном чудище из озера Дабанда. Старики называли его Симуром и говорили, что был он огромным и прожорливым. Встреча с ним могла закончиться для охотника трагедией, потому что хитрый дракон ловко заманивал несчастного в свои сети и мгновенно проглатывал.

   ...Как-то летом отправились отец с сыном на охоту. Самое время было панты добывать, пушнину заготавливать. Путь их лежал в сторону озера Дабанда, куда звери обычно приходили на водопой. Расположились охотники поодаль, шалаш соорудили, огонь развели. Старший отправился в тайгу, младший остался присматривать за костром. Уходя, отец строго-настрого приказал сыну не подходить близко к озеру, а когда вернулся, обнаружил, что мальчика нигде нет, костер угас. Догадался охотник, что погубил его Симур, заплакал. Но слезами разве горю поможешь? Начал он березовую кору срезать и в большие охапки складывать. Притащил бересту к озеру: поджигает и бросает в воду. Смотрит, а из глубины словно кто-то ее глотает. Целый день и всю ночь «кормил» охотник дракона, пока тот не всплыл кверху брюхом — объелся горящей бересты и погиб. Распорол отец Симуру брюхо в надежде, что еще сумеет спасти сына, но поздно: нашел он только мизинец...

   А еще нанайцы рассказывают, что где-то между Петропавловкой и Сикачи-Аляном, в районе залива, есть небольшое озерцо с бархатистыми берегами, словно бы подвернутыми вовнутрь. В нем тоже обитает водяной дракон. Старики уверяли, что однажды он выскочил из укрытия и погнался за человеком. К счастью, тот успел запрыгнуть в свою оморочку и уплыть.

   Легенды и сказки всегда предостерегали от неверных поступков, учили не нарушать табу. Люди и сегодня опасаются подходить слишком близко к запретным территориям, о которых идет речь в легенде или предании. Здравомыслящий рыбак не станет ночевать у того же озера Кади. Говорят, нехорошее это место. Охотник никогда не воспользуется заброшенным зимовьем, и если встретит его в тайге, ускорит шаг, опасливо обойдет стороной. Потому что кто его знает — какие духи, из каких легенд обитают там?


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   7 главных русских мер

   7 русских оскорблений

   7 русских суеверий


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Сайт Словесница искусств