Шаманы в Приамурье О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
книги              54
панорамы       58
статьи        5692
фото           6850








Первый литературный портал:



Стихотворение
Танец с пустотой

Стихотворение
Я в позднюю осень выйду






Статьи по теме

Культура и спорт















Статьи по теме

Религия




































Шаманы в Приамурье

07 июля 2014 г.

   Ещё 20-30 лет назад в Приамурье насчитывалось более десятка шаманов, а сегодня не осталось ни одного. Но «оленные люди», так называют себя эвенки, надеются, что у них всё же появится человек, способный камлать.

   - Вас столько людей прилетело, вертолет заказали, много денег израсходовали. Могли бы просто позвонить, я бы все сделал, - удивился Савей, когда за ним на стойбище прилетел вертолет от московских высоких чинов. В далекую якутскую тайгу они прибыли, чтобы попросить известного шамана оказать содействие в победе российской заявки на право принять зимние Олимпийские игры 2014 года. Савей камлал час, после чего сообщил москвичам радостную весть: «Духи сказали, что они удовлетворят вашу просьбу». Это было шесть лет назад. Уже тогда 70-летний Семен Степанович Васильев (Савей), живущий в поселке Иенгра на юге Якутии, был известен не только в нашей стране, но и за рубежом и его неоднократно приглашали на международные съезды шаманов.

   К Савею часто обращаются и амурские эвенки. Да и он сам помогает землякам, поскольку родом из Усть-Нюкжи. Одна из жительниц этого поселка рассказывала о недавнем случае, когда Савей явился тяжелобольному юноше из Усть-Нюкжи, находящемуся на лечении в Амурской областной больнице. Во сне шаман сообщил парню, что он пришел по просьбе его бабушки и пообещал, что поможет ему исцелиться, но болеть тот будет долго. А вскоре бабушке позвонила помощница Савея и сообщила, что шаман тоже видел во сне ее внука и что тот обязательно выздоровеет. Сейчас юноша почти здоров.

   Среди жителей Усть-Нюкжи до сих пор ходят легенды о местных шаманах, камлавших в поселке и в соседних поселениях. Например, В. А Николаев рассказывал о борьбе шамана с принявшей облик человека оспой во время эпидемии, охватившей местные стойбища. Шаманчикан, самый сильный шаман, дрался с Оспой-человеком в образе медведя - и победил его. С тех пор эпидемия прекратилась. Но Оспа предупреждал, что на одной из скал похоронил своего сына и «шуметь там не надо, иначе все плохо будет». А когда первостроители начали прокладывать БАМ, дорога прошла как раз мимо этой скалы. Поэтому на стройке много людей умирало. Так повествует эвенкийская легенда.

   Несколько лет назад в Усть-Нюкже могла появиться своя шаманка Елена Максимова. По рассказам жителей, Елена готовилась принять посвящение, ей уже сшили костюм и сделали бубен, однако вскоре она покончила с собой. Некоторые видят причину самоубийства во врачебном вмешательстве в нормальное течение ее «шаманской болезни». Сегодня эвенки высказывают предположение о том, что в поселке есть еще одна претендентка на роль шамана - Наталья Габышева. В роду у нее есть шаманы, и ее матери предсказывали, что в их семье будет молодая шаманка.

   В поселке Бомнак Зейского района, где усилиями коренного населения еще сохраняется традиционный образ жизни эвенков, последний местный шаман Илья Яковлев умер более 30 лет назад. Перед смертью он решил передать свои функции молодому преемнику Валерию Яковлеву. Но во время обряда посвящения случилось несчастье. В самый разгар, когда Валерий уже вошел в состояние транса, в помещение неожиданно вошла пожилая женщина, и молодой Яковлев в беспамятстве зарубил ее топором. Суд признал несостоявшегося шамана невменяемым и почти весь остаток жизни он провел в психиатрической лечебнице. Но, несмотря на этот страшный случай, вера эвенков Бомнака в шаманскую силу жива. В поселке от старожилов еще можно услышать рассказы о том, как шаманы лизали раскаленную кочергу, глотали горящие угли и высасывали ртом кишащих червей из ушей больного, после чего тот непременно выздоравливал. Старики рассказывают о том, как страшно было общаться с шаманом, как он видел все на расстоянии и предсказывал будущее, предостерегая от поступления в далекие университеты, и его слушались.

   Среди кочевых народностей Приамурья существует немало легенд не только о шаманах, но и о священных и запрещенных местах. Эвенки, живущие в верховьях Селемджи, знают о существовании особой пещеры. Геннадий Афанасьевич Стручков, житель села Ивановское, что Селемджинского района, рассказывает:

   - Мой дед, он шаманом был, говорил, что на реке Шевли пещера есть, а в ней - дыра, которая прямо в самый центр земли уходит. Это место плохим считалось, потому что там духи злые жили. Дед рассказывал, что в пещере много шаманов погибло: соревновались они, кто сильнее, и спускались туда на маутах (оленних арканах), да так и не выходили. Один шаман - сильный, настоящий - связал три маута, обмотался ими и тоже спустился в эту дыру, а снаружи его за концы арканов держали. Спускали, спускали - и вдруг как дернуло что-то вниз, они перепугались, маут отпустили и разбежались. А шаман так там и остался, не вышел больше.

   Аналогичную историю рассказала и односельчанка Геннадия - Татьяна Николаевна Сафронова, которой сейчас под восемьдесят лет. Она в детстве жила вместе с родителями недалеко от реки Шевли. Историю Татьяна Сафронова слышала от взрослых, которые запрещали детям приближаться к пещере, называя ее «одёкит» - святое место. На него издавна было наложено табу, и без особой нужды приближаться к проему в земле было нельзя. Но детворе все было интересно, и однажды Татьяна вместе с другими детьми тайком пришла к пещере. У входа на камне была нарисована белая стрела, указывающая направление.

   - Мы вошли в пещеру, а там ступени вниз: настоящие, словно человек специально камни так выложил. Долго мы спускались, совсем темно стало, тут какой-то звук услышали и так испугались, что выбежали. Больше мы туда не ходили, - вспоминает Татьяна Николаевна.

   Кроме пещер и возвышенностей, статус священного места у эвенков имеют и другие природные объекты: деревья особой породы и вида, необычные камни, ручьи, реки. Источником их почитания является будто бы заключенная в них особая сила. Например, Клара Сергеевна Абрамова из Усть-Нюкжи рассказывала о существовании камня в тайге неподалёку от их села, который, по убеждению многих местных жителей, способен забирать, «втягивать в себя» человеческое горе и болезни, исцелять душевные расстройства. Однажды на это место её, заболевшую, привёз брат. Рядом с камнем он проделал непонятный больной женщине обряд, посадил на камень и на некоторое время оставил одну. «Посиди, - говорит, - тебе обязательно лучше станет. Думай, вспоминай свою жизнь, радости и горе». Вернувшись, он вновь совершил обрядовые действия, и они отправились домой. По словам Клары Сергеевны, после этой процедуры она почувствовала себя лучше: «Думала, замерзну на этом камне, холодно ведь было в тайге. Но брат успокоил - и правда, камень вроде как теплый был. Я словно почувствовала, что ушло из меня что-то плохое в землю, в этот камень. И легче стало на душе».

   P.S. В материале использованы фрагменты недавно вышедшей в свет книги «Эвенки Приамурья: оленная тропа истории и культуры», написанной коллективом авторов, преподавателей АмГУ: Андреем Забияко, Станиславом Аниховским, Евгенией Воронковой (Завадской), Романом Кобызовым и Анной Забияко. Более 10 лет материалы для книги собирались в архивах и во время экспедиций в эвенкийские села и отдаленные стойбища. Также использованы материалы из личного архива Е. Воронковой (Завадской).

   

   Анна Азанова.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Сайт газеты "Моя Мадонна"