Торговый дом Кунста и Альберса О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
книги              54
панорамы       58
статьи        5578
фото           6589








Первый литературный портал:



Стихотворение
Отгремела канонада...

Стихотворение
Нет времени выбирать слова...






Статьи по теме

Культура и спорт















Статьи по теме

Архитектура













История последних лет торговой деятельности
Торговый дом Кунста и Альберса

24 июля 2019 г.

    На страницу главной статьи - Торговый дом Кунста и Альберса

    

    Фирма «Кунст и Альберс», основанная в 60-е годы XIX в., сыграла заметную роль в истории Дальнего Востока России. Первоначально ассортимент товаров, предлагаемых дальневосточникам немецкими коммерсантами, был почти такой же, как в бакалейной лавке из американского вестерна. В реестре товаров эпохи начального существования фирмы перечисляются рис, соленая рыба, мука, ремесленные орудия, инструменты, строительные материалы, сахар, чай, консервы, свечи, американские спички, нитки, сапожная кожа, тик, тонкий лен, оружие [1, с. 65].

    Однако довольно быстро торговля приобретала все более цивилизованные формы. В начале XX в. фирма «Кунст и Альберс» уже имела тридцать магазинов в городах и населенных пунктах региона. Большинство из них размещалось в собственных капитальных зданиях. Ориентируясь на обслуживание образованной и обеспеченной элиты из офицерства и администрации, фирма строила свои универмаги на центральных улицах, рассматривая их как зоны «престижного потребления». 1 апреля 1884 г. открылся один из лучших магазинов «только из камня и металла» во Владивостоке. В красивом здании разместились восемнадцать отделов: галантерея, ювелирные изделия, снаряжение для путешественников, оптика, охотничье оружие, парфюмерия, скобяные изделия, льняное белье, ткани, аптекарские и колониальные товары, вина, дамский конфекцион, мужской конфекцион, мебель, стекло и фарфор, а также меха и кожаные изделия. Таким образом, из мелочной купли-продажи в результате двадцатилетних неустанных трудов выросла торговля в современном для того времени универмаге, которым мог бы гордиться любой крупный европейский город. Интересно, что на родине владельцев торговой фирмы «Кунст и Альберс» в то время еще не было ни одного магазина, достойного сравниться с новым владивостокским.Подобные универсальные магазины с отделами, предназначенными для конкретных товаров, появились в Германии лишь на рубеже XIX-XX вв. [1, с. 103-104]. Одновременно с магазинами строились склады для хранения крупных партий продовольственных и промышленных товаров, производственные помещения, электростанции, жилые дома.Постоянно увеличивалась и прибыль фирмы. В 1876 г. доходы торгового до-маравнялись 29 700 руб., в 1879 г. они выросли до 51 700 руб.,в 1889 г. составили внушительную сумму в 264 700 руб., а в 1894 г. - 387 000 руб. [1, с. 83, 122, 142].

    В филиалах и отделениях торгового дома «Кунст и Альберс» в 1913 г. насчитывалось около полутора тысяч служащих, на социальные нужды которых фирма тратила солидную часть капитала. Неженатым сотрудникам за счет фирмы предоставлялись питание и жилье. Младшие по возрасту жили по двое в полностью меблированных комнатах, старшие и более опытные - поодиночке. Служащие, занимавшие руководящие посты, получали кроме жалования небольшую долю в прибылях или обороте своих филиалов, отделов или даже всей фирмы. Во Владивостоке, Хабаровске и других городах открывались библиотеки для сотрудников, вводилось бесплатное обучение подмастерьев. При крупных филиалах действовали клубы для организации досуга с целью держать служащих на расстоянии от злачных мест портовых и гарнизонных городов, могущих нанести ущерб их здоровью, нравственности и финансам. Во Владивостоке рядом с электростанцией, также принадлежавшей фирме, было построено здание с кегельбаном, обошедшееся в 42 000 рублей [1, с. 143-145].

    В годы Гражданской войны и иностранной интервенции торговый дом «Кунст и Альберс», несмотря на все трудности революционного и военного времени, продолжал свою деятельность, хотя и в значительно меньших масштабах,чем раньше [3, с. 106-107]. После советизации Дальнего Востока фирма в течение семилет оставалась одной из крупнейших частных торгово-промышленных компаний региона. В условиях, когда государственная и кооперативная торговля еще не могли обеспечить потребности дальневосточного населения в продовольственных и промышленных товарах, о ликвидации частной торговли речь не шла.

    Значительна была роль фирмы по привлечению иностранного капитала к развитию производительных сил государства. Например, финансирование ее торговой деятельности германским капиталом составляло к середине 1920-х гг. прошлого века около 300 000 руб. В Германии велись активные переговоры руководства фирмы с целью привлечения немецкого капитала к инвестированию в развитие каменноугольных копей на Сахалине, которые арендовала в то время фирма «Кунст и Альберс». Перспективны были и переговоры о торговом партнерстве с предпринимателями Японии и Китая (Российский государственный архив Дальнего востока (РГИА ДВ) Ф. р. 2422. On. 1. Д. 1398. Л. 40 об.).

    Фирма была лидером среди частных торгово-промышленных предприятий в торговле металлическими изделиями на Дальнем Востоке. На ее долю в 1926/27 г. приходилось 70% частного оборота металлов (РГИА ДВ. Ф. 2413. Оп. 4. Д. 1234. Л. 183). Активным было ее участие в продвижении на дальневосточный рынок товаров советского производства. Она являлась крупнейшим в регионе частным заказчиком больших партий товаров у отечественных фабрик и заводов, расположенных в центре страны, причем рассчитывалась за них наличными деньгами, что было немаловажным в условиях острой нехватки оборотных средств у российских предприятий.

    В 1924 г. государство поставило задачу вытеснить частника с оптового рынка, обеспечив преимущества государственной и кооперативной торговле. В русле этой политики проводился целый ряд экономических и административных мероприятий. На Дальнем Востоке в отношении частника не применялись жесткие административные меры, поскольку власти не могли гарантировать, что брешь в товарообороте, возникшая после «выпадения» из него частника, будет безболезненно для потребителя заполнена госторговлей и кооперацией [2, с. 370].

    Однако нельзя сказать, что частный торговый капитал вообще не ощущал на себе административного нажима. В начале января 1925 г. городские власти Владивостока потребовали от владельцев фирмы «Кунст и Альберс» передать городу большую часть принадлежащих ей строений: все здания магазина, конторы, товарные склады, помещения промышленных предприятий, общежития сотрудников, электрической станции, механической мастерской, завода красок, кофейного завода, бани с водяными баками, снабжавшими торговое предприятие водой. Всего на основании приказа отдела Управления Дальревкома от 7 января 1925 г. и постановления Примгубисполкома от 16 января 1925 г. подлежали муниципализации одиннадцать строений, расположенных на Ленинской, Суйфунской и Пекинской улицах. (РГИА ДВ. Ф. р. 2422.0п. 1. Д. 1398. Л. 3). Аналогичные намерения власти озвучили и в отношении недвижимости фирмы в Хабаровске.

    Руководство фирмы было категорически против подобного решения, расценив его как национализацию частного торгово-промышленного предприятия. 26 января 1925 г. предприниматели обратились одновременно в Народный комиссариат внутренних дел, Дальревком и Приморский губисполкомс ходатайством об освобождении от муниципализации своих строений, без которых они считали невозможным существование своего предприятия, в т.ч. потому, что строения являлись активным балансом, крупным капиталом, который служил надежным обеспечением кредита фирмы прежде всего на внешнем рынке. (РГИА ДВ. Ф. р. 2422. On. 1. Д. 1398. Л. 4).

    Дальревком в феврале 1925 г. отверг ходатайство фирмы «Кунст и Альберс» о незаконности муниципализации принадлежащих фирме строений в городах Владивостоке и Хабаровске, не увидев никаких оснований ни к отмене утвержденной муниципализации, ни к приостановлению приемки городскими властями от фирмы муниципализированных зданий. Кроме этого власти считали, что переход зданий фирмы в собственность города «ничуть не нарушает возможность функционирования фирмы» (РГИА ДВ. Ф. р. 2422. On. 1. Д. 1398. Л. 9). С этим мнением была солидарна и центральная власть. В мае 1925 г. Главное управление коммунального хозяйства Наркомата внутренних дел постановило отклонить ходатайство фирмы «Кунст и Альберс» о неправильной муниципализации их домовладений во Владивостоке и Хабаровске, посчитав,что «притязания упомянутой фирмы лишены всяких оснований». (РГИА ДВ. Ф. р. 2422. On. 1. Д. 1398. Л. 57).

    Экспроприированные здания местная власть сразу же предложила фирме взять в аренду, поскольку понимала, что вряд ли найдетсяплатеже-способныйарендатор из числа других предпринимателей, а содержать пустующие здания местному бюджету будетне под силу. Начальник Инспекции коммунального хозяйства Владивостока Голованов утверждал: «Вопрос о муниципализации строений не имеет прямого отношения к вопросу о возможности торговой или промышленной деятельности фирмы Кунста и Альберса, так как эта деятельность может продолжаться и в арендованном у Комхоза здании, причем... было циркулярное предписание ГОМХ не ставить фирме при заключении с нею арендных договоров никаких условий, которые сделали бы невозможной ее деятельность». (РГИА ДВ. Ф. р. 2422. On. 1. Д. 1398. Л. 15).

    Владивостокский консул Германии по этому поводу писал в своем докладе Министерству иностранных дел в Берлин, что «в пользу этой меры местных властей говорили и соображения чисто финансового характера, поскольку предполагалось сдавать муниципализированные дома прежним их владельцам в аренду, получив таким образом новый постоянный источник пополнения местных бюджетов» [1, с. 318].

    Предприниматели вынуждены были смириться с неизбежностью расставания с собственной недвижимостью. Но на этом давление власти на одну из крупнейших частных торговых фирм региона не закончилось. Следующим шагом была длительная борьба фирмы за относительно приемлемые условия аренды еще недавно своих же собственных строений. С середины февраля 1925 г. жалобы и обращения фирмы «Кунст и Альберс» были направлены в Дальревком. В них утверждалось, что назначенная властями Владивостока арендная плата в сумме 45 000 руб. непомерно высока и равносильна для фирмы закрытию ее торгово-промышленной деятельности. Приемлемой фирма считала сумму 12 000 руб. В Хабаровске вместо требуемой властями платы в сумме 15 000 руб. фирма готова была платить 6 000 руб. (РГИА ДВ. Ф. р. 2422. Он. 1. Д. 1398. Л. 30; 55).

    К сожалению, доступные источники не дают ответа на вопрос, какова же в итоге была арендная плата, но позволяют предположить, что власти были готовы на некоторый компромисс, поскольку, во-первых, должны были действовать в русле общей политики середины 20-х годов, в соответствии с которой чрезмерный административный нажим на частную торговлю объявлялся нежелательным. Во-вторых, источники позволяют заключить, что для дальневосточной власти в тот момент было крайне несвоевременными нежелательнымпрекращение деятельности таких крупных фирм, как «Кунст и Альберс» во Владивостоке и Хабаровске,обслуживавшей розничной торговлей не только эти города, но и весь регион. Она имела кроме торговых еще и промышленные предприятия, пользовалась кредитом на заграничных рынках. Фирма являлась самым крупным плательщиком государственных иместных налогов в губернии, ее полезность не раз признавалась местными властями. Ежегодно в виде различных налогов, страховых взносов, отчислений она перечисляла около 400 000 руб. Кроме того, она бы-лакрупным работодателем, ее закрытие грозило государству лишней заботой о трудоустройстве сотен занятых в ней служащих и рабочих (РГИА ДВ. Ф. р. 2422.On. 1. Д. 1398. Л. 40 об.).

    В конце 1920-х гг. положение частных торговых фирм существенно осложнилось: усилился налоговый пресс, сократился отпуск товаров частнику, были ужесточены условия расчета за товары, проданные частнику государственной оптовой торговлей, и т.д. С 1927 г. было прекращено кредитование частной оптовой торговли, а кредитование частного «розничника» стало орудием государственного регулирования его деятельности на внутреннем рынке. Широко использовалось закрытие кредитов тем, кто нарушал обязательства о продажных ценах. Государство строго следило, чтобы один и тот же частник не пользовался одновременно кредитами нескольких банков.(Государственный архив Хабаровского края (ГАХК) Ф. 2. Оп. 1. Д. 42. Л. 182).

    Даже крупные торговые фирмы, к числу которых относилась и фирма «Кунст и Альберс», уже не могли нормально вести дела. В 1927 г. «Кунсту и Альберсу» пришлось заплатить за аренду в прошлом их собственного здания во Владивостоке 26 000 руб., а в 1928 г. городская администрация потребовала уже 61 000 руб. [1, с. 318]. В 1928 г. было поставлено под вопрос существование отделения фирмы вХабаровске из-за конфликта, возникшего у филиала с Хабаровским Центральным рабочим кооперативом(ЦРК) по поводу аренды помещения под магазин. На стороне кооператива активно выступило бюро Далькрайкома ВКП (б). В результате долгих споров и разбирательств помещение фирмы в Хабаровске было сдано с торгов и его получил ЦРК. Одновременно была решена судьба самого отделения фирмы в Хабаровске. Бюро Далькрайкома ВКП (б) «признало возможным ликвидировать торговое предприятие «Кун-ста и Альберса» в Хабаровске» (ГАХК. Ф. 2. On. 1. Д. 98. Л. 17). Так, Хабаровск был лишен одного из крупнейших магазинов (в 1923/24 г. его оборот составил 10,5% от всего городского товарооборота), который с 1894 г. вел универсальную торговлю, предлагая покупателям посудо-хозяйственные, скобяные, москательные товары, готовое платье, игрушки и т. д. (ГАХК. Ф 50. Оп. 1. Д. 3. Л. 12).

    Для того чтобы «восполнить уход с рынка «частника», в соответствии с партийными указаниями того времени, Хабаровский ЦРК должен был расширить свой оборот по необходимым товарным группам. Но сделать это самостоятельно он не смог. Поэтому Дальбюро распорядилось «распределить товарный ассортимент фирмы между ЦРК и Дальторгом, передав последнему весь специальный ассортимент (железоскобяные, москательные и другие товары, не входящие в ассортимент ЦРК)». В протоколе заседания Даль-бюро особо подчеркивалась необходимость «при практической ликвидации Кунста предупредить возможность изъятия им с рынка строительных и других особо необходимых материалов» (ГАХК. Ф. 2.0п. Г Д. 98. Л. 17). Другими словами, ликвидация торгового предприятия «Кунста и Альберса» в Хабаровске сопровождалась экспроприацией его товаров и передачей их кооперативной и государственной торговле.Власть обратилась к чрезвычайным методам борьбы с частником, встав на путь свертывания НЭПа и используя при этом методы периода военного коммунизма. Поскольку на Дальнем Востоке эти методы в годы Гражданской войны широко не применялись, видимо, справедливо было бы утверждать, что они явились во многом новыми формами воздействия на частную торговлю в регионе. Переход к ним ознаменовал начало активного наступления на частную торговлю.

    Итак, после советизации Дальнего Востока такие крупные игроки внутреннего дальневосточного рынка, как фирма «Кунст и Альберс», некоторое время продолжали свою деятельность. В период НЭПа государство использовало частный торговый капитал как временно необходимое дополнение к недостаточно развитой государственной и кооперативной торговой сети. Но в конце 1920-х гг. идеология взяла верх над соображениями экономической целесообразности и начался форсированный процесс вытеснения частника с внутреннего рынка НЭП был свернут, а вместе с ним прекратила свое почти 60-летнее существование на российском Дальнем Востоке и торгово-промышленная фирма «Кунст и Альберс».

    

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
    1. Деег Л. Кунст и Альберс. История немецкого торгового дома на российском Дальнем Востоке (1864-1924 гг.). Владивосток: Издателькийдом ДВФУ, 2012. 396 с.
    2. Дударь, Л.А. Государственное регулирование частной и иностранной торговли на Дальнем Востоке в 1920-е гг. // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. Благовещенск : Амурский гос. ун-т, 2002. С. 369-375.
    3. Дударь, Л.А. Дальневосточная торговля в годы гражданской войны // Материалы Между-нар. науч.-практ. конф., поев. 80-летию окончания гражданской войны и иностранной военной интервенции на Дальнем Востоке. 23-25 октября 2002 г. Благовещенск, 2002. С. 105-112.

    

    ДУДАРЬ Лариса Александровна, кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории и архивоведения Школы гуманитарных наук Дальневосточного федерального университета. E-mail: dudar.la@dvfu.ru


    Дополнительно по данной теме можно почитать:

    Обязательство Торгового Дома «Кунст и Альберс» в Благовещенске

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

    Печатный источник - Журнал "Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке". - 2004, №1
    Электронная варесия - Главный редактор портала "Амурские сезоны" Коваленко Андрей