Аудио и радио архив О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      69
книги              71
панорамы       58
статьи        6569
фото           7144








Первый литературный портал:



Стихотворение
Давай, когда взойдёт луна...

Стихотворение
Я очень светлый и хороший человек?...






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Исторические реликвии
















Краеведческий радиосериал «Амурские волны»
Передача 61: Привет с Амура! История области в почтовых открытках

23 декабря 2015 г.




   

   

   

   

   Собеседник: Владимир Абеленцев, историк - архивист, хранитель фондов Амурского областного краеведческого музея им. Г.С. Новикова - Даурского. Ведущий: Михаил Митрофанов

   Дата выхода в эфир радио "ЭХО Москвы. Благовещенск" - 24 сентября 2015 года

   

   

   Расшифровка:

   Михаил Митрофанов – Добрый день! Это «Амурские волны» - краеведческий радиосериал. У микрофона Михаил Митрофанов, и сегодня снова наша программа в гостях у Владимира Абеленцева, историка-архивиста, хранителя фондов Амурского областного краеведческого музея имени Новикова-Даурского. Владимир Николаевич, добрый день!
Владимир Абеленцев – Добрый день, Михаил!
Михаил Митрофанов – Интересная тема такая, о которой мы с вами сегодня поговорим, это – издание альбома «Привет с Амура!» Вы являетесь автором… составителем, точнее, этого альбома…
Владимир Абеленцев – Да, как правило, автором называют людей, занимающихся литературным трудом.
Михаил Митрофанов – Хотелось бы, прежде всего, поинтересоваться: идея создания такого альбома – чья это идея? Когда она возникла и, собственно, зачем?
Владимир Абеленцев – Ну, если начинать сначала, то надо начинать с 80-х годов, когда меня прислали по распределению работать в Госархив Амурской области, и я, как человек, абсолютно не знакомый с окружающим жизненным пространством, заинтересовался изучением тех вещей, которые характеризуют Амурскую область и современную, и, конечно, ту, что уже ушла. На тот момент практически очень трудно было добыть какие-нибудь или литературу, или какие-либо сведения, относящиеся именно к краеведению города Благовещенска, к истории Амурской области. тем более это касалось иллюстративных материалов.
Михаил Митрофанов – А почему такие сложности возникали, это с чем связано было?
Владимир Абеленцев – Ну, это связано просто с неразработанностью темы. Вы же сам знаете, что дореволюционные проблемы, как правило, в то время проходили мимо внимания историков, ученых и, как правило, и краеведов, которые занимаются более близкими современными проблемами. Ну, а просто по своей профессии мне приходилось работать и с документами 19 века, и не только 19-го, можно сказать и с 17 века. То есть, очень трудно было найти какие-то вещи, особенно иллюстрационного характера. Очень мало фотографий сохранилось с начала 19-го века даже. Очень мало сохранилось открыток. И когда я в архиве обнаружил несколько десятков открыток, меня просто заинтересовало соответствие видов, зданий, которые были изображены на этих открытках. И с другой стороны, меня просто удивило, что провинциальный город в то время имел уже такую продукцию типографскую, достаточно высокого качества, и достаточно в общем распространенную, потому что для того времени тираж в 500-1000 открыток – это достаточно значительный.
Михаил Митрофанов – А какие вам открытки тогда попались, о которых вы говорите?
Владимир Абеленцев – По-моему, они хранились в фонде нашего известного краеведа Новикова-Даурского, потому что он был кроме того, что краевед, он еще был и собиратель открыток, и издатель. У него было много открыток, относящихся и к Благовещенску, и к Нерчинску, открытки во время его пребывания в плену в Японии, относящиеся к 1904-1906 годам. И вот тогда я их, как говорится, попытался сначала изучить и потом в общем мы с нашим фотолаборантом Игорем Калюжиным прошлись по городу, отсняли старые здания, которые сохранились, которые соответствовали. Из старой литературы подобрали снимки, то есть из специальных изданий различных, и виды города Благовещенска какие-то, и виды Амурской области. и сами сделали, кустарным способом, два комплекта открыток, относящихся и к Благовещенску, и к Амурской области, в которых воспроизвели как дореволюционные открытки, так и репродукции из книг. И мы их, в общем-то, тогда кустарным способом в архиве и продавали по нескольку экземпляров. Вот, собственно говоря, с тех пор это началось…
Михаил Митрофанов – То есть, это был такой кооператив небольшой у вас, или частное предприятие?
Владимир Абеленцев – Нет. Мы это делали именно для пропаганды архивных материалов. То есть у анс на обложке было написано «Госархив Амурской области», комплект… То есть мы просто старались распространить для тех же краеведов, поскольку тогда открытки и фотографии эти нигде не воспроизводились.
Михаил Митрофанов – Интересно, это было в 80-е годы, а что было потом, почему альбом-то только сейчас, уже в 2014-м году появился?
Владимир Абеленцев – В общем-то государство на такие мелочи не обращает внимания. Это частная инициатива отдельных лиц, или, может быть, иногда и учреждений. Эта тема была продолжена, когда я стал работать уже в Амурском областном краеведческом музее, и в коллекциях музея было около 1000 дореволюционных открыток российских и иностранных, и более 200 открыток, именно связанных с Амурской областью. И вот тогда я эту коллекцию собрал всю вместе воедино, описал, систематизировал. Это был 94-95 год. И, собственно, создал каталог для внутреннего пользования, и мы начали уже эти открытки использовать и в других изданиях, выдавали их потребителям, и на выставках их показывали. Ну, и постепенно, время шло, формировалась эта коллекция, усложнялась, увеличивалась, разрасталась. Из разных мест приходили и от частных лиц, дарителей, и случайно как-то попадались. Ну, в общем, у нас уже набралось около 500 открыток, которые связаны непосредственно с Амурской областью, Благовещенском различных издателей. То есть, можно было уже проводить источниковедческий анализ, можно было изучать, сравнивать, сопоставлять, делить на серее, выпуски, по издателям и т. д,, и т. д. Появился такой, именно основной материал для работы. И вот, уже года три назад, мы уже тут совместно с руководством музея решили сначала для внутреннего пользования сделать такое же описание коллекции.
Михаил Митрофанов – Это то, что уже легло в основу альбома?
Владимир Абеленцев – Да, третьей части, текстовой части.
Михаил Митрофанов – «Каталог почтовых карточек Амурской области начала 20-го века» называется этот альбом. Почему «начала 20-го века», когда вообще появились открытки впервые в Приамурье, когда началось их производство, фотографирование?
Владимир Абеленцев – Мы считаем, что это конец 1890-х годов, то есть где-то после 1895-го. Потому что есть открытки, которые оформлены, именно их оборотная сторона оформлена в соответствии с требованиями до 1900-го года. Это единичные экземпляры торгового дома «Ку?нст и А?льберс», но на них нет штампов, то есть они не датированы, мы не можем точно сказать, были они или нет. А вот первая датированная серия, которая полностью идет, это серия одного из потомков нашего благовещенского купца Ганса Вильгельма Дикмана, отец его держал довольно крупное предприятие, сын был младшим партнером, а потом сын пошел в другую фирму уже. Но он продолжал интересоваться этим делом и в связи с событиями 1900 года, очевидно, и была издана первая серия открыток, которая насчитывала более 21 вида.
Михаил Митрофанов – Владимир Николаевич, вы сказали, что там какой-то новый стандарт появился. Можно подробнее об этом?
Владимир Абеленцев – Ну да. Дело в том, что открытки первоначально были именно как средство почтового обращения. Иллюстрированные открытки, как правило, появились уже где-то после 95-го года. То есть сначала в столицах, с видами столиц и прочая-прочая. И потом уже захватило и провинциальные города, стало массовым явлением. И в каждый период изменялось оформление, стоимость открытки, марки, вид марок, которые наклеивались, и изменялось название. То есть, сначала это было «открытое письмо», потом стала «почтовая карточка».
Михаил Митрофанов – Ну, то есть существовал какой-то единый стандарт оформления?
Владимир Абеленцев – Да. Основные стандарты, они существовали, и они менялись в соответствие с временем. И поэтому можно определить примерный период, когда издавалась открытка, но не до года, потому что у нас просто нет материала самих издателей.
Михаил Митрофанов – Какое количество открыток в альбоме помещено и описано?
Владимир Абеленцев – Ну, у нас описано здесь более 800 открыток. То есть это совместные коллекции музея, Евгения Литуса и единичных коллекций благовещенских коллекционеров. То есть они тоже предоставляли нам какие-то материалы дополнительные.
Михаил Митрофанов – Наиболее известные и, так сказать, плодовитые что ли издатели вот таких открыток – кого вы можете назвать прежде всего?
Владимир Абеленцев – Ну, во-первых, это, как инициатор и первый издатель, это Торговый дом «Кунст и Альбес», он начинал в 1890-е годы и вплоть до четырнадцатого года издавал свои открытки.
Михаил Митрофанов – То есть, можно сказать, что это было (раз вы сказали, в 90-х годах только вообще в принципе появилось это все) в столичных городах, то здесь это было, что называется «в ногу со временем» тоже?
Владимир Абеленцев – Да. Приходилось мне и чужие коллекции просматривать и изданные коллекции все-таки воспроизводились в различных журналах. Благовещенск в этом отношении шёл на уровне немножко после столицы. А это было очень широко развито. Практически нет ни одного города областного, губернского масштаба, а то и даже вот, как Нерчинск – уездный городок, и там тоже издавались свои открытки.
Михаил Митрофанов«Кунст и Альберс» вы назвали, а кто ещё, крупные какие-то наверное торговцы, промышленники были?
Владимир Абеленцев – Ну, второй, или, может быть даже по количеству первый, потому что по количеству различных видов и серий превосходит, это «Торговый дом Чурина». Это наибольшее разнообразие и по времени, и по видам, и по сюжетам, то есть, он безусловно лидировал, хотя «Кунст и Альберс» начал первым.
Михаил Митрофанов – Это издатели, а авторы этих фотографий самих, которые брались для этих открыток, здесь кто лидировал, самые известные имена?
Владимир Абеленцев – Ну. Здесь мы не можем с достоверностью сказать, насколько именно авторы, то есть фотографии конкретных авторов были использованы в той же, например Чуринской серии, потому что просто у нас нет сопоставимого материала.
Михаил Митрофанов – А на открытках не указывалось авторство?
Владимир Абеленцев – Как правило, нет. Только издатель и всё. Ну, их было довольно много, и единственное, что мы можем точно говорить, что вот одна из серий «Кунст и Альберс» была выполнена благовещенским фотографом Зиминым. Он был служащий из Сибирского банка, очевидно, увлекался фотографией. Ему был заказ при подготовке к выставке 1913 года, посвященной юбилею Дома Романовых. Был заказ от города на съёмку видов города для представления на выставке. И вот у нас есть подлинные фотографии Зимина из его сохранившегося личного альбома, который к нам попал тоже неведомыми путями. И вот именно оригиналы многих открыток, которые изданы Торговым домом «Кунст и Альберс», они соответствуют именно прототипам Зимина.
Михаил Митрофанов – Тематика изображений на этих почтовых карточках в вашей коллекции, которая опубликована в альбоме «Привет с Амура», что там за тематика, это люди, виды какие-то, что там представлено?
Владимир Абеленцев – Тематика довольно разнообразна. Ну, в первую очередь, это видовые открытки. Это было характерно для всех городов, где они издавались. В первую очередь это популяризация родных городов, известных зданий, сооружений, и, поскольку большинство издателей одновременно являлись крупными купцами (у нас и торговый дом Алексеевых представлен, издавал собственные открытки), то предприниматели одновременно с пропагандой своего города, своей области, делали рекламу своим торговым и промышленным предприятиям. Павел Васильевич Мордин, известный золотопромышленник издал несколько открыток с видами драг. Он заявлялся комиссионером или представителем завода по изготовлению драг, и использовал их на своих приисках. Поэтому на его открытках показана драга Мордина там-то и там-то. Или зейский фотограф Варфоломеев. Одновременно он тоже являлся издателем. Но издателем самостоятельным. Он не был предпринимателем, хотя был достаточно зажиточным человеком. Он создал серию фотографий с видами горда Зея. То есть это то, что относится к золотодобыче, изыскатели, охотники. То, что он снимал, он потом и популяризовал в форме почтовых карточек.
Михаил Митрофанов – Насколько большой, именно с точки зрения истории, интерес, насколько это значимая, такая документальная форма сохранения истории, как почтовые открытки, фотографии?
Владимир Абеленцев – По большей части, в общем, занимаются этим именно коллекционеры-любители, хотя и довольно серьёзные. Но они рассматривают открытку только с точки зрения изображения, сюжета, изображённого на нём. Но очень редко они рассматривают его как средство информации. Средство коммуникации. Большинство альбомов, которые издаются, они воспроизводят внешний вид.
Михаил Митрофанов – Ну да. У вас как раз третья часть, именно там описание такое, научное уже: что изображено, и не только что изображено.
Владимир Абеленцев – Не только то, что изображено, но и воспроизведение текстов, которые сами по себе несут очень интересную информацию. Там и чисто бытовая какая-то информация, и общественного характера. Вот на открытке со зданием, деревянным, гостиницы «Манджини». Там надпись «гостиница сгорела тогда-то-тогда-то, торговый дом понёс убытки столько-то рублей»... Вот это прямо по свежим следам корреспондент посылает своему другу в другой город.
Михаил Митрофанов – То есть это уже исторический факт такой?
Владимир Абеленцев – Да. Тут мы уже определяем и время, и то, что это случилось. Что это вот в последующие годы скверик, где сейчас стоит «Снегурочка», как раз та часть, которая выходит именно на тротуар до магазина, вот там как раз и располагалась эта гостиница «Манджини». И в последующие годы там так и было, в общем-то, пустое пространство.
Михаил Митрофанов – Кому, в первую очередь, предназначен этот альбом, как вы можете охарактеризовать?
Владимир Абеленцев – В первую очередь это для обычных людей, для горожан, для тех людей, которые идут, смотрят здание торгового дома Косицина, и в то же время это воспроизведение того вида в альбоме, или те здания, которые уже были утеряны, изменили свой внешний вид. Например, нынешний пединститут, или раньше мужская гимназия. Нынешнее здание там надстроено было после пожара. И, собственно говоря, охрана памятников в 80-е-90-е годы, когда они собирали паспорта на здания, подлежащие государственной охране, то пользовались и фотографиями, и открытками нашего музея для того, чтобы сравнить внешний вид современного здания и старого. И те здания, которые стоят на государственной охране , хотя они используются по назначению, но внешний вид их запрещено изменять кардинальным образом. Ну, и специалисты архитектуры, то есть именно наши архитекторы, здесь мы даем всё, что сохранилось, то есть максимально возможную информацию по всем направлениям.
Михаил Митрофанов – Фонды музея – в массы, что называется, правильно?
Владимир Абеленцев – Да, совершенно правильно. Это в принципе по стандартам музейным и архивным считается надёжно сохранённым тот документ, или та информация, которая пошла в массы. Всё может быть, может случиться пожар, может наводнение случиться, но, если уже это размножено близко к оригиналу во многих сотнях и тысячах экземплярах, то это уже гарантия – сохраниться.
Михаил Митрофанов – Завершающий вопрос. Читаю здесь «Издатель – «Амурская ярмарка». Это чисто «Амурская ярмарка» издала этот альбом, или как-то участвовала и наша культурная власть?
Владимир Абеленцев – Когда мы начали непосредственно подготовку этого альбома, то мы, руководство музея то есть, работали над получением гранта по программе «Культура России». Мы составили технические условия на издание такого альбома, определили все его параметры, послали в министерство нашей федерации. Там они на основе наших условий разработали условия конкурса, в которых ничего не изменяли, сделали конкурс. Но этот конкурс чиновники из министерства культуры слили своей какой-то родственной фирмочке. И мы в течение года посылали три заявки, но три заявки наши каждый раз были отклонены по различным причинам, то есть абсолютно формальным. То один раз приказ о назначении директора им не понравился, значит «посылайте нам договор между министерством нашим культуры и директором», в следующий раз, значит, сроки, хотя…
Михаил Митрофанов – Это в московском министерстве?
Владимир Абеленцев – Да, да, Москва. И в конце концов получилось так, что конкурс выиграла вот эта вот подставная фирма, ей Министерство культуры перечислило деньги 500 тысяч. И через некоторое время нам приходит депутатский запрос, что «мы просим», значит, «ваши материалы передать этой фирме для того, чтобы она могла выполнить конкурс».
Михаил Митрофанов – А «депутатский» это от кого, что за депутат такой?
Владимир Абеленцев – Ну, я сейчас не помню фамилию одного из депутатов Федерального собрания, или Госдумы, да… (Смеётся).
Михаил Митрофанов – Забавная история. И что, и как вы поступили?
Владимир Абеленцев – Ну, мы, естественно полностью отказали. Слава богу, принципиальную позицию заняла Елена Ивановна Пастухова [директор Музея – прим.ред.], да.
Михаил Митрофанов – А наше Министерство культуры местное, оно что?
Владимир Абеленцев – Наше, оно помогало, то есть оно выясняло все эти вот моменты в Министерстве России. Помогало проталкивать наши эти самые, ну, естественно, организационным способом, вплоть до министра дошло. И тогда там и условия конкурса, и состав чиновников поменялся. Но дело было уже сделано. Сроки все прошли. И вот, эта московская фирма обращается к нам и слёзно просит отдать наши наработки.
Михаил Митрофанов – Чтобы они деньги могли освоить!
Владимир Абеленцев – Мы говорим: «Пожалуйста! Приезжайте, сканируйте, фотографируйте, описывайте… Ну, в конце концов, сошлись на том, что мы выступаем субподрядчиком, они переводят нам, предоплату делают до половины стоимости. И опять началась работа. Но это уже было тогда, это был ноябрь месяц, а мы должны были сдать не позднее 1 февраля готовый макет, то есть, почти до конца года мы переписывались и отбаяривались. А у фирмы крайний срок, который ей поставили, это первый квартал 2014 года.
Михаил Митрофанов – Но в итоге-то альбом был издан здесь?
Владимир Абеленцев – Ну, в итоге, с большими издержками. Ну, у нас осталось там 150 тысяч, и мы пошли вместе с «Ярмаркой» на такое дело, что мы отдаём Анатолию Васильевичу [Телюк Анатолий Васильевич, генеральный директор ООО "Амурская ярмарка" - прим. Ред.] эти 150 тысяч, он докладывает свои, и мы совместно выпускаем этот альбом. Вот, дался большой кровью!
Михаил Митрофанов – Да. Чудны дела твои, Господи! Ну, что же, спасибо! Сегодня мы беседовали с Владимиром Абеленцевым. Владимир Николаевич, спасибо вам за интересный рассказ. До свидания!
Владимир Абеленцев – Спасибо, до свидания!


   Дополнительно по данной теме можно почитать:

   Передача 62: Привет с Амура! Фотографии и фотографы


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Официальный сайтЭхо Москвы в Благовещенске